1. Вход
Главная страница
RSS

Туманы Лориэна
Автор: Aszarch;
Название: "Туманы Лориэна";
Возрастное ограничение: 16+;
Статус: закончен;
Краткое описание: Фрагмент трилогии "Последние Герои Средиземья". Летопись 2 "Тьма над Бездной". События происходят через две с половиной тысячи лет после Войны Кольца.
Глава 15. ТУМАНЫ ЛОРИЭНА

Ранним утром следующего дня Кима, Рудика и Стрижа схоронили у старой ивы на болотистом берегу речки Гладден. Земля, действительно, оказалась мягкой и податливой, а потому выкопать глубокую могилу не составило особого труда… Церемония похорон длилась недолго; никто так и не проронил ни единого слова на прощание, лишь Снежинка тихо плакала, прижимая к груди крохотную дочурку. Фридерик же, по своему обыкновению, отошел подальше, лишь краем глаз наблюдая за происходящим…
У другого конца прогалины сложили костер и, побросав в него трупы бандитов и завалив, как следует, сухим буреломом, подожгли. Пламя быстро превратилось в высокий столп огня, и по поляне пополз неприятный смрад от горящих тел…
- Ну, вот, пора в дорогу… - произнес Палландо, ни к кому конкретно не обращаясь. Просто констатировал факт.
- А нам-то как быть? Что нам-то делать? – воскликнул Горбань, обращаясь, почему-то, к Страннику. «Видать, старикан решил, что Арата средь нас главный», - отметил про себя хоббит и усмехнулся. За спиной «старика» маячили Томас со сварливой женушкой и его сынишки. Внучек видно не было. Возможно, они еще спали, но, возможно, супруга Горбаня попросту не выпускала их из повозки…
- Возвращайтесь назад… - промолвил Страж. – На севере вам делать нечего…
- Как же так? – воскликнул Томас. – Мы столько миль-то отмахали! Как же нам взад-то теперь вертаться?
- Очень просто! – проворчала Мена. – По следам своего же обоза! Авось, не заблукаете…
- В какой-то сотне миль к северу находится Каррок, - произнес Странник. Старикашка и прочие покивали, но нетрудно было догадаться, что о Карроке они слышат первый раз в жизни.
- Вблизи него расположен каменный мост через Великую реку, - продолжал человек.
- Мост! Ну, как же, как же! – сказал Горбань. Беженцы вновь закивали. «Они и о мосте-то никогда слыхом не слыхивали», - подумал хоббит.
- Так вот! Напротив моста стоят два огромных войска! – сказал Страж. – Мимо них вы не проскочите, даже не надейтесь! Впрочем, думаю, и близко к мосту вы не приблизитесь, поскольку оба берега патрулируют многочисленные конные разъезды. Уверяю вас, попасть в лапы ретивых вояк ничуть не лучше, чем повстречаться в лесной глуши с бандой беглых каторжников… Но даже, если случится чудо, и вам позволят таки продолжить путешествие - в чем лично я крайне сомневаюсь! – то вам следует знать, что на леса в верховьях Андуина давно положили глаз кланы беорнингов. А они не привечают незнакомцев! К северу же от Серых гор все степи кишат бандами орков и волками… Так что, возвращайтесь-ка назад, в Митлориэн! Ибо здесь, как вы уже убедились, жизни вам не будет!
- Ах ты, горе-то какое! – только и воскликнул Горбань, в отчаянии хлопнув в ладоши. – Неужто, вы нас бросите в нужде? Я ведь так понимаю, что бежите вы с севера, а значит, держите путь на юг… - Путники переглянулись. А старичок-то сообразительный, заметил Фридерик. – Почему бы нам, к обоюдной выгоде, так сказать, не продолжить путь вместе? Мы с вами и едой поделимся, и прочим…
Интересно, что имеет в виду старикашка под «прочим»?» – проскочила в голове хоббита недобрая мыслишка…
- Куда бы мы ни направлялись, нам не по пути! – отрезал Палландо. – А потому, прекратим эти пустые разговоры!
- А коль на нас дружки бандитов этих нападут? – спросил угрюмый Томас. – Решат помститься за дружков своих? Что делать-то? Это же вы их всех до одного положили, мы здесь ни при чём!
- Нет у них дружков, - промолвил Странник. – Были бы, давно уж объявились!
- А если есть? Что делать-то?
- Что делать, что делать? – фыркнула Мена, презрительно сплюнув. – У ваших ног лежит гора оружия! Берите и защищайтесь, если что…
- Только арбалет я возьму! – сказал Тобольд, выудив из общей кучи тяжелый приклад и колчан с короткими стрелами. – Им он, уж точно, не пригодится. А мне, глядишь, сослужит еще добрую службу…
- Неужели вы нам ничем не поможете? – в один голос, заламывая руки, воскликнули беженцы. «Вот она, благодарность человеческая, - со вздохом подумал Фридерик. - Мы их, что говорится, от смерти неминучей спасли, а они еще и недовольны! Еще и ножками сучат…»
- Почему же не поможем? – откликнулся маг. – Поможем… Добрым советом поможем! И не одним! Совет первый: время не тяните, запрягайте лошадей в телеги, и драпайте-ка отсюда, что есть мочи!
Старичок с Томасом только головы в плечи втянули…
- Совет второй, - промолвил беорнинг. – Остерегайтесь в такие ночи, как эта, минувшая, разводить костры! Погода меняется… Видите, как сизая пелена над самой рекой вьется? Дым от кострища, смешавшись с низким, влажным туманом, разносится по лесу на десятки миль. Не удивлюсь, если именно так вы и приманили шайку этих злодеев… Впрочем, запахом дыма можно привлечь и куда более опасных тварей! Так что, остерегайтесь разводить огонь в такие ночи. А лучше всего, вообще не разводите…
- Совет третий, - продолжил Странник. – Коня этого, гнедого, что в наследство от главаря вам достался, в подводу не запрягайте! Это хороший, выученный, боевой конь… Долго у себя его не держите – хлопот не оберетесь, и при первой же возможности продайте! Такой конь немалых денег стоит!
