1. Чат
  2. Вход
  3. Регистрация
Главная страница
Регистрация
Вход
RSS

Приключения юной хоббитши

Автор:Kevad
Название:Приключения юной хоббитши
Возрастное ограничение:с 12 лет
Статус: в процессе
Краткое описание:Время идёт - и у Сэма подрастают дети, Старшая дочь -Эланор, унаследовала от своего отца тягу к приключениям и непомерное упрямство, которые заведут её далеко от родного дома.
 

Часть 1. Когда побеждает упрямство
Глава 1. Дочь своего отца

Минуло не так много времени с того дня, когда Фродо с Бильбо и Гэндальфом отплыли на эльфийском корабле из Серебристой Гавани на Заокраинный Запад (1420 г. Л.Х.) Простившись с хозяином и вернувшись домой, Сэм думал, что не сможет оправиться от этой утраты. Но постепенно, день за днём погружаясь в привычные и милые сердцу заботы о саде, доме и, конечно, своей семье, он перестал оплакивать уход Фродо, понимая, что для того нельзя было желать лучшего завершения всей этой истории. Перечитывая вечерами записи своего бывшего хозяина и друга, Сэм всё больше понимал его поступки и главное - мысли, которыми тот невольно делился на страницах своих записей. И хотя Фродо, прощаясь, сказал ему, что теперь он - Сэм, продолжит и закончит это повествование, сам он никогда серьёзно не задумывался о такой возможности. Лишь однажды, когда его старшие дочери уже бегали с другими ребятишками около дома, играя в разбойников, а Рози укачивала их младшую сестричку Злату, Сэм в каком-то непонятном порыве открыл чернильницу, взял в руку перо и открыл Книгу на одном из последних листов, остававшихся девственно чистым. И замер над страницей. Сонм мыслей, невысказанных вслух, теснился в его уме, ему хотелось выплеснуть их на страницу, увидеть написанными, чтобы кто-то, а может быть даже и сам Фродо! - однажды прочёл бы их и узнал, как жилось в Хоббитании в новую эпоху, как сложилась судьба Мерри, Пина и самого Сэма, побывавших в самом центре великой бури. Но понял вдруг, что судьба их ещё, может быть и не сложилась - они ещё молоды, что он страшится складывать мысли в написанные слова, а главное, что он ещё ждёт чего-то. И с этой мыслью, что ещё что-то важное и интересное произойдёт в его жизни, он отложил перо в сторону и закрыл Книгу. Надо было возвращаться к обычным делам.
Сэм к своему пятидесятишестилетию, оставаясь в сущности по хоббитским меркам в средних летах, был уже почтенным главой семейства. У них с Рози было уже шестеро детей: две старшие сестры: Эланор и Роза, трое мальчиков: Фродо-младший и близнецы Пин и Мерри, названные все в честь его старых друзей, и самая младшая дочка Злата. В доме и саду постоянно слышались детские голоса, а улыбка его жены - Рози, скрашивала любое ненастье. Дети стали важной частью его жизни. Растить и воспитывать их оказалось непростым делом, и Сэм старался как мог, сокрушаясь про себя иногда, что нет рядом с ними того, кто мог бы стать им настоящим учителем - Фродо!
Сэм особенно гордился своей старшей дочерью, имя которой выбрал Фродо. Умная и бойкая, она красотой пошла в мать, но, казалось, совсем не обращала на это внимания. В свои 16 лет она могла поразить окружающих неожиданной рассудительностью, много читала, что не очень нравилось Рози, полагавшей, что девочке не стоит увлекаться всякими странными книгами и разглядыванием ещё более странных карт. А у Эланор всякий раз замирало сердце от непонятного восторга, когда она всматривалась в причудливые очертания гор и извилистые ниточки рек, нарисованные дядей Фродо в его чудесной книге. Сэм единственной Эланор позволял читать эту книгу. Кроме него ещё его старинные друзья Мерри и Пиппин читали её. Книга эта никогда не покидала дом Сэма, который берег её как настоящее сокровище. Он говорил Эланор, что еще дедушка Бильбо начинал писать её, но Эланор больше нравилась та часть, где было описано захватывающее путешествие её отца с дядей Фродо и его друзьями. Манера письма старика Бильбо казалась ей несколько тяжеловесной, поэтому она только отрывочно прочитывала что-то из первой части книги. Но вот карты ей понравились сразу. Разглядывая их рисунок, она представляла себе чудесные места, в которых ужасно хотелось побывать. Даже грозные скалистые кряжи казались манящими и привлекательными. А уж названия хотелось читать и перечитывать: Раздол, Вековечный лес, Лихолесье, Море Рун, загадочная линия Великого Восточного Тракта…
Сэм втайне гордился любознательностью своей Эланор, вот только он никак не мог понять, откуда в ней взялось такое несносное упрямство. Никто: ни он, ни Рози не могли справиться со своей старшей дочкой, если она решала упереться на своём. В три года она отказалась категорически есть овсянку, в шесть лет она решила целое лето провести в доме с дедушкой, так как он стар и нуждается в постоянной помощи. Старик Скромби был рад такой заботе. А родители с удивлением наблюдали, как их малышка старательно убирает в доме деда и приносит ему вечером чашку травяного чая. Старик Скромби потом, конечно, перебрался в просторный дом Сэма, но Эланор продолжала его опекать и тогда, скрашивая старость деда.
В десять лет она заставила Сэма соорудить ей жилище на высоком дереве в глубине сада. После рассказов Сэма о том, как эльфийские воины устраивали сторожевые помосты на деревьях на границе Лориэна, Эланор пожелала получить нечто подобное. А когда нечто среднее между помостом и шалашом на ясене отец ей построил, пропадала там днями, высматривая что-то видимое только ей. Ей так полюбился тот помост, что она и в пятнадцать лет, то есть уже взрослой (как она сама считала) девицей, продолжала забираться туда время от времени, воображая себя эльфийским дозорным. А уж в малых делах с Эланор и вовсе не стоило спорить.
