1. Вход
Главная страница
RSS

Конференция
Автор: Дмитрий Золотухин
Название: Конференция
Возрастное ограничение:( с 16 лет)
Статус: закончен
Краткое описание: Восемь столетий прошло со времени Войны Кольца. Большинство обитателей Средиземья уже давно считают те события легендой. И лишь немногим людям (и не людям) не все равно.
Гоблины — не злодеи, у них просто высокий уровень коррупции
Джон Рональд Руэл Толкин

КОНФЕРЕНЦИЯ
Минас-Тирит. 22 мая 2236 г. по летоисчислению Хоббиттании.
- Таким образом, подводные исследования подтвердили факт нахожденья на шельфе острова Нуменор, юго-западнее порта Арменелос, древних развалин. Можно считать установленным, что древний Арменелос, наконец, найден. А утверждение некоторых неуважаемых господ о том, что легенда о Нуменоре является вымыслом, - голос выступающего буквально сочился ядом – опровергнутыми окончательно.
Закончив выступление, лектор спустился с кафедры в зал. Это был высокий, темноволосый и черноусый мужчина в черной форме Гондорского Королевского военно-морского флота. Среди присутствовавших в огромном зале мужчин и женщин он был единственным человеком в форме: остальные мужчины были одеты в костюмы, женщины – в строгие платья.
- Неплохо, - обратился к моряку его сосед, сухонький седобородый старичок. – Ты думаешь, Берегонд, сегодня будет еще что-то интересное?
- Ну, что скажут наши, я знаю наперед, - пожал плечами Берегонд. – Интересно будет послушать, - тут он прошелестел тонкой книжечкой программы – госпожу Тайлин Артанг. – Интересно, что она накопала в Моарроне?
- А вот и она, - указал старик на молодую женщину, поднимающуюся на кафедру.
Госпожа Тайлин Артанг была действительно красива – экзотической восточной красотой. Невысокая стройная женщина, одетая в вишневое платье, подчеркивающее достоинства ее фигуры, поднялась на кафедру и начала докладывать.
…Таким образом, под развалинами укреплений времен Кланов обнаружены остатки древней крепостной стены, относящейся к эпохе Владык. Можно с уверенностью утверждать, что древняя крепость в Моарроне была разрушена в результате землетрясения.
- Интересный доклад, - прокомментировал Берегонд, когда госпожа Тайлин закончила. – И интересная девушка.
…Они встретились на крыльце Университета, озаренном заходящим солнцем. Женщина куталась в плащ: с Миндоллуина тянуло холодным ветром.
- Госпожа Артанг? – обратился к ней Берегонд.
- Капитан Экор?
Берегонд кивнул. После чего двое ученых (как это не удивительно) завели разговор о своей работе.
- Не сочтите за дерзость, но ваши соотечественники, как правило, мелко копают, - говорил Берегонд. – Ваша работа – первая, посвященная эпохе Владык. Остальные как-то больше кланами занимаются.
- Во первых, я таки не первая. А почему больше писали о кланах…. Так ведь романтика, - пожала плечами Тайлин. – Междоусобные войны, походы наемников. Наши наемные роты ведь и в вашей гражданской войне отметились.
- Да уж. Только для гондорцев Туманная Война - столь же «любимая» тема, как для ваших коллег – эпоха Владык. Даром, что тогда Наместники к власти вернулись.
Действительно, для тогда еще Соединенного Королевства Туманная Война стала эпохой ужаса, по сравнению с которой Война Кольца казалась чем-то вроде семейного пикника. Тогда арнорцы, гондорцы, роханцы, а также призванные ими наемные банды убивали друг друга, воюя за того или другого принца из дома Элессара. Одна из последних битв этой войны произошла при Тукборо, где хоббитское ополчение разбило гондорский отряд, наступавший на Аннуминас через Хоббитшир (закон короля Элессара, как и все прочие законы, был тогда уже сметен всеобщим озверением).
- Нам ведь должны прислать автобус – задумчиво сказала Тайлин, прервав мрачные раздумья гондорца.
- Через полчаса приедет, - пожал плечами Берегонд. – И еще часа два мы постоим в пробках. Есть другой вариант. Вы ведь остановилась в «Великих вратах»?
- Да.
- Спустившись со Скалы на фуникулере, мы пешком дойдем до «Великих врат» за час. Я с удовольствием устрою для вас экскурсию по старому Минас-Тириту.
- А давайте.
Улыбнувшись, женщина подала мужчине руку.