- Совет четвертый и последний, - добавил Палландо. – Война согнала с насиженных мест сотни разбойников, насильников, воров, убийц… И еще многие, ныне мирные, но терпящие нужду граждане вскоре пополнят их ряды! А потому, если хотите, чтобы дети ваши росли и крепли, а сами вы дожили до глубокой старости, вооружайтесь! Отступайте ближе к горным отрогам, стройте укрепленные лагеря! Конечно же, о том, чтобы возводить каменные стены, речь не идет, но воздвигнуть деревянный частокол вокруг поселка вам вполне по силам! Только так вы сможете отразить нападения мародеров…
- А если на нас княжеские дружины обрушатся? – испуганно промямлил Томас.
- Не обрушатся! – отрезал Арата. – Пока идет война, у регулярного войска есть дела поважнее, чем осаждать лагеря каких-то беженцев!
- Вот, пожалуй, и всё, чем мы можем помочь! И пусть милость западных владык не оставит вас в пути! – промолвил маг и, резко развернувшись, зашагал прочь. Вслед за ним поспешили и прочие путники.
- Не слишком ли мы торопимся? – спросил Арата, поравнявшись с Палландо. – Может быть, следовало немного задержаться да повыспросить этих беженцев, что там творится на юге?
- Они уже поведали всё, что им известно, - не останавливаясь, проворчал волшебник через плечо. – Но хотелось бы избежать праздного любопытства и естественных, в таких случаях, расспросов: кто мы такие и откуда здесь взялись…
Уже поравнявшись с опушкой, Фридерик обернулся и бросил последний взгляд на покрытую яркими цветами прогалину. К его удивлению, беженцы уже торопливо собирались в дорогу, разворачивая повозки и впрягая лошадей. Лишь Снежинка с дочуркой на руках одиноко застыла посреди поляны, не отводя тоскливого взгляда от того места, где средь лесной чащи скрылись странники…

Итак, путники вновь продолжили неторопливое, размеренное плавание…
Фридерик опять оседлал нос лодки, обняв руками «утиный нос» и свесив босые ноги за борт, но бесцельно болтать ими в воздухе и, особенно, беспричинно улыбаться хоббиту расхотелось…
Он пытался было заняться своим любимым делом (спокойно порассуждать о том да сём), но вскоре понял, что никак не может сосредоточиться на чем-то конкретном. В голове была настоящая каша! И еще молодой человек почувствовал, что в нем что-то умерло, что-то оборвалось… И это случилось после Каррока! Ирисная низина же только наложила последний отпечаток на эти изменения. Хоббит настороженно поглядывал на островерхие, теряющиеся в дальней дымке пики Мглистых гор, надеясь, что вот-вот придет чувство такого знакомого головокружения, и скалистые отроги понесутся ему навстречу, открывая свои тайны и секреты. Но ничего не происходило… Временами он ненадолго засыпал под мерное покачивание ладьи, но призрачные всадники, словно сговорившись, по-прежнему не появлялись в его снах… И были ли сны? Фридерик ничего не запомнил.
А вот что он очень хорошо запомнил, так это растерянный, почти детский, взгляд незнакомой ему молодой женщины, Снежинки, которым она провожала удаляющихся путников. «Ни для нее, ни для меня жизнь уже никогда не станет такой, какой была раньше – спокойной, радостной, беззаботной», - подумал хоббит и вздохнул. Может быть, потому настроение его вконец разладилось, и долгое время он балансировал на грани редкой меланхолии и полнейшего безразличия ко всему окружающему…
Этому, впрочем, способствовала и погода…
Беорнинг, который давно уже отобрал у Мены второе весло, оказался прав: погода таки изменилась! К вечеру второго дня (Фридерик взял за привычку отсчитывать дни от последнего, хоть чем-то примечательного события!) небо заволокли низкие, серые тучи, набежавшие с востока, в просветах меж которыми лишь изредка появлялись и тут же исчезали лоскутки голубого неба. Видимо, тяжелые облака никак не могли решить, как же им преодолеть вздыбленные горные хребты, а потому без толку только и кружили на одном месте. Время от времени путников трепал порывистый ветерок, а по утрам еще и накрапывал мелкий дождичек…
За все эти дни путники едва обменялись парой фраз. Похоже, не только хоббит чувствовал себя не в своей тарелке… Невольно, наблюдая за друзьями, Фридерик заметил, что девушка с каждым днем ведет себя всё более настороженно, оглядываясь по сторонам и особенно подозрительно посматривая на правый берег…
На четвертый день путешествия впереди, у правого берега, показалась голая, каменистая коса, за которой еще одна неширокая, чистая речушка вливалась в Андуин Великий. Величественный лес, что простирался к западу от устья, терялся в густом, молочно-белом тумане…
- Слышите? – вдруг воскликнула Мена. – Вроде, как голоса какие-то… - И она указала в сторону туманной завесы. Фридерик, конечно же, обернулся и прислушался, но никаких голосов не услышал.
- Ах, после Ирисной низины нам, чего доброго, постоянно будут мерещиться всякие там крики… - махнул рукой угрюмый беорнинг.
- Нет-нет! Это не мольба о помощи! – возразила донельзя встревоженная девушка. – Больше похоже на песню, которую поют на неизвестном мне языке… Странно, что эти слова кажутся мне такими знакомыми!
Путники лишь настороженно переглянулись.
- Тебе померещилось, Мена! – произнес Палландо, искоса поглядывая на берег. – Это ветер шумит в кронах деревьев… В этих местах уж давно никто не живет!
- А что это за места такие? – тут же поинтересовался хоббит. Маг только покосился на молодого человека, хмыкнул и отвернулся.
- Если я не ошибаюсь, - промолвил Странник, - мы должны находиться где-то напротив устья реки Келебрант или Серебрянки в простонародье… Серебрянка и Белогривка, которые берут начало в Мглистых горах, образуют долину Черноречья. Впрочем, я никогда не бывал в этих краях и могу ошибаться…
- Меня тоже никогда не заносило в эти земли, - сказал Тобольд. – Но я уверен, что перед нами устье Зачарованной реки или Ворожеи, как ее иногда называют…
- Зачарованной… – повторил Фридерик. – Почему - зачарованной?
- И почему Ворожеи? – спросила девушка.
- Потому, - терпеливо пояснил беорнинг, - что на ее берегах расположен древний лес, который так и называется – Зачарованный или Завороженный!
- Другими славами, - проворчал маг, - мы находимся рядом с местами, где некогда располагалось самое таинственное из всех эльфийских княжеств…
- Лориэн! – воскликнул хоббит. – Ура! А мы здесь остановимся хоть ненадолго? Как же так? Что я потом расскажу Мерику и Томми?