Рози только покачивала головой, выразительно поглядывая на мужа, когда тот вопрошал об истоках такого упрямства своей старшей дочери. Но как мудрая женщина, ничего не говорила.
Сегодня Сэм проверял состояние городского сада, разросшегося со времени его благословения землёй Лориэна. Эланор поначалу отправилась с ним, чтобы помочь вечно заваленному делами отцу, ведь он уже во второй раз был избран мэром Норгорда и тратил всё своё время на городские дела и заботы. Но вот сады - это было его добровольное и беззаветное увлечение.
Сэм завёл что-то вроде тетрадки, где рисовал план зеленых насаждений Норгорда. Вдвоём с дочерью ему всегда было сподручнее вносить заметки - где что нужно будет подрезать или подправить. Но в этот раз Эланор была рассеянной и попросила у отца позволения сбегать ненадолго проведать подругу, которая жила неподалёку. Сэм не хотел превращать их совместные занятия садами в скучную обязанность для дочери и с легким сердцем отпустил её. Но теперь уже вечерело и ему хотелось пойти домой, где Рози уже наверняка почти приготовила ужин, и посидеть с ней и детьми за общим столом.
-- Эли, - позвал Сэм. Ему показалось, что дочь в своем светло голубом платье идет по дорожке, затенённой деревьями. Но это стебли дельфиниума колыхались на солнце, да птица вспорхнула с дерева. Подождав ещё с четверть часа, Сэм отправился домой. Не то, чтобы Эланор любила опаздывать, просто у неё всегда находилась веская причина, чтобы не торопиться к обеду или ужину.
-- Где Эланор? - с досадой спросила Рози, встретив Сэма у двери.
-- У Энни, - предположил Сэм.
А на самом деле Эланор почти успевала вернуться к Сэму вовремя, вот только когда она вышла из дома подружки, то совершенно случайно увидела знакомого парнишку Пэда.
Она растроенно вздохнула: до сегодняшней весны она воспринимала Пэда как одного из соседских мальчишек, с кем еще пару лет назад можно было поиграть в мяч на Большой поляне у реки.
Но теперь она уже не была так уверена в его дружеском настрое. Всего неделю назад гуляя небольшой веселой компанией, они с Пэдом вдруг разругались. Из-за какой-то ерунды, сейчас она не могла вспомнить ничего конкретно обидного, что она могла сказать Пэду, из-за чего он вдруг разозлился. Кажется, кто-то из ребят, глядя на реку, вдоль которой они шли, заметил, что плыть по реке или по морю, наверное, очень увлекательно и страшно. И Эли сказала всего лишь, что её отец был на берегу моря в тот именно час, когда отплывал эльфийский корабль. И это почему-то взбесило Пэда.
“Не пойму, - сказал он тогда, - Почему это твой отец не уплыл тогда со всеми своими приятелями! Это было бы самое правильное решение. Хотя, нам бы , конечно, пришлось тогда подыскать другого мэра! “
“Зачем ты так говоришь?!” - не поняла Эланор.
“Он садовник - твой отец! Никакой он не мэр! Не стоит лезть туда, где ничего не понимаешь! Раньше за него решал всё хозяин, а теперь кто ему советы даёт?”- выпалил Пэд окончательно обескураженной Эланор.
Эланор впервые столкулась с подобной враждебностью по отношению к своему отцу. Это было вдвойне обидно: если бы Пэд высказал претензии к ней,она бы знала, что ему ответить. Защищать отца от нападок ей было странно, ведь она считала его почти идеальным не только главой семьи , но и главой города. К облегчению Эланор, остальные ребята не поддержали Пэда, и он ушёл, как понимала Эланор, ещё больше затаив на неё какую-то обиду.
Она бы сильно удивилась, узнав, что причиной враждебности мальчишки-хоббита к Сэму стало всего лишь оброненное им замечание в его адрес, сделанное как раз тот в момент, когда Пэд, красуясь перед девчонками, по-молодецки пригнул деревце к земле, не рассчитав своей силы, и едва не сломал его молодой стволик. Сэм, будучи уже много лет мэром города, продолжал оставаться прежде всего садовником, поэтому не сделать замечания юноше он просто не мог.
Эланор этого не знала, и поэтому встреча с Пэдом не сулила ей ничего доброго.
И она не ошиблась.
-- Привет, дочь “Друга эльфов”, - поприветствовал её Пэд. То, что Эланор тогда рассстроилась от его нападок, только раздосадовало его ещё больше. Казалось, его теперь просто распирает от желания досадить ей ещё больше: -- Вы с папашей уже весь город окучили?
Эланор постаралась сохранить самообладание, глядя на круглое веснушчатое лицо Пэда. Но её молчание не подействовало на Пэда должным образом:
-- Всё озеленили, спрашиваю? Скоро и сами эльфы в Норгорде заблудятся в ваших зелёных насаждениях!
-- Что плохого в садах?! - вызывающе спросила она.
-- В садах, а не лесах, которые он тут выращивает! В лесах водятся волки и недобрые люди! Твой отец небось это знает, раз он путешествовал, как любит привирать! А то, может, он и всё наврал про путешествие!
Эланор не стала выслушивать дольше, и развернулась, чтобы гордо уйти.
-- А в городе должны быть дороги и дома! Лесу в городе не место! - выкрикнул ей вслед Пэд.

