1. Вход
Главная страница
RSS
Главная » 2021 » Декабря » 28 » Интервью The Independent к двадцатилетию Братства кольца
Интервью The Independent к двадцатилетию Братства кольца
07:07

Интервью The Independent к 20-ти летию «Братства кольца»

Чтобы отпраздновать 20-ю годовщину “Братства кольца”, Сэм Мур пообщался с Йеном МакКелленом, Элайджей Вудом, Орландо Блумом и многими другими людьми со съемочной площадки. Разговор шёл от угроз Харви Вайнштейна отстранить Питера Джексона от проекта при создании адаптации, до того, чем эти фильмы стали для актеров. Читайте наш перевод, что из этого вышло.

“Боб Вайнштейн однажды предложил убить трех хоббитов”

Разработка фильмов Питером Джексоном началась в Miramax, студии, которой руководили Боб и Харви Вайнштейны. Братья изначально всецело поддерживали видение Джексона, но все испортилось, когда корпоративные владельцы Miramax, Дисней, контролировавшие финансовые дела студии, отказались давать зеленый свет бюджету, необходимому для фильмов. В результате Харви поставил Джексону и его команде, казалось бы, невыполнимую задачу - спасти их фильм.

Кен Каминс (менеджер Питера Джексона): Я помню, как Питер воодушевленно сказал мне, что причина, по которой «Властелин колец» теперь можно создать, заключалась в том, что технологии наконец-то догнали воображение Толкина. После того, как «Небесные существа» были профинансированы Miramax, Питер и [его жена и творческий партнер] Фрэн Уолш подписали с Вайнштейнами соглашение на первичное предложение. Это означало, что любую идею, которая у них появлялась, сначала нужно было представить Miramax. 

Марк Ордески (продюсер New Line Cinema): Я знал Питера с конца восьмидесятых и просто хотел с ним поработать. Когда он впервые приехал в Лос-Анджелес, он спал на моем диване, и мы вместе играли в Risk. Он написал сценарий продолжения «Кошмара на улице Вязов», который мы так и не использовали. Как ошеломленный поклонник «Властелина колец», у меня была ужасная раздвоенная реакция на это пребывание в Miramax, потому что, будучи молодым младшим руководителем, я пытался купить права. С одной стороны, я был взволнован тем, что это должно было случиться с режиссером, которого я любил. С другой стороны, я был расстроен тем, что не мог участвовать.

Каминс: Харви был в восторге. Мы нашли это очень обнадеживающим и подумали, что теперь у нас будет место, чтобы рассказать историю, только мы не обращали внимания на развитие отношений между Miramax и Disney. Дисней установил ограничение бюджета для Miramax, и «Властелин колец» значительно превышал то, что они могли сделать самостоятельно. Когда Дисней осознал бюджет и что мы собираемся снимать фильмы подряд, а режиссер совсем не фигурировал в списке лучших, они очень ясно дали понять, что не будут участвовать. Итак, начался очень мучительный процесс: Харви не хотел признавать отказ Диснея и в то же время сказал Питеру: «Это то, что ты должен сделать».

Боб Вайнштейн однажды предложил убить троих хоббитов. Дисней не хотел [экранизацию], а отношения между Питером и Мирамаксом испортились. Харви перешел от сочувствия к полной противопложности и стал угрожать Питеру. Он пригрозил, что Квентин Тарантино станет режиссером, если Питер не сможет сделать это одним фильмом продолжительностью два с половиной часа, что было полной противоположностью того, что он изначально обещал нам. В конце концов, я подошел к Харви и говорю: «Вы должны дать нам цену, по которой мы сможем выкупить проект». Традиционная сделка [для попытки продать собственность другой студии] которая выставляется на срок от 6 до 12 месяцев – Харви дал нам три недели. Он также хотел получить аванс в размере 12 миллионов долларов (9 миллионов фунтов стерлингов), чтобы покрыть расходы Miramax и вдобавок лично себе пять процентов от общей суммы, а также быть назначенным исполнительным продюсером. У нас было три недели, чтобы продать «Властелина колец» другой студии, или права стали бы принадлежать Харви, а он выгнал бы Питера из проекта.