Они шли вдоль крепостной стены, окружающей шестой ярус гондорской столицы. Заходящее солнце освещало зеленые каштаны и фасады домов, но стена отбрасывала на тротуар густую тень.
Вскоре стена повернула, и пара, перейдя дорогу, вышла на смотровую площадку. Слева возвышалась скала Минас-Тирита, на вершине которой высилась Белая Башня дворца Наместника. На уровне наших героев через скалу был пробит автомобильный тоннель. За коваными перилами площадки начинался обрыв; на солнце сверкали черепичные крыши домов старого города, построенных ниже по склону. Еще ниже, на прибрежной равнине, рядом с мрачными башнями городских ворот (все, что осталось от древних укреплений) был хорошо виден квадрат гостиницы «Великие врата» с зеленым внутренним двором. Дальше, за скучными бетонными коробками Нового Минас-Тирита, за утопающими в зелени виллами старой гондорской аристократии (и новых гондорских нуворишей) играли на солнце воды Андуина и сверкали небоскребы Осгилиата – крупнейшего города Королевства.
- Какой же маленький этот ваш старый Минас-Тирит, - пожала плечами Тайлин, махнув рукой в сторону крепостной стены шестого яруса. – Впрочем, наши города эпохи Владык тоже не поражают воображение размерами.
- Ну, вообще-то старый Минас-Тирит начинается вон там, - Берегонд указал на укрепленные ворота внизу. – Просто мы разобрали все укрепления, кроме Цитадели и стен шестого яруса. И ворот первого яруса, в честь которых и названа наша гостиница.
- Так вы тоже остановилась в «Великих вратах»? – спросила Тайлин. – Ах да, вы ведь из Дол-Эмроса. Кстати, удивительно, что такой выдающийся археолог – офицер Флота.
- Министерство обороны финансирует мои исследования ради престижа, - с чистыми и честными глазами соврал Берегонд. – Не забывайте, что мои подводные аппараты больших денег стоят. К тому же в молодости я не только числился во флоте, но и служил, и воевал. Было это двадцать лет назад. А как будто вчера….
Интерлюдия
Умбарский залив. 20 июля 2216 г. по летоисчислению Хоббиттании.
- Есть!
Сублейтенант Гондорского Королевского флота Берегонд Экор ударил кулаком по торпедному прицелу. На его глазах серый умбарский эсминец ушел носом в голубые воды Умбарского же Залива. Теперь двум гондорским миноносцам - «Стрелку» Берегонда и «Пограничнику» - противостояли только два умбарских «истребителя».
Над водами залива стелился черный дым и разносился грохот орудий. Линии гондорских и умбарских дредноутов вели артиллерийский бой. Один «умбарец» уже получил свое, и теперь лежал на боку, медленно погружаясь в залив. Между линиями маневрировали стремительные эсминцы, пытаясь атаковать вражеские линкоры или защитить свои.
Командир торпедной БЧ сублейтенант Экор стоял у торпедного прицела на крыле мостика эсминца. Слева внизу грохотала носовая четырёхдюймовка. Справа внизу, между дымовых труб, из которых сейчас шел синеватый дым и летели искры, торчали тупые рыла торпедных аппаратов. Три трехтрубных аппарата были готовы по приказу командира БЧ выпустить девять торпед.
Но Берегонд не торопился отдавать приказ. Пока шел бой между эсминцами, работать приходилось артиллеристам. Вот когда «Стрелок» доберется до умбарских линкоров, настанет черед сублейтенанта Экора.
- Торпеда слева сзади!
Крик сигнальщика вывел Берегонда из задумчивости. Один из двух умбарских эсминцев выпустил торпеду по «Стрелку». Сублейтенант крепко схватился за фальшборт, когда «Стрелок» резко повернул влево, описывая циркуляцию. Торпеда, попав в кильватерную струю эсминца, ушла в сторону.
Завершив циркуляцию, «Стрелок» вышел в кильватер «Пограничнику». Теперь оба годнорских эсминца били по одному умбарцу.
Вскоре на месте умбарского эсминца взмыл гигантский гриб черного дыма, подсвеченного оранжевым. Когда дым рассеялся, враг попросту… исчез. От боевого корабля и сотни человек экипажа осталось только нефтяное пятно и плавающие обломки.
Последний уцелевший умбарский миноносец повернул налево и ушел за линию своих линкоров. Теперь ничто не стояло между гондорскими эсминцами и тяжелыми кораблями врага. Хрипло прозвучал ревун: «Стрелок» пошел в торпедную атаку.
- Первый и второй аппараты товсь! – скомандовал в переговорную трубу Берегонд.