Путники опять покосились друг на друга…
- Признаться, - произнес, наконец, Палландо, - я предпочел бы здесь не задерживаться…
- Об этом лесе средь нас, беорнингов, ходят лишь недобрые слухи, - промолвил Тобольд. – Одни хуже других… Сказывают, простые смертные не могут пересечь границу Зачарованного леса! А те, немногие, кто рискнули это сделать, навсегда остались бродить в его туманах и никогда не найдут пути назад… Ведь всем известно, что в этом лесу схоронена супруга Арагорна Великого – Арвен… Никто из смертных – никогда! – не сможет потревожить ее покой…
- Ерунда это! – воскликнул Странник. – Ни в единой летописи – нигде! – не упоминается, что государыня Арвен была здесь похоронена! Вот, слушайте! – И слегка прикрыв глаза, человек принялся неторопливо декламировать: - «…И она покинула Усыпальню, и свет в ее очах погас, и казалось всем, что стала она серой и стылой, как беззвездная, зимняя ночь. Она простилась с Эльдарионом и со своими дочерьми, и покинула город Минас-Тирит, и отправилась в Лориэн, и жила там в одиночестве, под увядающими деревьями, до самой зимы. И некому было утешить ее… И когда с меллорнов стали опадать листья, а весна всё не наступала, Арвен взошла на холм Керин-Амрот и легла на нем, и там она и останется, пока не изменится мир и пока люди не позабудут о ней…»
«…Не позабудут о ней… - невольно повторил Фридерик про себя. - Но мы же о ней не забыли!»
- Браво, Арата! – промолвил Палландо, несколько раз хлопнув в ладоши. – Иногда ты способен удивить даже меня!
Человек же только нетерпеливо махнул рукой и продолжил:
- Как видишь, Тобольд, в древних летописях никак не упоминается о факте захоронения в этих местах государыни…
- Это ничего не меняет, - возразил беорнинг. – Люди не могут проникнуть в этот лес! А те, немногие…
- Слыхали-слыхали! – воскликнула девушка. – Вы собираетесь пристать к этой косе, пока лодку не снесло течением? Или мне добираться до берега вплавь?
- Мм… - поворчал маг. – Ты уверена, что нам следует пристать к берегу?
- Уверена! Я не последую дальше, если не сойду на берег!
- В лучшем случае, мы только потеряем время… - проворчал Палландо. - В худшем же…
Но возражения волшебника так и повисли в воздухе, поскольку Странник и Тобольд ударили веслами по воде, и лодка, разворачиваясь, заскользила к берегу.
- Будем надеяться, - прошептал маг, - вы понимаете, что делаете…
Фридерик глянул на Мену и с удивлением отметил (про себя, естественно), что глаза девушки вдруг запылали каким-то светлым огнем. И, конечно же, он тут же припомнил давнее признание, что долгие годы она пыталась выяснить, кто же она есть на самом деле – обычный человек или не совсем? Кажется, только ради этой бредовой идеи Мена отправилась в дальнее путешествие на север, а после еще долгое время брела плеч о плеч с приятелями, направляясь неизвестно куда… И вот она – удача! Лориэн! Запретное эльфийское царство! Разве Мена отступится, не взирая ни на что?
- А что? – осторожно спросил он, глянув на мага. – Что здесь такого опасного, если мы попробуем проникнуть в Лориэн?
- Мы!? – Палландо невольно приподнял брови и повысил голос. – Кто тут сказал – мы?
В этот момент лодка коснулась каменистой отмели, и девушка легко спрыгнула на берег…
- Я должен вам кое-что напомнить! - наставительно произнес маг, вслед за прочими странниками выбираясь из лодки. – На всякий случай, как говорится… Не буду даже заострять ваше внимание на истории этого княжества! Но! Как известно, Владычицей Лориэна была Галадриэль, приходящаяся государыне Арвен ближайшей родней; она покинула эти места еще в самом начале Четвертой эпохи, расставшись со своим супругом, который перебрался на время в леса Великой Пущи, на противоположный берег Андуина. И хотя долгое время Лориэн пустовал, магическая завеса, которой оградила свое царство мятежная княжна, никуда не подевалась…
- Почему я должна всё это выслушивать? – спросила девушка, направляясь в сторону лесной опушки.
- Погоди, Мена! – воскликнул Странник. – Дай Палландо возможность закончить! Не торопись!
- Ах… - девушка остановилась и, вздохнув, повернулась в сторону волшебника. – Ну же, заканчивай, да поскорее!
- Когда, после кончины Государя Элессара, Арвен удалилась в места, где когда-то хозяйничала ее бабка, - торопливо продолжал маг, - леса эти укрыл необычайно плотный туман. Говорят, даже вытянутой руки своей невозможно в нем разглядеть. Впрочем, утверждать определенно я этого не берусь… Когда же Эльдарион решил перенести тела своих почивших родителей в гробницы, что были воздвигнуты им в Аннуминасе, в Лориэн были посланы тысячи следопытов, чтобы те нашли тело госпожи Арвен… Но из них не вернулся никто!
- О, нет! – взмолилась Мена. – Почему я должна выслушивать весь этот бред? Оставьте меня в покое! Я должна идти туда, - и она указала рукой в сторону тяжелого, белого, туманного полога, - и ничто меня не остановит!
- Это невозможно! – воскликнул Палландо. – Арата, если ты хоть немного дорожишь жизнью нашей спутницы, удержи ее от этого опрометчивого поступка! Ведь, действительно, никто из смертных, переступив таинственный порог, еще не покинул сего леса!
- Но что я могу сделать? – произнес человек, в растерянности разведя руками. И тут же решительно промолвил: - Я тоже пойду с тобой, Мена, если ты так решила!
- Безумие какое-то… - прикрыв глаза руками, прошептал маг. И тут, повинуясь какому-то сиюминутному порыву, Фридерик закричал:
- Погодите! Я тоже иду с вами!
- А ты-то – зачем? – в один голос воскликнули человек и девушка. Но хоббит только бросил в руки потерявшему дар речи волшебнику свой походный мешок с драгоценной Книгой и, мужественно присоединившись к друзьям, промолвил:
- Хочу глянуть в зеркало Галадриэли… Хочу узнать, как там друзья мои поживают!
- Никакого зеркала тут и в помине уж нет! – возразил Палландо.