Ордески: Они писали всем крупным и инди студиям, включая New Line. Я, наверное, 10 лет недоедал [основателем New Line] Бобу Ши рассказами о Питере, и он был знаком с ним по сценарию «Кошмар на улице Вязов». И вот Питер приходит со своей презентацией, которая представляла собой 30-минутное видео. Он отвечал на все вопросы, которые задавала студия: как он собирается использовать настоящих актеров и сделает их высотой в три фута; как создадут Голлума; почему Питер именно тот человек, который должен снять фильмы.

Каминс: Боб Ши был азартным игроком. Он бросил кости и сделал ставку.

Ордески: На самом деле это была идея Боба снять три фильма вместо двух. Первоначально предполагалось снять два фильма, и Боб сказал: «Если книги три, почему вы снимаете только два фильма?»

Каминс: Он сказал: «Толкин сделал за вас вашу работу. Он написал три книги, так что у вас есть три фильма », - и я пнул Питера под столом, не веря тому, что услышал. Они сказали «да» в понедельник, а к среде перевели 12 миллионов долларов. Харви был совершенно ошеломлен. Он настроил нас на поражение и ожидал, что мы проиграем. Но он получил свои пять процентов.

“Судя по всему, Шон Коннери прочитал материал и просто не понял его”

Несмотря на то, что «Властелин колец» был одной из самых популярных книг всех времен, звезды кино не выстраивались в очередь на роли в адаптации. Шон Коннери сказал Гэндальфу – «нет», как и Дэниел Дэй-Льюис. Вместо этого лучший британский драматический актер получил всемирную известность в возрасте 60 лет, а Вигго Мортенсен, на тот момент помощник актера, стал героем экшна.

Йен МакКеллен (Гэндальф): Мне никогда не приходило в голову, что это работа всей моей жизни. Фактически, все это началось после того, как я согласился сниматься в «Людях Икс», а даты [съемок] совпали с «Властелином колец». Когда я сказал Питеру Джексону, что не смогу этого сделать, я почувствовал себя вполне оптимистично. Я был тогда в ресторане, и Боб Ши кладет руки мне на плечи и говорит: «Я так рад, что ты в нашем фильме», на что я говорю: «Боюсь, я не смогу принять участие» и объясняю, почему. Он говорит, как и все продюсеры: «Оставьте это мне». [Режиссер Людей Икс] Брайан Сингер согласился освободить меня от всех обязательств, если «Властелин колец» отсрочит их съемки на пару месяцев. Они видели в этой роли только меня, потому что известные звезды сказали нет.

Ордески: Йен самоуничижался. Он отчаянно был нужен нам.

МакКеллен: Они просили Тони Хопкинса и Шона Коннери.

Ордески: Мы сделали предложение Коннери, но он сказал нет. Мы получили ответ только через несколько лет, но, видимо, он прочитал материал и просто не понял его.

Энди Серкис (Голлум): Мой агент позвонил мне и сказал, что они снимают «Властелина колец», и спросил, хочу ли я озвучить цифрового персонажа. Изначально я тогда подумал, что вообще-то для меня должна быть дюжина приличных, обычных ролей -- я не был актером озвучивания, и никогда не считал себя актером озвучивания. Я начал выстраивать Голлума психологически, эмоционально и физически, читая книгу и вникая в описания Толкина. Когда я искал вдохновения, моя кошка зашла ко мне на кухню и начала откашливать пушистый комок. Я наблюдал, как дрожит весь ее позвоночник, и этот звук, исходящий из нее, был похож на приглушенный голос, и я адаптировал это для прослушивания.

Элайджа Вуд (Фродо): Как вы понимаете, каждый живой, дышащий актер хотел пройти прослушивание в этом фильме. Я помню, как прочитал, что Питер их снимает, и очень обрадовался, потому что я обожал его “Небесных Созданий” – он идеально подходил для этой вселенной. Я не хотел проходить традиционное прослушивание, потому что для меня это очень сложный процесс с большим стрессом. Я хотел произвести как можно большее впечатление, поэтому оделся хоббитом и нанял тренера по речи поработать над диалектом. Затем я поехал в Гриффит-парк [в Лос-Анджелесе], снял кассету с разных ракурсов и отправил ее директору по кастингу. А через несколько месяцев Питер Джексон звонит и спрашивает, не хочу ли я быть Фродо.