Почувствовав опасность, ближайший умбарский линкор перенес весь огонь на эсминцы. Фонтан воды поднялся по правому борту «Стрелка». Берегонд с трудом удержался на ногах; даже на крыле мостика его окатило с ног до головы.
Выпрямившись, сублейтенант Экор увидел, как «Пограничник», пораженный двенадцатидюймовым снарядом, разломился надвое. «Стрелок» на полной скорости прошел мимо носа и кормы гондорского корабля, уходящих в воду почти вертикально. Помочь товарищам было нельзя никак.
Теперь умбарский линкор перенес весь огонь на «Стрелка». Эсминец, крохотный рядом с бронированным левиафаном, шел среди столпов воды. Каким-то чудом ему удавалось избегать прямых попаданий.
- Стрелять через девяносто секунд, - крикнул старпом с мостика.
Берегонд смотрел на линкор врага через торпедный прицел. Он уже определил поправки на скорость и теперь не выпускал врага, не обращая внимания ни на грохот взрывов, ни на свист осколков. И нажал на спуск тогда, когда надо.
Шесть торпед с шипеньем вырвались из труб, и, перелетев через борт «Стрелка» рухнули в воду. Подняв голову от прицела, Берегонд нажал на секундомер.
Через пятьдесят секунд (показавшихся сублейтенанту часом) у борта умбарца поднялись четыре водяных столба. Линкор осел на левый борт и стал медленно и величественно погружаться в воды Умбарского залива.
Когда «Стрелок», сделавший свое дело, ушел за гондорскую линию, погиб третий умбарский линкор: четырнадцатидюймовый снаряд королевского дредноута попал в орудийный погреб главного калибра. Над морем поднялся гигантский дымный гриб; корма со все еще вращающимися винтами стремительно ушла под воду и огромный корабль перестал существовать.
Потеряв три линкора, умбарцы решили, что с них достаточно. Уцелевшие корабли южан отступили, прикрываясь дымовой завесой. Море по-прежнему принадлежало Великому Гондору.

Вагончик фуникулера скользил вдоль склона Минас-Тиритской Скалы. Берегонд и Тайлин сидели рядом, и как в театре, смотрели поверх голов сидящих впереди на равнину Пеленнора.
- Красота, - сказала женщина. – Как будто и нет никакой войны.
- А разве ваша Республика с кем-то воюет? – удивился Берегонд.
- Официально нет, - яростно ответила Тайлин. – Но наши добровольцы, мой брат в том числе, сейчас бьются с кхандскими мятежниками. И с харадской армией, которой в Кханде официально нет. И без которой мятеж давно бы задавили.
- Так и от ваших добровольцев Республика открещивается, - пожал плечами Экор. – Не хочу сказать ничего плохого про вашего брата, но…. Не знаю, кто в этой войне гаже – правительство или мятежники.
- Это да. Брат писал, что кхадские республиканцы трусливы в бою, но очень храбро расправляются с безоружными «врагами народа» в тылу. За спиной наших добровольцев, да. Просто если мы не остановим харадримов в Кханде, они придут к нам. И к вам, гордецам.
- Да…, - протянул Берегонд. – Я теперь понял, почему у вас женщинам не дают избирательных прав.
Тайлин расхохоталась. Она смеялась, пока фуникулер не остановился на площадке первого яруса Минас-Тирита. Всего в трехстах ярдах от гостиницы «Великие врата».

- Ну все-таки, почему вы, гондорцы, так легкомысленно относитесь к угрозе со стороны «Черного солнца»? Не потому ли, что сами его создали? Я знаю, что ваши наемники отметились в Хараде.
«Ну, вот опять», - подумал Берегонд. Тайлин вернулась к прерванному разговору, когда они уже подошли к гостинице. Сам он, конечно, живо интересовался политикой. Но спорить на эту тему не любил. Хотя бы потому, что в политических спорах никто никого не убеждал.
- Отметились. Но наши наемные отряды ушли из Харада в двадцать первом, а «Черное солнце» возникло в двадцать седьмом. И в тридцать третьем пришло к власти. Мы честно помогли харадцам избавиться от красных мерзавцев, а что они потом сами себе посадили на шею мерзавцев черных – их проблемы. Чай не дети малые, чтобы их опекать.
- Вы уверенны, что в двадцать первом?
- Конечно, - мрачно улыбнулся гондорец. – Я там был.
Интерлюдия
Река Тарах. 2 июня 2220 г. по летоисчислению Хоббиттании.
В рубке бронекатера № 52 было жарко. Даже в тропической форме – бежевая рубашка без рукавов и шорты – лейтенант Экор отчаянно потел.