- Всё равно! – упрямо промолвил хоббит. – Я пойду с вами!
- Безумие… - вновь произнес маг, покачав головой. – Впрочем, именно безумцам, зачастую, сопутствует удача… Послушай, Мена!
- Что? – Та лишь нетерпеливо обернулась.
- Ты сказала, что слышала слова песни… И что они тебе знакомы, хотя слов ты так и не поняла…
- Мм… Да…
- Могла бы ты на слух, как говорится, их повторить? – спросил волшебник. Мена ненадолго задумалась…
- Аи… Лауреа… - неуверенно промолвила она, - Лантар лассиэ… Что-то в этом роде… Эти слова тебе, маг, о чем-то говорят?
- Хм… - Палландо только нахмурился еще более. И вдруг продолжил:

“Ai! Laurea lantar lassie surenen
Yeni unotima ve ramar aldoron!
Yeni ve linta yuldar avanyar
Mi oromarde lisse andunie wen…”

Мена кивнула, вопросительно глядя на мага.
- Мне эти слова напоминают эльфийский язык, - промолвил Арата. – Кажется, манером похоже на квенийский, хотя я могу и ошибаться. Кто, в наше-то время, помнит, как звучал язык Старшего народа?
- М-да… - проворчал Палландо. – Действительно, кто в наше время может помнить древние языки? Но уж я-то, как ни удивительно, помню… В переводе на всеобщий язык это звучит приблизительно следующим образом: «Ах! Ветер срывает последние, золотистые листья с ветвей, бесчисленные, как прожитые годы! А годы, как быстрый глоток, растворились в сладкой, вечерней свежести…» Мне эти слова знакомы! Это – оч-чень старая эльфийская песня, в которой звучит неувядаемая тоска по своей, давно покинутой родине…
- Но почему никто, кроме Мены не услышал этой песни? – спросил озадаченный Тобольд.
- Это Зов, который адресован только ей! – воскликнул Фридерик и восторженно посмотрел на растерявшуюся девушку.
- Зов… - неуверенно повторила она. – Тем более, я должна спешить… Может быть, за этим белым покровом меня ждет судьба?
- Еще раз повторяю: это безумие! – промолвил маг и вздохнул. – Но держать вас за руки я не стану… Поступайте, как знаете, как подсказывает вам сердце… Но учтите, долго дожидаться вас я не намерен – пеняйте потом на себя!
- Может быть, Палландо, ты составишь нам компанию? – промямлил хоббит, догадываясь, какой услышит ответ.
- Нет уж! И не надейтесь! – отрезал волшебник. – Делать мне больше нечего! Но всё же дам пару дельных советов…
- Ах, и на том спасибо преогромное…
- Во-первых: оставьте здесь, на берегу, оружие! И не спрашивайте, почему! – произнес маг тоном, не терпящим возражения.
Путники переглянулись. Хоббит покорно отстегнул перевязь и положил меч у ног волшебника…
- Ну, уж нет! – проворчал Странник. – Этого, маг, ты от меня не дождешься!
- Я тоже почему-то не хочу расставаться с луком, - упрямо промолвила девушка.
- Как хотите… Но запомните мои слова и проявите благоразумие, молодые люди: поостерегитесь извлекать клинок из ножен или натягивать тетиву! – воскликнул Палландо. – Впрочем, продолжим! На чем я остановился? Ах, да! Во-вторых: не теряйте из виду берег Серебрянки. Она, насколько мне известно, прилично петляет по лесу. Тем не менее, следуйте вдоль реки, ни в коем случае не сворачивайте в сторону и не оглядывайтесь по сторонам… Держитесь друг друга! Если кто-то заплутает в тумане, ему уж не выбраться… И помните, время в Лориэне течет не так, как во всем остальном мире! Вам может показаться, что вы странствуете этим лесом несколько дней, на самом же деле прошло не более получаса… Впрочем, может оказаться и в точности до наоборот… Я же буду дожидаться вас здесь, друзья мои! Но не рассчитывайте, что я прожду целую вечность! Надеюсь, ты, Тобольд…
- Нет-нет! – воскликнул беорнинг, вскинув руки. – Я в этот лес – ни ногой.
Альфа же уселась у ног мага и лишь укоризненно глянула на Фридерика.
- Удачи вам! – произнес маг и отвернулся...
Не успел Фридерик преодолеть и сотни ярдов вслед за человеком и Меной, как тяжелый туман, буквально, уперся в его грудь. Дышать, почему-то, стало тяжело. «Что я делаю?» – подумал хоббит и, невольно, оглянулся назад…
Маг, усевшись на каменистой косе спиной ко всему белому свету, медленно раскуривал витиеватую трубку. Тобольд, тоже повернувшись спиной к удаляющимся путникам, занимался тем, что бросал камешки в реку. Только Альфа ничем не занималась. Улегшись на прохладные камни, псина, казалось, попросту дремала…
Дурень ты, дурень, вздохнув, подумал про себя самого молодой человек, и принялся нагонять друзей, силуэты которых уж совсем растаяли в окружившем их тумане…

Влажная, тяжелая, белоснежная пелена окутала путников… Фридерик старался не отставать от Странника, неторопливо шагающего впереди, но туман становился с каждым шагом всё плотнее, и вскоре хоббит был вынужден буквально наступать на пятки человеку, чтобы не потерять его из виду. Мену он не видел, но слышал впереди ее тяжелое дыхание.
Земля под ногами терялась в вязких хлопьях тумана, и вскоре путники вынуждены были сойти с берега и брести по колени в воде, лишь бы не потерять путеводную нить Серебрянки…
- Погодите! Остановитесь! – закричал Фридерик. – Так недалеко и до беды!
- Что ты предлагаешь? – спросил остановившийся человек. Через секунду рядом с ним появился расплывчатый силуэт девушки.
- Веревка… - промолвил хоббит. – У тебя есть веревка, Арата? Помнишь, как мы пробирались через ледник?
- Проклятье! Как я сразу-то не догадался-то? – в сердцах воскликнул Страж. – Конечно же, есть!
- Поостерегись произносить здесь проклятия! – прошипела Мена. – Веревка – это хорошая мысль, но не думаю, что она нам очень поможет. Не может быть, чтобы за прошедшие века никто не додумался до такого простого фокуса: проложить по этому лесу веревочные дорожки из одного края в другой…
- Но так будет, всё же, спокойнее, - поддержал молодого человека Арата. – По крайней мере, мы не разминемся в нескольких футах друг от друга!