***

Вместо того, чтобы разу вернуться домой после стычки с Пэдом, Эланор повернула к реке и, спустившись с небольшого холма, присела на берегу. Ей надо было собраться с мыслями. С детства она привыкла, что норгордцы любят и уважают Сэма, и она гордилась своим отцом и его друзьями - дядей Мерри и дядей Пином. Впервые она столкнулась с тем, что дела Сэма осуждают, считают вредными, и даже! - сомневаются в его честности! Это было возмутительно и выше её сил, и она сначала долго думала, как проучить мальчишку, а потом - как доказать ему, что он не прав. Слишком юная, чтобы понять природу недобрых мыслей, она думала, что только лишь незнание рождает недоверие и мешает увидеть правду.
Как ей хотелось бы отправиться самой в манящие далёкие страны! А вдруг и ей бы не поверили, когда она бы вернулась и начала рассказывать о своем путешествии? Хорошо бы этого несносного Пэда отправить в Глушь или Морию! Вот бы он на своей шкуре узнал, правда это или нет! Ей стало смешно, когда она представила себе круглую физиономию Пэда, побелевшую от ужаса при виде морийского орка! Эта картинка вернула ей хорошее настроение, и, посидев и похихикав ещё немножко над воображаемым испуганным Пэдом, она бодро отправилась домой.
Но дома было уже не смешно. Она опоздала к ужину, и семья не стала её ждать. Рози рассерженно гремела посудой, убирая со стола. Роза ей помогала. Эланор виновато посмотрела на отца, вышедшего в прихожую. Добряк Сэм не стал ей ничего говорить - по виду дочери он понял, что та огорчена своим поступком. Она не стала спрашивать еду у матери, а убежала в свою комнату.
В приоткрытое окно врывался вечерний ветерок, покачивая цветы настурции на клумбе перед домом. Эланор забралась на подоконник и выглянула в окно: солнце почти скрылось за густыми деревьями и небо на востоке налилось густой почти черной синевой. Там, над восточными уделами Хоббитании уже надвигалась ночь, и слабый блеск ранних звёзд томил и манил юную душу Эланор. Она знала, что завтра в Норгорд приедет дядюшка Пин, назначенный королем Элессаром Таном Северного княжества. Он и мэр Норгорда стали Советниками Северного княжества под скипетром Элессара, и дядюшка Пин, то есть Перегрин Крол хотел встретиться с Сэмом, чтобы обсудить какие-то там важные дела и отправить подарки ко двору Элессара. Будет суета и хлопоты, но это будет весело и занятно. А там, может быть, ей позволят отправиться с Пином до восточных границ Хоббитании, куда отправится и обоз с подарками. А там заодно и заскочить к Брендизайкам не помешает, где другой друг отца - Мерри покажет ей Городьбу и прочие чудеса Забрендии. Тогда-то её мечта пусть даже о таком маленьком путешествии наконец осуществится!
Эланор вздохнула и даже потянулась от удовольствия . Или от того, что уже начинала немного дремать, убаюканная сладкими мечтами. Не хотелось завершать такой тихий и славный вечер, но что поделаешь, надо было укладываться спать. И, сладко позёвывая, Эланор, слезла, наконец, с подоконника, и улеглась в постель, накрывшись ярким лоскутным одеялом, сшитым ей Рози. Надо будет завтра задобрить мамочку, - напоследок подумала она и тут же заснула.
Следующий день, и вправду, выдался беспокойным. Перегрин Крол,-Тан Хоббитании, - прибыл в Норгорд к полудню. К этому времени на Главной Поляне у Западного Холма собрались все почтенные граждане Норгорда, кто пришел поприветствовать новых распорядителей Хоббитанских Земель, а кто просто поглазеть и посудачить. Перегрин выглядел и вправду величественно - рослый и молодой, с буйной каштановой шевелюрой и горячими глазами, облаченный в горчичного цвета камзол и коричневый плащ, - он как нельзя лучше подходил обликом на важного господина. Так, во всяком случае, думала Эланор, которая гордилась своим названым дядюшкой (в родстве Сэм с Кролами не состоял, да и семья Рози тоже). Что означает эта его должность, она тоже не особо разбиралась. Надо будет спросить у папы. Вроде бы это как-то связано с воинской службой, или охраной границ, ей казалось, что она что-то такое слышала. Но в то же время и войска никакого в Хоббитании нет. Про ополчения уже давно слыхом не слыхивали. Кем будет командовать дядюшка Пин - не понятно.
После церемонии встречи Пин с сопровождавшими его Кролами последовал к Сэму обедать. Столы были поставлены на широкой площадке во дворе дома, которая прямо и выходила в сад, так что гостям и хозяевам можно было наслаждаться дивным Сэмовым садом во всём его великолепии. За обедом ни о чём серьёзном не говорили. Только о том, какое жаркое выдалось лето, да какие тучные нынче стада пасутся в западных уделах, а восточных, говорят, будет такой урожай, какого давно уже не видывали. И куда только зерно девать будут, коли оно в амбары не влезет?
Эланор, как самой старшей, было позволено сидеть со взрослыми, да она больше хлопотала вокруг стола, чем сидела вместе со всеми. Зато Рози могла спокойно побеседовать с гостями. Роза, которая помогала Эланор нарезать ещё хлеба и сыра, пихнула сестру локтем в бок и заговорщически прошептала:
-- Смотри, дядя Пин такой весёлый сегодня! Радуется , что короля Элессара скоро повидает!
--Ты что! Он не поедет сам так далеко! Он только отправит обоз с дарами, а его повезут может быть даже и не хоббиты (Какие хоббиты рискнут отправиться прочь из уютной Хоббитании пусть даже ко двору самого короля!?), а пригоряне... или даже гномы...
--Ну ты соврёшь! - Роза ни на миг не поверила сестре, - А ты бы сама хотела поехать?!