Доминик Монаган (Мерри): Я прочитал в газете, что они пытались адаптировать книги и что Шон Коннери был выбран на роль Гэндальфа. Я тогда подумал: «Нужно спросить об этом у своих агентов». Так случилось, что кастинг-директор Джон Хаббард пришел посмотреть спектакль, который я ставил в Лондоне, и сказал мне, что хочет, чтобы я прошел прослушивание во «Властелине колец». Я прочитал книгу, и, как и большинство молодых актеров-мужчин, остановился на сцене, в которой Фродо смотрит на кольцо.

Орландо Блум (Леголас): Сначала я пробовался на роль Фарамира, которого в итоге сыграл Дэвид Уэнэм. Затем они позвонили мне и сказали, чтобы я записал пленку с пробой на Леголаса. Потом была еще одна встреча с Питером и Фрэн. Я помню, как мой агент позвонил мне, чтобы сказать, что я получил роль и я прыгал по квартире. Это было невероятно. Я не ожидал, что буду сниматься в кино сразу после окончания театральной школы.

Джон Рис-Дэвис (Гимли): Изначально я пробовался на Дэнетора, которого впоследствии сыграл Джон Ноубл. Я немного опешил, когда они сказали, что хотят видеть меня в роли Гимли, но, оглядываясь назад, могу сказать, что это был блестящий актерский состав. Я даже не думал, что «Властелин колец» выстрелит. Я думал, что финансирование прикроют, но у меня будет месяц отпуска в Новой Зеландии.

“Если режиссер неправильно подберёт актеров, он просто создаст себе трудности”

Ирландский актер Стюарт Таунсенд изначально был выбран на роль Арагорна, прежде чем его уволили за несколько дней до начала съемок. Он провел всю подготовительную работу к съемкам в Новой Зеландии, тренируясь и репетируя с остальным актерским составом, прежде чем его заменил Вигго Мортенсен.

Рис-Дэвис: Стюарт потрясающий актер, но Питер довольно рано понял, что он свернул не туда, куда надо. Это было правильное решение. Если режиссер неправильно подберёт актеров, он просто создаст себе трудности.

Ордески: Было ужасно, когда мы узнали, что Питер хочет уволить Стюарта. Я был в Лондоне, и мне позвонили поздно вечером, чтобы сообщить эту новость, и я приступил к составлению списка актеров: Рассел Кроу, Джейсон Патрик, Вигго Мортенсен. Питер и Фрэн уже были на шаг впереди, так как присматривались к Вигго.

Каминс: Я знаю, что для Питера и Фрэн это было трудное решение, да и Стюарт не заработал 10 миллионов. Он не был нужным парнем, и было достаточно рано, чтобы студия позволила Питеру передумать. Нам повезло с Вигго.

Рис-Дэвис: Вигго знал, что среди актеров, которые работали со Стюартом, может возникнуть недопонимание. Когда кого-то просят уйти, всегда неприятно.

Монаган: Вигго очень быстро влился в актерский коллектив. Нельзя представить, чтобы кто-то играл Арагорна, кроме него.

“Мы объездили всю Новую Зеландию в поисках подходящей живой изгороди”

Создание Средиземья было непростой задачей. Одновременно шло семь съемочных процессов, тысячи художников, мастеров и специалистов по визуальным эффектам объединились, чтобы создать это все, от травы в Шире до бороды Гимли.

Грант Майор (художник-постановщик): На создание «Шира» ушел целый год. Мы нашли сельский район Новой Зеландии, который напоминал описания Толкина, и нам пришлось убедить фермера позволить нам использовать эту землю. Потом мы все построили. Мы прокладывали дороги, строили дома, все эти каменные стены, и это было действительно похоже на строительство города. Мы объездили всю Новую Зеландию в поисках подходящей живой изгороди, а затем пересадили ее на площадку. Мы выращивали и пересаживали цветы, следя за тем, чтобы трава была подходящей высоты. Все это заняло год.