Из-под плаща человек извлек моток веревки и, тщательно отмерив длину, отрезал кусок. Потом путники связали свои левые руки таким образом, чтобы расстояние меж ними не превышало двух ярдов. И только тогда вновь двинулись в путь.
Веревочный узел плотно стягивал запястье и натирал кожу, но молодой человек предпочитал терпеть это мелкое неудобство, чем постоянно бояться отстать от спутников. Он, действительно, почувствовал себя уверенней и даже стал поглядывать по сторонам…
Впрочем, смотреть было не на что! Казалось, что голову молодого человека засунули в ведерко с парным молоком… Он даже не особенно понимал, движутся ли они вперед, либо стоят на месте. Время, казалось, остановилось, и даже «внутренние часы», которыми матушка-природа наделила этот народец, перестали тикать…
А вот звуки Фридерик слышал и даже очень отчетливо. Во-первых, шлепанье своих же босых ног по прохладной воде. Во-вторых, тяжелое дыхание спутников впереди… Но были еще и другие звуки, от которых по спине молодого человека, поневоле, пробегали мурашки… Где-то что-то ухало. Звук раздавался откуда-то справа и казался мрачным и зловещим. Время от времени до его слуха доносились приглушенные крики: человек ли, сова ли – не понять, а может быть, чей-то плач или стенания… Пару раз из тумана выплыли какие-то неясные тени, до которых, казалось, можно было дотянуться рукой, но Фридерик даже пошевелиться побоялся. Только резкий рывок веревки заставил его вновь продолжить странное путешествие.
Наконец, его спутники остановились, чтобы перевести дух.
- Вы видели тени в тумане? – тут же спросил Фридерик. – Близко-то как – жуть! Похоже на мертвецов ходячих…
- Сказок наслушался на ночь, не иначе, - фыркнула Мена. – Может быть, это были лишь стволы деревьев…
- Палландо советовал не оглядываться по сторонам, - серьезно напомнил Странник, доставая из-под плаща флягу с водой. И, немного подумав, извлек и трубку. Попробовал ее раскурить (под хмурыми взглядами девушки и хоббита), но затея сея успехом не увенчалась…
- Всё отсырело – огниво, табак… - промолвил он. – Словно меня в реку с головой окунули… Проклятье!
Молодой человек с ним безмолвно согласился…
- Я же просила… - укоризненно произнесла девушка.
- Ну, не буду, не буду… Но куда мы, собственно говоря, направляемся? – спросил Арата. – Ты хоть знаешь, Мена?
- Понятия не имею…
- Как же так? – воскликнул хоббит. – Мы бредем, бредем, и, оказывается, неизвестно куда! Как же твой Зов?
- Я по-прежнему слышу песню… - тихо помолвила девушка. – Она звучит то сильнее, то едва различимо… Когда я поворачиваю голову в сторону, звук почти исчезает…
- Похоже на игру «холодно-жарко», - заметил молодой человек.
- Пока – я уверена! - мы идем правильным путем, – сказала Мена. – Не будем подолгу задерживаться на одном месте!

Прошло еще какое-то время, и туман стал заметно сереть…
- Приближаются сумерки, - промолвил Странник. – Не будем же мы блукать в этом влажном месиве всю ночь?
- Нет, конечно же… - отозвалась Мена. – Но и не ложиться же спать посреди реки! Надо бы отыскать хоть какое-то сухое местечко!
Согласившись с девушкой, кое-как выбравшись на берег, путники на ощупь отыскали относительно сухую полянку (далеко от реки отходить было боязно), и, наконец, умостились среди толстых корней невидимых деревьев на холодной, каменистой земле.
- Давай свой мешок с припасами, Фридо! – устало промолвила девушка. – Целый день не ели… Хоть на ночь глядя следует перекусить…
- Со мной нет мешка… - признался сконфуженный хоббит. – Я его оставил магу… Вместе с мечом… И с теплым лёжником…
- Вот так всегда, - махнула рукой Мена. – Впрочем, мне не привыкать ложиться спать на пустой желудок…
- У меня есть хлеб, - признался Странник. – Впрочем, я предпочел бы оставить эту краюху на черный день… Послушай, Мена, - продолжил он через минуту, - куда, всё-таки, мы направляемся? Я-то совсем не знаю этих мест!
- Я тоже здесь никогда не бывала, - напомнила та.
- Я знаю эти места! – воскликнул хоббит. – Вернее сказать, они достаточно подробно описаны в Алой Книге…
- Надо же, - отозвался Странник. – Я уж и позабыл про эту древнюю повесть… И что же там записано, напомни!
- Лориэн – очень большой лес, - наморщив лоб, принялся припоминать Фридерик. – Да, очень большой… Понадобится не один день, чтобы пройти от западной его опушки до восточных угодий… Но лесная крепость эльфов расположена совсем недалеко от Андуина! Если верить Книге, хранителям потребовалось не более двух часов, чтобы достичь Великой реки…
- Хм… Мы бредем уже полдня, - с сомнением заметила Мена.
- Палландо же предупреждал, что время здесь течет по-иному, - напомнил Арата. – Продолжай, Фридо…
- Вокруг лесной крепости проложена дорога, выстланная белыми, шестигранными плитами, - продолжал молодой человек.
- Известняк, что ли… - пробормотала девушка.
- За дорогой расположен глубокий ров, а за ним - высокий вал со стенами, которые и окружают лесную цитадель… Проникнуть в нее можно только через единственные ворота, которые «смотрят» на восток… А перед воротами – каменный мост. Вот! – выдохнул хоббит, очень довольный собой.
- А где находится легендарный Керин-Амрот? – спросил Страж.