-- Ты ещё при маме спроси! - Эланор содрогнулась этой при мысли. Ещё утром Рози напомнила ей про вчерашнее опоздание и потребовала соблюдать домашний распорядок.
--Ты уже почти взрослая, надо быть примером для младших!- сказала ей она.
А Эланор в ответ буркнула, что она не хочет быть никаким примером, что не улучшило ситуацию.
Обед закончился, и пока гости раскуривали послеобеденные трубки в приятной тени пышных деревьев, Сэм с Пином удалились на веранду, чтобы обсудить дела особо важные. Эланор принесла им кувшин с пивом и, поставив его на столик, сама присела рядом на скамеечку. Она так часто присутствовала раньше при их встречах, что сделала это почти машинально. На этот раз Сэм почти с неудовольствием взглянул на дочь.
--Не лучше ли бы тебе, Эланор, побыть сейчас с сёстрами?
Эланор оторопела.
Пин был настроен более добродушно:
--Зачем, Сэмюэс! Она нам не помешает! Какие там уж секретные дела! А ты так выросла с прошлого года! - обратился он уже к Эланор, - Совсем взрослая!
“Второй раз уже слышу это сегодня, - подумала Эланор, - К чему бы это?” - и осталась.
Беседа Сэма и Пина оказалась совсем не увлекательной. Половину она и не поняла. Они говорили про все уделы Хоббитании по очереди, перечисляя какие-то цифры - и вскоре её голова распухла от лиг, бушелей, голов скота, усадеб и их названий, хуторов, и ещё всякой всячины. Она только уяснила, что, оказывается, на северных и восточных границах Хоббитании всё не так спокойно, как хотелось бы. И хотя Хоббитания по эдикту короля Элессара от 1427 года Летоисчисления Хоббитании была объявлена свободной Землёй, где запрещено было появляться людям, в отдельных местах вдоль всё тех же северной и восточной границ были замечены их следы. И ещё поговаривают..., но тут Сэм взглянул на скучающее лицо своей старшей дочери и прервал Пина.
-- Сходи помоги маме занять гостей! - отправил он Эланор прочь с веранды.
Эланор нехотя вышла за дверь. Надо было и вправду пойти помочь Рози с угощеним и гостями. Но когда она пришла на кухню, то с удивлением увидела, что и без неё мать с сестрой прекрасно справились. Рози наливала сладкий крюшон в красивый стеклянный кувшин, чтобы отнести гостям. Она была сдержанна, но сердито взглянула на старшую дочь:
--Зачем ты мешаешь отцу и дяде Пину заниматься делами?
“Вот опять начинается!” - с досадой подумала Эланор. Но вслух решила сказать как можно мягче:
-- Я ждала, вдруг им что-нибудь потребуется...
Рози скептически поджала губы. Она чувствовала, что Эланор неспроста вьётся вокруг Сэма с Пином. Наверняка что-то задумала! А эти добряки и не подумают ей перечить!
Вечером Эланор наконец удалось улучить момент, когда Пин остался один. Гости, отдохнув от обеда, готовились к ужину. Во дворе стало прохладнее. Сад погружался в сумерки и влажный остывающий воздух обступал деревья. Перегрин направлялся в сад, Эланор его окликула:
--Дядюшка Пин! Дядюшка Пин.. , можно мне попросить Вас...
--Ну, какой я уже тебе “дядюшка”! - откликнулся Пин, - Ты уже почти взрослая! И я не такой уж старый! Зови по-простому - Пин!
-- Ну, .. Вы теперь Тан.., тогда я должна обращаться к Вам “господин Пин”..
--Фу ты, глупость какая! - рассердился Пин, - Зови тогда как раньше дядей! Ну так о чём ты попросить хотела?
-- Я вот о чём. Раз я взрослая, как все вы говорите, позвольте мне с Вами отправиться в Забрендию! Вместе с обозом! Я никогда дальше Норгорда не ездила. А с Вами мне разрешат...
--Ах, вот ты о чём! Ну, почему бы и нет? Не вижу причин, чтобы тебе не поехать... , - Пин всегда был покладистым с друзьями и их детьми. -- Я провожу обоз и заеду к Мерри, да и тебе будет интересно побывать у Брендизайков! Давно он Сэма не видел, так на тебя посмотрит!
Эланор с трудом сдержалась, чтобы не подпрыгнуть от радости. Так быстро и легко далась эта победа! Осталось сообщить об этом родителям...
За ужином к собравшимся за общим столом вновь вернулось веселье, звучали песни и смех , и разошлись все только лишь потому, что на завтра предстояло заняться многими делами. Пин поблагодарил Сэма и Рози за оказанный приём и, договариваясь с Сэмом о завтрашних делах, как бы между прочим, заметил:
-- Мы закончим сборы дней через пять. Думаю, в этот раз Эланор стоит отправиться с нами - посмотрит Хоббитанию и повидается с семьёй Мерри. Пора ей уже посмотреть на мир! А обратно в Норгород мы дадим ей соповождающих! А может Мерри и сам приедет навестить тебя с Рози!
Сэм был несказанно удивлён таким поворотом дела. А уж Рози и вовсе еле сдерживала себя, чтобы тут же не обрушить на Пина своё неудоволльствие.
-- Не знаю, приятель, - ответил Сэм, - Может оно и так, .. - он покосился на жену, -- Да вот надо ещё Рози спросить!
Рози что-то пробормотала невнятное.
--А, ну вот как.., - Пин понял, что его предложение было слишком неожиданным, - Ну, вы подумайте пока, время есть..
И он отправился в комнату, где всегда останавливался, когда приезжал к Сэму. Остальные спутники Пина были устроены в летнем домике для гостей.