Дэн Хенна (арт-директор): Питер всегда подчеркивал, что это будет большой проект, и он хотел, чтобы всё было по-настоящему. Он не просто хотел использовать мебель, купленную в супермаркете. Каждая деталь была нашей работой. Ткани были самодельные, мы создали собственную керамику, мы сделали стекло, все столовые приборы в доме Бильбо были специально изготовлены. В фильмах было все создано специально под него. Делая дом Бильбо, мы думали о том, каким он был -- авантюристом, писателем, стариком, который жил один, но видел то, чего не видел никто другой. И было две версии его дома: одна для Йэна МакКеллена, а другая для дублеров.

Хенна: Мы относились к книгам как к Библии. В плане описаний, то, чего нужно было достичь, мы просто смотрели в книгах.

Майор: Все нужно было спроектировать в двух разных масштабах – один для Хоббитов, а другой для Гэндальфа. Нам надо было определить, насколько далеко друг от друга должны стоять актеры. Изначально хоббиты были высотой в три фута шесть дюймов, но Питер изменил их рост до четырех футов, потому что такой рост мы могли получить в фильме, и это был реальный рост двойников. Все было рассчитано математически. Нам также пришлось использовать масштабируемые материалы, такие как дерево и бумага.

МакКеллен: Мне постоянно приходилось иметь дело с масштабом. То я стоял на ящике, то Элайджа – на коленях. Если бы нас снимали с двух камер, я бы не смог смотреть ему в глаза, и наоборот. Я должен был бы смотреть на его живот, а он смотрел бы на кончик моей заостренной шляпы. Дублеры тоже играли большую роль в процессе. Они нашли очень крупного полицейского по имени Тол (Высокий) Пол, который был выше меня.

Монаган: Высокий Пол часто был нашим Гэндальфом. Его рост был около семи футов, а мы стояли на коленях. Йен все еще находился на съемочной площадке, если это была не просто съемка пути. Не помню дня, когда мы весь день были только с двойником, Йен всегда был рядом, и мы всегда были с Йеном.

МакКеллен: Для меня было очень полезно уделять время внешнему виду Гэндальфа. Я просто сидел перед зеркалом, примеряя все эти разные парики, бороды, усы и брови. Я наклеивал их, и люди подходили, рассказывая мне, что они думали. Я начал с бороды, доходившей до колен, как это описано в книге. Но это не подходило для фильма, который должен быть приближен к реальности, в котором такая борода выглядела бы нелепо.

Монаган: Когда нам приходилось работать со спецэффектами, Питер отлично рисовал эти мысленные картины за нас. Все было так наглядно, но реакция всех нас была довольно естественной, потому что мы никогда раньше не испытывали ничего подобного.

Рис-Дэвис: [Мой] грим был великолепен, но для этого требовался высококачественный клей, и он крепился к внешнему слою моей кожи. Он не был предназначен для повторного использования, и каждый раз, когда это делали, он убирал слой клеток кожи. В конце концов, раздражение дошло до того, что всё зудело, а лицо опухло. Мне было тяжело.

Серкис: Когда меня взяли, они не были уверены, будет ли это просто анимация или что-то еще, но Питер хотел, чтобы на съемочной площадке был актер. Он думал: «Зачем другим актерам что-то воображать, когда Голлум главный герой многих сцен?» Когда я приступил к съемкам, Питер сказал: «Мы собираемся снимать тебя, и мы будем использовать твою физическую форму». Сначала меня снимали с другими актерами, потом я повторно снимался в сцене с захватом движения, воссоздавая движения в сцене. Это был несложный процесс. Я никогда не забуду, как впервые увидел себя кукловодом Голлума – я поднимал свою правую руку, а Голлум смотрел на меня, и в ответ поднимал свою – это было необычно.

“Если бы у меня была татуировка после каждого фильма, в котором я снялся, я бы выглядел полностью разрисованным”

Проведенные вместе почти два года сделали актерский состав максимально приближенным к семье, в которой многие дружат по сей день. Братство на съемочной площадке превратилось в символ для татуировки, которую сделал каждый из девяти членов братства, чтобы отметить создание фильма (одного, правда, подменил дублер).

Монаган: В наш первый день съемок хоббиты катились с холма и падали друг на друга. Я думаю, что Питер специально начал с хоббитов. Мы много работали вместе перед сценами с Йеном и Вигго.