- Курган Скорби, под которым похоронен первый правитель Лориэна? К северу от лесной крепости, - с готовностью сообщил хоббит. – Но как далеко, я, признаться, сказать не могу…
- Так куда же мы направляемся? – опять спросил человек, глянув на девушку. Та лишь пожала плечиками…
Повздыхав, путники таки улеглись спать на «пустой желудок», лишь напившись воды из чистой реки…
Ночью Фридерик почти не смыкал глаз. Лишь время от времени забывался тяжелым сном, но тут же, вздрогнув, просыпался. Отовсюду, из тумана, до его слуха доносились кряхтенье, скрипы, вздохи… От этих звуков его только мутило, и он старательно прижимался спиной к своим спутникам, поминутно ожидая каких-нибудь неприятностей…

Рассвет, если таковым можно было назвать просветление в туманном месиве, принес очередное разочарование и несказанную тревогу: путники, как ни старались, никак не могли отыскать русло реки Серебрянки… Казалось, она была где-то рядом, даже шум воды доносился до их слуха, но куда бы не двигались в молочном месиве странники, они наталкивались лишь на толстые, мокрые корневища невидимых, но могучих, деревьев…
- Ну, вот… Мы заблудились… - шмыгнув носом, произнес Фридерик, констатируя очевидный факт. – Куда двинемся дальше? Направо, налево, или на месте попрыгаем?
- Помолчи! – огрызнулась Мена, оглядываясь по сторонам.
- Молчу… - покорно склонив голову, пробормотал хоббит.
- Нам – туда! – уверенно промолвила Мена минуту спустя и первой исчезла за пеленой тумана.
- Туда, так туда, - согласился Странник.
- А мне уж всё равно… - сообщил молодой человек, но тут веревка натянулась, и он покорно последовал вслед за друзьями.
Так, в бесцельных скитаниях, прошел еще один день…

Проснувшись поутру следующего дня, Фридерик ощутил какую-то смутную тревогу, но долго не мог понять, отчего она проистекает. И только когда не ощутил на своем левом запястье тугого узла, понял…
- Мена! – закричал он, что есть мочи. – Арата! Странник! Куда вы подевались, черт возьми?
Но ответом ему послужила лишь полная тишина. Только странные - шепчущие, вздыхающие и всхлипывающие в тумане - звуки доносились до его слуха…
- Мена! Арата! – вновь воскликнул хоббит. Но не услышал и слова в ответ. Двинувшись было вперед (на удачу, конечно же), хоббит вскоре понял, что вообще не понимает, куда двигается, и двигается ли он вообще, или кружит на одном месте. Плотное, душное, непроницаемое, молочное месиво сковало движения молодого человека! А вскоре, вдобавок ко всем неприятностям, его еще охватила форменная паника! «Всё пропало - я мертвец, - проносились в голове хоббита скорбные мыслишки, - мне не выбраться отсюда живым! А ведь маг предупреждал! Предупреждал ведь маг! А я, оболтус, не послушался таки…»
В отчаянии молодой человек метался из стороны в сторону, наталкиваясь время от времени на черные, влажные стволы деревьев, но ничего не менялось… Всё тот же белый, холодный свет окружал его… Даже пугавшие его звуки вдруг приутихли! Лишь частый стук его же сердца доносился до его слуха…
И тут, где-то впереди, средь безмолвного тумана, он заприметил ярко мигающий огонек-искорку. Он неуверенно двинулся на этот свет, поминутно ожидая какого-то подвоха, но стоило ему приблизиться немного, как искорка исчезла и вновь появилась, но уже в отдалении.
Хоббит застыл на месте, и холодный пот струйкой сбежал по его спине. «Меня заманивают, - пронеслось в его голове, - кто-то со мной играет в нелепые игры… Что же мне делать? Ах, чтобы я не сделал, хуже уж не будет!» И он, на всякий случай выставив перед собой руки, как слепец, двинулся в сторону своей путеводной звездочки…
Сколько он так брел, сказать трудно. Огонек то удалялся, и Фридерик застывал на месте, дрожа всем телом и озираясь по сторонам, то, казалось, вспыхивал совсем рядом - хоть руку протяни. И тогда хоббиту казалось, что это и не звездочка какая-то вовсе, а удивительной красоты бабочка… Наконец, где-то впереди замаячил странный, желтоватый отсвет и хоббит, не разбирая дороги, бросился в его сторону. И тут же почувствовал, что под ногами его уже не влажная земля, а твердая, шероховатая поверхность. Наклонившись, молодой человек с удивлением разглядел белые, шестигранные плиты…
- Дорога! – не удержавшись, воскликнул он во весь голос и даже запрыгал на месте. – Дорога! Я дошел таки! Ура! Я рядом с лесной крепостью! Ура!
- Ну, что ты раскричался? – раздался рядом знакомый голос, и из тумана показались силуэты человека и девушки.
- Арата! Мена! – воскликнул Фридерик и бросился в объятия друзей. – Куда, куда вы подевались? Я вас звал, звал, я искал… Я так испугался!
- Это мы должны спросить: куда ты поделся? – строго сказала Мена. – Мы чуть с ума не посходили, тебя разыскивая! Зачем, скажи на милость, ты отвязал веревку?
- Я не развязывал… - растерянно пожав плечами, промолвил молодой человек.
- А кто же это сделал?
- Не знаю…
- Оставим это! Хорошо, что всё так удачно сложилось, - произнес Странник, обнимая и отечески похлопывая молодого человека по спине. – Ума не приложу, как тебе, Фридо, удалось таки выбраться из этой пелены, но теперь это уже не имеет значения… Под нашими ногами белые плиты! – человек наклонился и провел по ним рукой. – Известняк, как ты и предполагала, Мена… А значит, мы вблизи лесной крепости! Где же долгожданный вход?
- Если я правильно поняла, он расположен с восточной стороны…
- Хотел бы я понимать, где здесь восток, а где запад, - озадаченно промолвил Арата, оглядываясь вокруг. – Впрочем, туман в этом месте не такой уж и плотный... Можно даже предположить, что его завеса совсем тонкая. Взгляните, туман золотится! Может быть, нам повезет, и проглянет солнце. Тогда мы сможем понять, с какой стороны цитадели находимся…
- С какой стороны мы бы не находились, - возразила Мена, - проще ее обойти по дороге и найти мост, чем дожидаться, пока появится солнце!
- Возможно, ты права… - в раздумье произнес человек. – Но в какую сторону нам двигаться?
- Не имеет значения! Лишь бы не стоять на месте!
- Идемте туда, - предложил Фридерик. – Там, вроде, туман не такой густой…
И путники неторопливо побрели по дороге вдоль рва, который только угадывался за белой, с позолотой, пеленой. Но не прошли они и полумили, как впереди послышался плеск воды, и вскоре странники ступили на широкий, но короткий мост. Под ним, шумя, протекала быстрая речка.
- Серебрянка! – удовлетворенно кивнул Арата. – Ну, что ж, по крайней мере, теперь понятно, с какой стороны крепости мы находимся!