Пока гости укладывались на ночлег, Рози спешила к Эланор со всех ног, будто дочь уже отправлялась в неведомые дали. Найдя её во дворе, она не стала сдерживать свои эмоции, плача и причитая, она вопрошала старшую дочь, отчего та так невзлюбила дом, что так страстно хочет его покинуть. Услышав плач жены, во двор выбежал Сэм.
--Рози, пожалуйста, успокойся! Ты напугаешь гостей!
Рози послушалась Сэма только в том, что продолжила причитать уже вполголоса.
Эланор даже испугалась, увидев в какое отчаяние впала мать. Она беспомощно взглянула на отца, ища у него поддержки. Тот пытался успокоить Рози, а Эланор сказал следующее:
-- Послушай, Эланор! Разве здесь, дома, нет важных дел? Разве в Хоббитании не найдутся друзья, которым нужно будет помочь, если вдруг случится беда, и которые помогут тебе?! И дело совсем не в том, что ты девочка и потому не можешь путешествовть по опасным местам. А потому, что здесь тебе всегда найдётся ответственное дело! - Сэм постарался вложить в свою речь всю убедительность, на которую только был способен.
Но Эланор из всего этого услышала только, что она девочка, и что ей нельзя путешествовать.
Ну что ж, она и не ожидала, что родители поздравят её и с лёгким сердцем отпустят в дальний путь. Но в запасе ещё было пять дней. И она не собиралась сдаваться.

Глава 2. Почему не могу?
Долгие пять дней Сэм с Пином только и заняты были, что подготовкой фургона с подарками для короля Элессара, а Эланор тем временем готовилась к долгожданному путешествию. Вопреки её опасениям Рози не стала препятствовать её сборам. Она только многозначительно молчала и поглядывала на дочь, как бы говоря: “Ты ещё сама передумаешь, милочка!” А может, она хотела сказать ей что-то другое? Эланор хорошо знала свою мать, её упрямый характер (совсем как у дочери!) - они могли бы соревноваться с Сэмом в этом, только Розино упрямство всегда было скрыто под маской покладистости. Чтобы мать сдалась без долгой борьбы - в это трудно было поверить. Но как бы то ни было, Эланор была уже взрослой девочкой и могла оценить шанс, который ей вдруг нежданно выпал. Когда ещё у неё будет возможность отправиться пусть в небольшое, но путешествие? Нельзя было расслабляться и показать слабину.
Рози была занята хлопотами по дому: когда принимаешь столько гостей заботы всегда найдутся! Её Сэм занят был втройне: и как мэр, и сад был на нём, и с приезжими гостями они всё обсуждали какие-то важные дела, - надо было поддержать его. Поэтому Рози совсем было не до причуд Эланор. За несколько дней этой кутерьмы со сборами фургона она даже позабыла о намерениях старшей дочери.
А Эланор и не думала менять свои планы, с собой она решила захватить пару карт Бильбо, одну - Хоббитании, а другую - северо-Запада Средиземья. Если первая была как раз кстати,ведь ей предстояло увидеть воочию восточную часть Хоббитании, то вторая скорее продляла воображаемое путешествие. Ведь, понятно, что дальше Хоббитании ей никогда не двинуться! И это печальное соображение омрачало её радость.
В последний день на Главной Поляне состоялось празднество. Городские распорядители установили шатер для почётных жителей города и гостей и несколько столов с напитками и закусками для всех желающих. Не так изобильно, как на больших праздниках, однако каждый пришедший в этот день на Поляну мог рассчитывать на стакан вишнёвого крюшона и пончик с сахарной пудрой. На Поляне собралась уже пестрая толпа хоббитов, настроенных весьма празднично. Особенно радовались дети, весело скакавшие возле столов с угощением. Им нетерпелось отведать пончиков, да и многие взрослые были не прочь закончить уже торжественную часть.
На восточной стороне поляны стоял фургон с дарами, в число которых вошло почти всё, чем могла похвастаться хоббитанская земля - копчёные свиные окорока из западных уделов, бочонки с вересковым и липовым мёдом, тканые шерстяные накидки из овечьей шерсти и скатанные полотна валеной шерсти для зимней одежды. Мастерицы из западных уделов сшили вместе несколько таких полотен и украсили вышивкой на хоббитянский манер - узором из дубовых листьев и листьев хмеля, вышитых красной и синей нитью. Получилось прекрасное тёплое шерстяное одеяло - в дар королевской чете.
От южных уделов доставлены были несколько золотистых бочонков, украшенных надписью “Золотой Дол “с отборным табачным листом. Как выразился один из почтенных граждан Норгорда - кстати, отец Пэда: “Не бог весть что, но это то, чем Хоббитания может гордиться”.
Он выступил перед собравшимися сразу после небольшой речи Сэма, поблагодарив и Короля Элессара за его покровительство Хоббитании, и Сэма, за его старания. “Наш мэр постонно в заботах о Норгорде”, - сказал он, - “И король лично знает его и это хорошо. Возможно, конечно, мы никогда не дождемся короля Элессара в наших землях”, - добавил он с сомнением в голосе, - “Так пусть же наш скромный дар напомнит ему о хоббитах и о свободах, которые он обязался им гарантировать!”
Эланор всё это время она была рядом с фургоном и слышала это, и такие слова показались ей слишком надменными. Она впервые подумала о том, что отец Пэда, возможно, и правда не считает, что Сэм находится на своём месте.
Речи были закончены и толпа одобрительно загудела, и все принялись выкрикивать: “Элессар! “, “Долгих лет королю Элессару!” , “Да здравствует Хоббитания!” А кое кто даже: “Да здравствует Сэмюэс Скромби!”
Эланор поискала глазами лицо отца Пэда и отметила, что тот стал ещё мрачнее. Это встревожило её, однако сейчас нужно было заниматься совсем другими делами.