Вуд: Было действительно здорово работать вместе в тот первый день. У нас, хоббитов, была настоящая связь друг с другом, и было прекрасно, что все мы поначалу были вместе.

Монаган: Моя лошадь абсолютно ненавидела лошадь Билли Бойда. Понятия не имею, почему они их взяли вместе. Мы всегда были вместе, а лошади то и дело кусали друг друга. А еще я носил костюмы большого размера в первом фильме, ко второму я скинул пару кило в тренажерном зале, и костюм большого размера мне больше был не нужен, но они сказали мне перестать ходить в спортзал, поскольку им все равно придется шить для меня одежду такого размера.

Рис-Дэвис: Мне так понравилось работать с этим актерским составом, даже несмотря на то, что временами я был немного одинок из-за проблем с гримом.

Блум: Джон настоящий мужик. У него были реальные проблемы с гримом, но он был хорош в каждой сцене.

Рис-Дэвис: Девушки постоянно спрашивают меня, каково это было тусоваться с Орландо, а я каждый раз мягко указываю им на тот факт, что ему было 20, а мне 55. Если бы я проводил с ним много времени, было бы повод для беспокойства. Он идеально подошел под эту роль – просто талант.

МакКеллен: В мой костюм вшили карман, в который я мог поместить книгу. Атмосфера на съемочной площадке была такой дружелюбной. Такое ощущение, что мы попали на съемки большого семейного фильм. Для меня съемочная площадка – это куча неудобств, но Джексон создал прекрасную атмосферу. Всем хотелось быть там и помогать.

Серкис: Я проводил время на съемочной площадке в основном в одиночестве, и это меня устраивало из-за моего характера. Актерский состав, с которым я познакомился, на самом деле ограничивался Элайджей и Шоном Астином [которые играли Фродо и Сэма], и хотя потребовалось некоторое время, чтобы понять, что именно происходит, могу сказать, что они были невероятными. Когда вы снимаете сцену и просто смотрите актеру в глаза, не имеет значения, во что вы одеты, вы просто играете. В братстве был дух братства, они ходили делать совместные тату, а я больше всего времени проводил с командой по визуальным эффектам.

Рис-Дэвис: Если бы у меня была татуировка к каждому фильму, в котором я снималась, я бы выглядел полностью разрисованным. Пьяные эльфы и хоббиты вернулись после ночи разврата в Крайстчерче, заявив, что у них возникла прекрасная идея сделать татуировку в честь создания фильма и Братства Девяти. Поскольку я был членом братства, они сказали, что мне тоже нужно сделать ее. Я возражал, они настаивали, я отказывался, они настаивали. В конце концов я уступил и сделал самое мудрое, что может сделать актер, столкнувшись с проблемой, которая может быть опасной для жизни, – я послал своего дублера.

Блум: Я помню это немного иначе. В Новой Зеландии татуировки имеют большое значение для маори, и я помню, как думал, что хочу сделать татуировку. Думал, будет крутой подарок. И вот я рассказал это Вигго, он нашел этого великого художника, и мы записались к нему. Я пытался убедить Джона, но он думал, что мы подцепим что-нибудь. В конце концов, это сделал Брет Битти, его дублер. У нас есть фотографии того момента, когда мы все это сделали, и мы собирались сохранить это в секрете, но это была такая замечательная история, что она просто стала популярной. Думаю, Йен был первым, кто показал своё тату в телешоу.

“Больше всего ему нравилось сплетничать о давно умерших актерах”

Покойный Кристофер Ли, звезда более 200 фильмов и икона ужастиков, сыграл злодея Сарумана и, по общему мнению, был восхитительным человеком. В следующем 2022 году ему исполнилось бы 100 лет.

МакКеллен: Когда я впервые приехал в Новую Зеландию, Питер пригласил меня в ресторан и посадил рядом с актером, который играл Сарумана. При встрече со мной он объявил, что читал «Властелин колец» и всегда думал, что ему следовало сыграть Гэндальфа.