- Верно! – воскликнул хоббит, припоминая карту, которую когда-то рисовал Старик. – Это юго-восточная сторона цитадели!
- Похоже, мы пошли таки не в ту сторону, - вздохнув, произнес человек. – Надо возвращаться…
- Не будем этого делать! – промолвила Мена. – По всему видно, что крепость не такая уж и большая. Продолжим наш путь! Рано ли, поздно, но мы отыщем мост или то, что от него осталось… Мне опротивело блуждать в этом тумане!
- А что твой Зов? – спросил Фридерик. – Что он подсказывает?
- Голос молчит с тех самых пор, как мы вышли на эту дорогу… - угрюмо сообщила девушка.
- Тогда поторопимся! – воскликнул Странник и двинулся вперед.

Легкий, арочный, белокаменный мост, переброшенный через глубокий, наполненный водой ров, вынырнул из-за туманной завесы столь неожиданно для путников, что те даже застыли на месте…
- Ничего не понимаю… - произнес удивленный Странник. – От моста через Серебрянку мы прошли, от силы, милю с небольшим… Если река, действительно, течет на юго-восток, а в этом можно не сомневаться, то сейчас мы находимся с южной стороны крепости… А как же ворота цитадели, что обращены к востоку?
- Какое это имеет значение? – взмолился Фридерик. – Перед нами – вход в таинственную крепость эльфов, в которую никто из простых смертных даже и не мечтал попасть! Неужели мы хоть краешком глаз не глянем, что там, внутри?
- Мена? – И Арата повернулся к молчавшей девушке.
- Думаю, нам следует… - неуверенно промолвила она. – Думаю, следует перейти мост…
- Ура! – воскликнул хоббит. Природное любопытство, столь свойственное его народцу, взяло верх над страхами и сомнениями, и молодой человек опрометью (пока никто не передумал!) бросился бежать к мосту.
- Остановись! – запоздало прикрикнул Арата. – Поостерегись!
Но Фридерик уже топал босыми ногами по белым плитам моста…
- Идите сюда! – восторженно закричал он. – Мост упирается в каменную стену, а дорога сворачивает направо!
- Подожди нас!
Но не успели человек и Мена приблизиться к весело пританцовывающему хоббиту, как тот вновь сорвался с места и побежал по дороге вдоль монолитной стены…
- Нет на тебя Палландо! – разведя руками, воскликнул Страж вслед молодому человеку. – Уж он бы тебя угомонил!
Впрочем, Фридерик и сам угомонился. Пробежав, приплясывая, ярдов тридцать по дороге (выпустив пар, как говаривал старина Барсукс), он остановился. Здесь высокая, теряющаяся в тумане стена резко обрывалась, но за ней виднелась еще одна, которая шла параллельно первой. Выстланная белыми плитами дорога поворачивала в противоположном направлении, следуя узким коридором меж двумя рукотворными монолитами стен. И еще через ярдов двадцать перед изумленными путниками возникла высокая, стрельчатая арка. Наверное, когда-то она служила обрамлением тяжелых ворот… Но нынче о воротах напоминали только прогнившие петли, глубоко вмурованные в камень. С правой стороны от арки виднелась изъеденная ржавчиной уключина…
- Так вот в чем секрет! – промолвил Странник, оглядывая полуразрушенное, древнее строение. – Если здесь, в узком проходе, и находились врата, скрывавшие вход в цитадель, то они, действительно, были обращены на восток…
- А я что говорил! – радостно воскликнул Фридерик и побежал вперед. Человек и девушка, наблюдая за хоббитом, только переглянулись, пожали плечами и укоризненно вздохнули. Впрочем, через каких-то тридцать шагов стена оборвалась, и молодой человек невольно остановился, разинув рот…
Его глазам открылся высокий, уходящий, казалось, в самое поднебесье, холм, поросший огромными, с витиеватыми стволами, деревьями. Ветви деревьев были голы, но вся земля под ногами была устлана прелыми, золотистыми листьями, под которыми терялись плиты древней дороги. Туман, как по волшебству, отступил, и холодное солнце, просвечивая сквозь небесную пелену, заливало окрестности мягким, желтоватым светом, отчего холм казался драгоценной шкатулкой посреди серого безмолвия…
- Меллорны… - благоговейно прошептала Мена. – Самые величественные деревья в мире… Я слышала рассказы о чудесах сокрытого царства древних эльфов, но не думала, что когда-нибудь увижу это своими глазами… Говорят, меллорны – это огромные ясени!
- Воистину, и я никогда прежде не видел ничего подобного! – поддержал девушку человек. – Я не очень-то сведущ в деревьях, но, признаться, эти деревья более напоминают мне платаны… Платаны растут на юге Гондора - в Поморье, а также в Умбаре! Среди них попадаются очень древние, и они тоже достигают огромных размеров…
- Ах, какая разница-то! – махнула рукой Мена, не отрывая взгляда от удивительного зрелища…
- Но почему деревья голые? – спросил хоббит. – Вокруг же – лето! А здесь – осень в самом разгаре! Даже солнце какое-то не такое…
- Магия Лориэна… - промолвил Арата, вздохнув, и тут же, скосив глаза в сторону замершей девушки, поинтересовался: - Что будем делать дальше?
- Эх, жаль-то как, что нет рядом моих друзей, Мерика и Томми! – воскликнул Фридерик. – Уж они-то, уверяю вас, знали бы, что делать! – И с этими словами молодой человек решительно двинулся вперед. Золотистая листва под его ногами отозвалась мягким шорохом и головокружительными, осенними ароматами. Босые ноги молодого человека ощущали под листьями твердые плиты и не давали ему сбиться с дороги. Дорога же, как оказалось, подымалась к вершине холма по пологой спирали, всё сужаясь и сужаясь… Наконец, она привели путников к подножью воистину исполинского дерева, вершина которого терялась в небесном тумане. Рядом с меллорном, среди его корней, виднелся невысокий фонтан, искусстно сработанный из белого камня. Время не пощадило древнее творение нечеловеческих рук: черная плесень поселилась в трещинах и выбоинах камня, а на дно фонтана давно уже не стекала вода…
Впрочем, не это, в первую очередь, привлекло внимание подуставших путников. На скамье, у самого фонтана, виднелась одинокая фигура в белом, с серебряно-тканными нитями, плаще. Фридерик, застыв на месте, настороженно глянул на человека. Тот лишь пожал плечами и перевел взгляд на девушку… Мена же лишь застыла, не отрывая взгляда от неподвижного силуэта… Глаза девушки, невольно, округлились, и в них промелькнуло нечто, до сих пор хоббитом ни разу не подмеченное! Воспоминание, что ли? Фридерик так и не успел додумать свою мысль…
Силуэт у фонтана дрогнул, и женщина – уж это-то хоббит успел сообразить! – легко поднялась навстречу застывшим, как изваяния, странникам, и, откинув капюшон, легкими шагами двинулась к ним навстречу. Ошеломленный хоббит, помимо воли, взглотнул, почувствовав, как горло его вдруг пересохло... Никогда - ни до этого, ни после - он не видывал подобной красоты и даже не подозревал, что живое существо может быть столь изумительно красивым!