Ещё утром она перенесла в повозку свои вещи, уложенные в небольшую котомку, стараясь поменьше попадаться на глаза Рози и Сэму и не отходить далеко от повозки. Поэтому, когда под приветственные крики норгордцев отправляющиеся в путешествие заняли свои места, кто в повозке, кто верхом на пони, а те, кто провожал их, подошли, чтобы сказать прощальные напутствия, она уже забралась в повозку и старалась сохранять спокойствие.
У Сэма и Рози только глаза расширились, когда они увидели свою Эли. Пин занял место рядом с ней и ободряюще полопал её по спине. У Рози только рот приоткрылся, но она не издала ни звука: теперь на глазах всего Норгорда вытащить дочь из повозки было невозможно! Она не хотела растерять свой авторитет и авторитет Сэма: Что это за мэр, которого не слушается собственная дочь! Сэм глядел на Эланор с веселым удивлением: добилась-таки своего! Он шагнул к повозке и поцеловал дочь:
- Будь благоразумна! Удачи тебе, Эланор! Возвращайся домой поскорей!
Эланор благодарно взглянула на отца и кивнула в ответ:
- Конечно, всё будет хорошо!
Потом украдкой искоса взглянула на окаменевшее лицо Рози. Отряд тронулся, и Эланор перевела взгляд на норгордцев. Среди радостных и веселых лиц ей показалось удивленная физиономия Пэда. Вот и отлично! Её путешествие начиналось так, как она и хотела.

***

По укатанной дороге на восток двигались четыре навьюченных пони, повозка и зелёный фургон в сопровождении семи всадников. В повозке ехали Эланор и Пин, а верхом на пони ехали спутники Пина, котоыре теперь возвращались домой. Им предстояло проехать до восточной границы, где Мериадок Брендизайк подготовит для фургона новых сопровождающих, которые отправятся по Восточному тракту к Мглистым горам, а там их с фургоном уже встретят посланцы короля Гондора.
Эланор высунула голову из повозки и прищурясь, смотрела на солнце. Если так долго смотреть на него, потом оно остается в глазах темным синим пятном, долго перекрывающим всё, на что ни посмотришь.
- Смотри, Эли, лиса пробежала! - окликнул Эли Пин
Эланор повернула голову и посмотрела, куда указывал Пин. Рыжая молния мелькнула в яркой зелени придорожных кустов. Пугливое животное стремительно исчезло, пока девочка всматривалась в заросли.
Дядюшка Пин знал, что говорил, когда назвал её взрослой и что ей пора увидеть Хоббитанию. Ей и вправду было на что посмотреть! Одно дело, представлять неведомые просторы за границей Норгорда, бескрайние леса на севере, чуть всхолмленные поля и угодья, раскинувшиеся к востоку, между которых вьётся дорога, словно разматывается из гигантского клубка и ведёт в неизвестность. И совсем другое самой ехать по ней и глядеть во все глаза на всю эту красоту, что зовётся Хоббитанией!
Удивительней всего ей казались расстояния между селениями, чаще всего небольшими, в несколько домиков, они все были расположены рядом с дорогой. Их было так мало, зато лес часто подступал вплотную к дороге, вздымая вверх тяжелые узловатые ветви деревьев. И казалось, будто это сам Вековечный лес окружает их со всех сторон... Если бы не серая лента дороги, Эланор запросто представила бы себя в глухих лесных дебрях.
Но он был совсем не страшный этот лес! Его таинственные жители то и дело попадались на глаза нашим путникам: то зайчишка перебежит дорогу, то лисий хвост мелькнет в кустах орешника, то енот замрет на поляне, провожая вглядом повозки и их экскорт.
И ночёвки в пути оказались совсем не страшными, хотя ими так стращала Эланор её младшая сестра Роза. Все дни пути стояла сухая ясная погода. Хрустальный небесный купол блистал звездами, пока путники сумерничали у костра, а пони паслись неподалеку. Спутники Пина обменивались шутками или рассказывали забавные истории из жизни восточных уделов, пока выкуривали непременные трубки после ужина. Эланор погружалась в дремоту, потом, когда уже почти засыпала, открывала глаза и видела над собой темные ветви дуба или ели, а у костра всё ещё продолжали шутить и спорить хоббиты. Совсем сонная она перебиралась в повозку, чтобы там, укрывшись шерстяной накидкой (конечно, не такой роскошной, какую везли в подарок королю!) , уснуть уже до утра.
Только раз они встретили дальних путников, что направлялись на Запад. Это были хоббиты с повозкой, груженой металлическими изделиями, выкованными пригорянскими мастерами. Они слышали о том, что из Норгорда отправился такой большой отряд, а теперь вот и воочию убедились, что это правда. “Выходит, новости разлетаются по Хоббитании быстро”, - подумала Эли. Больше они никого не встретили: ни хоббитов, ни, - Увы! - эльфов. Иногда только видели кого-нибудь из местных жителей, кого на своем поле, а кто-то бродил по лесу в поисках ягод или грибов. Кто оказывался рядом с дорогой, обязательно останавливался, чтобы поприветствовать путников и перекинуться словом: о погоде ли, или о новостях в Норгорде и других уделах.
В Забрендию они прибыли через неделю от начала путешествия. Их встретил Мерри - поджидал на дороге верхом на гнедом пони. Повозка и фургон оставили на постоялом дворе под присмотром одного из родственников Мерри. А сами путешественники отправились прямиком к Мерри в Хоромины - родовой дом Брендизайков.
Вот переполох был, когда хозяева Хоромин увидели Эланор! Никто не ждал, что кто-то из семьи Сэма прибудет в гости! Теперь все хотели её увидеть, познакомиться, спросить про родителей. Эли хоть и была храброй, всё же смутилась от такого внимания к ней.