Монаган: Он был больше, чем жизнь. В прямом смысле. Примерно шесть футов шесть дюймов (~ два метра) в росте он был с таким громким гулким голосом. Он потчевал нас историями о Марлоне Брандо, Мэрилин Монро и Эрроле Флинне, и я просто рьяно слушал его. Он был на передовой во время Второй мировой войны, занимаясь какими-то безумными вещами, и я видел, как однажды он взял ручку и бросил ее в дерево, и она вонзилась в дерево, как нож. Он был впечатляющим джентльменом.

МакКеллен: Он нелегко относился к своей карьере. Он ожидал, что вы узнаете, кто он, но не более того. В тот момент он был на высоте, но его жена помогала вести его закадровую жизнь. Ему больше всего нравилось сплетничать о давно умерших актерах и рассказывать истории о Ларри Оливье. Я думаю, ему бы хотелось, чтобы его рассматривали в одной категории с кем-то вроде Ральфа Ричардсона. Получение рыцарского звания доставило ему огромное удовольствие.

Ордески: Кристофер Ли на ужине был лучшим гостем, который у вас когда-либо был. Его самая скучная история для другого покажется самой лучшей.

“Я сказал, что «Братство кольца» станет бóльшим, чем новые «Звездные войны»”

После выхода «Властелин колец: Братство кольца» стал пятым среди фильмов с наибольшей прибылью всех времен и оказал неизмеримое влияние на творческую и туристическую индустрии Новой Зеландии. Спустя двадцать лет фанаты со всего мира все ещё едут, чтобы увидеть места съемок. Во времена адаптации Средиземья от Амазон творчество Толкина остается такими же внушительным, как и раньше.

Рис-Дэвис: Я помню, как пресса довольно скептически относилась к Питеру Джексону и мне, когда мы говорили, что им нужно поднять свои ожидания. Я как-то сказал, что «Братство кольца» будет чем-то большим, чем новые «Звездные войны», а Питер тогда закрыл голову руками.

Майор: В Новой Зеландии действительно все разделилось на до «Властелина колец» и после. В фильме так или иначе было задействовано огромное количество населения. Правительство подключилось к нам и предоставило нам доступ к местам, в которые мы иначе не могли бы попасть, например, к экологически чувствительным районам. Благодаря фильмам туризм в Новой Зеландии начал развиваться, и многие люди до сих пор приезжают сюда из-за них.

МакКеллен: Я помню, как друг сказал мне, что моя жизнь изменится, а я ему не поверил. Я теперь известен как Гэндальф для людей, которые никогда не видели меня ни в чем другом. Меня это совершенно не тревожит – гораздо больше людей видели, как я играю его, чем Короля Лира или Ричарда III.

Рис-Дэвис: У меня 15-летняя дочь в результате моего повторного визита в Новую Зеландию [Рис-Дэвис познакомился со своей нынешней супругой, телеведущей Лизой Мэннинг, когда продвигал фильмы]. Она никогда его не смотрела, она также не смотрела «В поисках утраченного ковчега» [в котором он играл приятеля Индианы Джонса, Салла]. Но в прошлом я водил ее на собрания фанатов, и она была очень горда, что поддерживала меня и подтверждала, что я ее папа.

Блум: У меня настоящее белое пятно по большей части того периода [после выхода «Властелина колец» и «Пиратов Карибского моря»], потому что моя жизнь стремительно развивалась. Это было дико, а я не очень хорошо умел прятаться. У меня не было много знакомых, с которыми я бы мог поговорить о таком уровне известности. Это было очень странно. И на самом деле я впервые пересмотрел фильмы с сыном, потому что он их раньше не видел. Этот опыт во «Властелине колец» повлиял на все остальное, что я сделал в своей жизни. Мой сын большой поклонник фильмов, и он довольно беспечный ребенок. Он живет уникальной жизнью – немногие дети могут сказать, что их отец – эльф и пират. Я просто благодарен за все это.

Перевод: Всё о ТолкинеTolkienists.ru

Оригинал: The Independent

Категория: к/ф "Хоббит" и "Властелин колец" | Просмотров: 69 | Добавил: Admin | Теги: братство кольца, the independent, инетрвью | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0


Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
Tolkienists.Ru©2008-2022
Счетчики:
Яндекс.Метрика

Партнеры:
Связаться с нами:
Обратная связь

Оставить отзыв:
Гостевая книга



Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2022
Правила сайта Баннерообменник
Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
Кое-что об авторских правах