Темные волосы струились по плечам незнакомки, обрамляя нежное лицо с тонкими, женственными чертами. Лик ее казался ослепительно свежим, словно она только что умылась росой, но груз прожитых на земле лет всё же коснулся ее волос легкой, серебристой изморозью.
Взгляд прекрасной, словно фея, незнакомки был прикован к молодой девушке. Чистым блеском предрассветных звезд лучились светло-серые глаза женщины, но в них таились зрелая мудрость и огромная, ни с чем несравнимая скорбь…
- Я вспомнила… - еле слышно прошептала Мена. – Вспомнила! Бабушка! – И, порывисто сорвавшись с места, она, пробежав несколько шагов, бросилась в объятия женщины.
- Девочка моя, моя Альтименна! Как долго я тебя дожидалась! - произнесла незнакомка. Голос ее струился, словно утренний, прозрачный, нежный ручеек, но при этом звучал грустно, как шорох опадающей с деревьев листвы…
Пораженный Фридерик глянул на Странника. Выражение лица Араты показалось молодому человеку глубоко задумчивым, но тут тень понимания проскользнула в глазах северного воина, и он промолвил:
- Государыня… - И, преклонив колени перед женщиной, глубоко склонил голову в поклоне. Хоббиту ничего не оставалось, как неуклюже повторить действия человека.
- Подымитесь, друзья мои! – отозвалась незнакомка. – Я не заслуживаю подобных почестей…
- Друзья! – восторженно воскликнул молодой человек, вскакивая на ноги. – Она назвала нас друзьями!
- Конечно же, друзья… - продолжила женщина. – Только друзья, пришедшие ко мне с чистым сердцем и светлыми помыслами, могли пройти сквозь наполненные древней магией туманы Лориэна и достичь самого благословенного и почитаемого эльфами места у подножья святого холма, на вершине которого долгие годы располагались покои Владык этого края! Сейчас здесь пустынно… - и она слегка повела белоснежной рукой по сторонам. - Не звучат в ветвях деревьев песни, не зажигаются по вечерам в их кронах разноцветные огни, не зацветают по весне эланор и нифредил… Но древняя магия никуда не подевалась! Как и в прошлые века, она надежно хранит заповедный край от тех, кто приходит сюда, затаив в душе злобу…
- Но почему здесь осень? – не удержавшись, спросил Фридерик, оглядываясь по сторонам. – Ведь вокруг-то – лето!
- Нынче здесь всегда царствует осень… - грустно ответила незнакомка. – А теперь, друзья мои, будьте так добры и выполните мою просьбу! Я хочу побыть со своей девочкой наедине… Поверьте, нам есть, о чем поговорить! Вы же, молодые люди, спуститесь с холма по этой тропинке… - И она указала на едва приметную среди золотистой листвы тропку, что змеилась вниз по склону. – У подножья холма вы найдете шатер, в котором есть всё необходимое для отдыха. Погуляйте, если хотите, по окрестностям. Но прошу, не нарушайте нашего уединения на вершине холма! Скоро мы с моей девочкой к вам присоединимся.
Арата вновь глубоко поклонился и, не промолвив более и слова, повернулся и последовал вниз по пологому склону. Хоббит затрусил за ним следом, но стоило им удалиться от женщин на некоторое расстояние, он потянул человека за полу плаща и торопливо спросил:
- Государыня? Почему ты назвал эту женщину государыней? Неужели, я что-то пропустил?
Странник ненадолго задержался, бросив какой-то растерянный взгляд на вершину холма, и нехотя пояснил:
- Мне более ничего не пришло в голову… Если кто-то и может ныне обитать в самом сердце Лориэна, то, безусловно, это Государыня Арвен Андомиэль… Ничего иного я не смог предположить!
- Но это же невозможно! – возразил молодой человек, семеня рядом с человеком. – Арвен умерла еще в самом начале нашей Эпохи!
- Нигде – ни в единой летописи! – не сказано, что она умерла, - покачав головой, напомнил Арата. – Лишь то, что после кончины Государя она удалилась в Лориэн, известно всем! Даже школярам! Кроме того… - Человек вновь остановился, глянув на вершину… - Кроме того, я видел многочисленные портреты царственной четы как в Арноре, так и в домах гондорской знати. Помнишь, я рассказывал тебе про этот вид новомодного искусства? – Хоббит кивнул. – К тому же, мне приходилось лицезреть и скульптуры Великих Правителей… Сомнений нет – перед нами, воочию, предстала Арвен, супруга Арагорна Великого, правительница величайшего, древнего княжества!
- Но как такое может быть? – растерянно спросил хоббит. – Я ничего не понимаю!
- Не задавай глупых вопросов, молодой человек! – строго произнес Странник, вновь продолжив свой неторопливый спуск к подножью холма. – Тебе ведь прекрасно известно, что эльфам отмерян необычайно долгий срок жизни…
- Но ведь она стала простой смертной, когда вышла замуж за Арагорна! – не унимался Фридерик. – Так записано в летописях!
- Ну, что ты ко мне привязался? – в сердцах воскликнул Арата. – Задай ей самой этот вопрос, когда у тебя появится такая возможность! – И он только ускорил свой шаг…
Хоббиту же, помимо воли, пришлось бежать вприпрыжку, чтобы не отстать от человека.
Просмотров: 1342 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
Tolkienists.Ru©2008-2019
Счетчики:
Яндекс.Метрика

Партнеры:
Связаться с нами:
Обратная связь

Оставить отзыв:
Гостевая книга



Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2019
Правила сайта Баннерообменник
Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
Кое-что об авторских правах