- Погодите вы! - окоротил их Пин, - Дайте ей в себя придти! Она никуда не исчезнет, вы и после обеда сможете её расспросить!
Брендизайки немного поостыли и позаботились о том, чтобы Эланор смогла помыться с дороги и переодеться. Для этого ей предоставили отдельную комнатку с окном, выходившим на берег реки. Эланор распахнула окно и высунулась: река была совсем близко, широкая с темными, коричневатыми водами. Заросли камыша подступали к берегу. С верхушки дерева рядом с домом скользнула птица и полетела над водой на другой берег.
Поскучать в своей комнате Эланор не удалось: едва успела она умыться и переодеться, как в дверь уже постучалась жена Мерри Тина - улыбчивая молодая хоббитша с зелёными глазами и пригласила Эли к обеду:
- Все уже собрались! Пойдём! - и повела Эли к большую светлую комнату, где за круглым обеденным столом собрались все - и прибывшие гости и многочисленная семья Брендизайков: старый хоббит - отец Мерри, его тётушка и сестра, а также сын Мерри - Берниадок. Эланор сразу определила, что он моложе её, ему было лет десять-одиннадцать. Он был очень похож на Мерри, только глаза были зеленые, как у матери. Светло-рыжие вихры прилизанные спереди, смешно торчали на затылке. Для Эланор он был слишком мал, чтобы годиться в приятели. И поздоровавшись с ним, она перестала обращать на него внимание.
Из беседы за столом она уяснила, что дела с отправкой даров продлятся еще несколько дней, пока найдут сопровождающих для фургона. А потом она может остаться у Брендизайков на одну луну, а после с Мерри поехать обратно в Норгорд. Или вернуться сразу с Пином, который отправлялся в Западный Кром. Сам Перегрин не собирался заезжать снова к Сэму, но там, по дороге к Норгорду ей выделят сопровождающих. У Эланор было время подумать.
Свои изыскания она начала на следующий день. Хоромины показались Эланор чересчур уж мрачными и величествеными. Дом, вернее, сразу несколько строений, стояли так плотно друг к другу, что образовывали единое здание, вокруг которого высилась высокая и крепкая бревенчатая ограда, опоясывающая больших размеров двор. В Норгорде уже давно не жили такими большими семьями в одном доме, как продолжали жить здесь, в Забрендии. Да и нужды такой не было. Здесь же на границе считалось гораздо безопасней жить большой семьей.
Днём Эланор побродила по длинным коридорам дома и вышла погулять в огород. Сада тут не было. Лес слишком близко подступал к жилью, чтобы можно было без опаски там находиться даже и днём. В старину здешние жители и не думали здесь сажать плодовые деревья - летом всегда можно было набрать ягод вдоль Городьбы и по пригоркам у реки, а осенью - на болотах подальше, к северу. Мерри расказал, что кое-кто из переселившихся из Центральной Хоббитании новосёлов пробовал сажать деревья, но их быстро забивал лес: он с неумолимой настойчивостью прорастал каждую весну и за лето захватывал своей цепкой порослью садовую землю.
С замиранием сердца, Эланор поинтересовалась у Мерри, можно ли ей будет прогуляться до Городьбы. О том, что ей очень хотелось бы побывать за Городьбой, она постеснялась сказать. Но Мерри был совсем не такой покладистый, как Перегрин. Он сразу же оборвал мечты Эланор:
-Нет! Ни за что, Эланор, я не буду подвергать риску доверие твоего отца ко мне! Там, где Вековечный Лес, там опасно. А там, где опасно, туда тебе нельзя.
- Но там же ещё не Вековечный Лес! - пыталась возразить Эланор.
- Нет! - Мерри был категоричен, - Детям нельзя подходить к Городьбе! И я бы сам предпочёл никогда больше не оказаться в этом Лесу! - с чувством сказал он.
Похоже, дядя Мерри был сделан из другого теста, нежели дядюшка Пин. Эланор поняла, что не сможет добиться от него желаемого. Она принялась дальше самостоятельно изучать усадьбу.
Позади обширного огорода Брендизайков протекала река - Брендивайн, как называли её в Хоббитании, или Берендуин, как значилось на картах Бильбо. Её темно коричневые воды медленно катились вдоль травянистого пологого берега. Другой берег, более крутой и тоже травянистый, казался загадочным, может быть потому что где-то там, дальше и была знаменитая Городьба, и самые обычные деревья, что росли на том берегу, тоже казались посланцами Вековечного леса!
Здесь у реки, когда она вглядывалась изо всех сил в заросли на противоположном берегу, её окликнул чей-то детский голос:
- Эй, Эли, ты занята?
Она оглянулась. Берниадок исподлобья смотрел на Эланор, словно готовясь к отказу.
- Нет. - Она отвернулась от реки и выжидательно посмотрела на Берни.
- Тебе нравится здесь у нас?
- Ну..., - протянула она, - Да, нравится... Здесь занятно. Но немного скучно. Хотела побывать на том берегу, - она кивнула в сторону реки, - Но твой отец запретил.
- Да, он строгий, -подтвердил Берни.
- И ты его всегда слушаешься?
- Да, приходится. Но он справедливый!
- И где ты гуляешь? - поинтересовалась Эланор, разглядывая тонкую фигурку подростка. Он не показался ей выносливым. Вряд ли он вообще выходит далеко из усадьбы.
- Я - обычно здесь, рядом с усадьбой. Или мы с друзьями ходим в деревню, или к Переправе.
- К переправе?
- Ну да, где паром. Это интересно. Мы можем сходить с тобой!
- Пожалуй!..
Эланор подумала, что вместе с Берни она сможет больше узнать и увидеть интересного , а там быть может и на Переправе подвернется какая оказия попасть на другой берег... Побывать в Восточном уделе и не увидеть Городьбы, одного из самых известейших мест в Хоббитании?! Нет, отказаться от этой цели Эланор не могла! Целое приключение пропадёт! Впрочем, если здесь ей придётся всё время проводить в усадьбе, она может вернуться с Пином. Скоро ведь все дела с отправкой фургона будут улажены.
Они с Берни вышли за ворота и быстрым шагом двинулись к деревушке - паромная переправа была сразу за ней. У постоялого двора, где оставался фургон, царило небольшое оживление. Двое мужчин повыше хоббитов что-то обсуждали с Пином. Эланор подумала, что раз уж она ушла из усадьбы без спроса, ей на всякий случай лучше не показываться на глаза никому из дядюшек!
Она дёрнула Берни за рукав куртки:
- Пошли быстрей отсюда!
Тот удивился, но прибавил шагу. Они миновали деревню и снова вышли к берегу реки, как раз к Переправе. Эланор с интересом глядела на деревянную пристань и мостки. Самого парома не было видно, толстые канаты, натянутые над водой, обозначали паромный путь. Рядом с колесом, на которое наматывался канат, стоял толстощекий хоббит.
- Э! Да это Берни! - воскликнул он, - Чего это ты вдруг сюда пожаловал? Отцу понадобится паром?
- Здравствуй, Гам! Нет, отцу ничего не надо. Я только хотел показать Эли Переправу. Эли из Норгорда, она гостит у нас...
- Ну, тогда смотрите! Жалко что-ли.., -от отвернулся от детей, потеряв к ним интерес, -Только что уж тут смотреть...
- А паром когда вернется? - спросила Эланор не слишком общительного паромщика.
- К вечеру и вернётся. Когда сено на том берегу соберут. Они за сеном там сегодня...
- А потом когда он опять на тот берег отправится?
- А тебе зачем? -поинтересовался паромщик.
- Хочу попасть на тот берег!
- Ну, нет. Это вряд ли. Одни вы у меня туда не поедете! Только со взрослыми.
Эланор постаралась скрыть своё разочарование:
- Ну нет, так нет. Пошли! - она кивнула Берни и пошла обратно к деревне.
- Буду я ещё ссориться с Брендизайками! - пробормотал им вслед паромщик. - Оно мне надо?
Он сплюнул на землю и ушёл в сторожку, всё так же бормоча что-то себе под нос.

***
Эланор была раздосадована неудачей. Путешествие, обещавшее так много, вдруг стало превращаться во что-то будничное и неинтересное. Новых приключений ей не дождаться, и даже ни одной страшилки про Приграничную Забрендию она до сих пор не увидела!
Впрочем, неожиданно для самой Эланор, скоро настроение её улучшилось. Оказалось, что в деревне есть кое-что интересное. В трактире на постоялом дворе их угостили компотом и пирожками с морковкой. Потом, когда они сытые, вышли на улицу, Берни встретил четверых своих друзей - таких же мальчишек, как и он, и подружку -хоббитшу чуть помладьше. С этой мелюзгой Эланор никогда бы не стала возиться, но теперь это была единственно возможная компания. Они показали ей большой дровяной сарай, с крыши которого, как оказалось, можно было увидеть всю деревню и часть дороги. Искупались в маленьком пруду на другом конце деревни, и там же в рощице неподалёку набрали по пригоршни ягод земляники.
За этими летними детскими радостями они пропустили обед и вернулись в усадьбу Брендизайков только к ужину. Эланор опасалась, что родители Берни будут рассержены: ведь они не сообщили им, что уходят на целый день. Дядюшка Мерри казался более строгим и рассудительным, чем дядюшка Пин, или её отец, который всегда мог простить её самовольничание. Однако, к её облегчению и даже удивлению ни Мерри, ни Тина не то что не сказали им с Барни ни одного слова упрёка, но даже вообще не очень-то обратили на них внимание, а только позвали скорей садиться за общий стол, где уже все собрались на ужин. Барни ободряюще помигнул Эли, и они с готовностью протиснулись к столу, где семья Мерри и их гости уже начали трапезу.
Уплетая за обе щеки жаренные сыроежки, Эланор прислушалась к застольной беседе. Ей хотелось узнать, не нашли ли Пин и Мерри сопровождающих для фургона, ведь сегодня она уже видела незнакомцев вместе с ними. Как следовало из разговора, двух пригорян и правда уже наняли на эту работу, и фургон будет отправлен послезавтра. Тогда же и Перегрин сможет отправиться домой вместе со своими спутниками. С пригорянскими сопровождающими вызвались поехать до Пригорья двое друзей Пина. Этой части пути будет достаточно, чтобы удостовериться в честности этих пригорян. Так думали Пин и его товарищи. Мерри не совсем разделя эту точку зрения, но он оказался в меньшинстве и согласился с таким планом. Впрочем, найти желающих отправиться дальше Пригорья среди местных хоббитов было трудно. Эланор подумала, что Мерри сам мог бы туда отправиться, он же немало путешествовал раньше. А если бы он взял и её с собой!...
Пин повернулся к Эланор:
- Эланор, ты можешь отправиться со мной обратно.
Она кивнула. Похоже, она уже увидела всё, что может быть интересного в этой части Приречья. И поймала разочарованный взгляд Берниадока - видать, ему не хотелось так скоро расставаться с новой подружкой!

Просмотров: 92 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
Tolkienists.Ru©2008-2018
Счетчики:
Яндекс.Метрика

Партнеры:
Связаться с нами:
Обратная связь

Оставить отзыв:
Гостевая книга



Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2018
Правила сайта Баннерообменник
Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
Кое-что об авторских правах