Форма была харадской – с большими черно-желтыми погонами. Скажи кто-нибудь еще года два назад, что Берегонд будет носить форму врага, он вызвал бы болтуна на дуэль. А сейчас – командует бронекатером Тарахской флотилии Харадской Повстанческой армии. Правда, флотилия полностью укомплектована гондорцами, а возглавляет ее коммодор Королевского флота Ангборн Таркис. Официально пребывающий (как и некий лейтенант Экор) в запасе на половинном жаловании.
А ведь всего два года назад пребывание в запасе на половинном жаловании (что означало нищету) было для Берегонда суровой реальностью. Лейтенант военного времени, даже награжденный орденом Чести, был не нужен в сильно сокращенном после победы Королевском флоте. Не удалось Экору устроиться и в торговый флот – там требовались штурманы и механики, но не торпедисты.
Поэтому, получив предложение от никому не известного охранного агентства, Берегонд, не раздумывая, отправился на собеседование.
С самого начала собеседник дал понять лейтенанту Экору, что представляет Тайную полицию Королевства. В оплату за «командировку» в Харад Берегонду предложили, кроме двойного жалования, возвращение на действительную службу в звании старшего лейтенанта.
Разумеется, Берегонд знал о харадской гражданской войне. После того, как Гондор разгромил умбарско-харадский союз, харадримы убили своего императора, сочтя его виновником поражения. Затем власть в Дальнем Хараде захватили революционеры, и, провозгласив Коммуну и уничтожение «эксплуататоров», устроили чудовищную бойню.
В ответ в Ближнем Хараде, под защитой гондорских оккупационных войск, туземные военные сформировали мощную армию, которая вскоре начала теснить коммунаров. Говорили, что в повстанческой армии (особенно в танковых и авиационных частях) служило немало светлокожих офицеров, говорящих по-гондорски.
«Значит, пришла пора и мне послужить Родине в чужой форме, - подумал Берегонд. – Да и условия выгодные».
Все же он спросил: - Но зачем повстанцам моряки? Ведь они воюют с коммунарами на суше. Им танкисты нужны, летчики нужны, артиллеристы нужны.
- Танкисты и летчики в Хараде уже есть, - ответил вербовщик. – Сейчас, после взятия Хардвайта, повстанцам очень мешает речная флотилия коммунаров на реке Тарах. Для борьбы с ней коммодор Таркис формирует в Харвайте флотилию.

И вот теперь «харадская» флотилия шла в бой. Два монитора и дюжина бронекатеров, построенные в Гондоре, были по частям перевезены в Хардвайт, собраны и укомплектованы гондорскими экипажами. И теперь шли навстречу речной флотилии коммунаров.
По данным разведки, «красные» располагали на Тарахе дивизионом старых миноносцев (более крупные и современные корабли не могли действовать на реке выше устья) и десятком вооруженных пароходов. Враги приближались, но были пока еще невидимы – через щели в бронированной рубке можно было разглядеть только бурые воды реки и пожухлые пальмы на желтом острове.
Зашипела рация; радист передал гарнитуру командиру. Выслушав приказ комдива-один, Берегонд скомандовал: - Право руля. Обходим остров. Приготовиться к бою.
Бронекатер № 52, выпустив в голубое небо клуб сизого дыма, повернул вправо. Это был пятидесятитонный кораблик, вооруженный двумя трехдюймовками в башнях и двумя тяжелыми пулеметами в башенке на крыше рубки, с экипажем из двадцати матросов. Сейчас отряд бронекатеров обходил остров по мелкому рукаву; идущие следом мониторы повернули левее, следуя главным фарватером. Выстрелы еще не прозвучали, но воздух, казалось, сгустился от напряжения. Жаркий южный ветер развевал флаги на мачтах. Черный змей на алом полотнище на мачте идущего впереди «пятьдесят первого» извивался, как живой.
Когда по другую сторону острова загрохотали пушки, Берегонд почувствовал облегчение. Наконец - то!
- Командир, комдив-один передает – делай как я! – доложил радист.
- Отлично, - произнес Берегонд и скомандовал: - Шлемы надеть!
Выполняя собственную команду, лейтенант Экор взял свой шлем – стальную каску с очками и кольчужной «бородой». Этими касками, долженствующими защищать от проникающих через смотровые щели осколков пуль и внутренних отколов брони, с катерниками поделились танкисты Повстанческой армии – гондорец должен помогать гондорцу! Капитан, подаривший Берегонду шлем, говорил, что «борода» на нем сделана из настоящей гномьей кольчужной сетки. Врал, конечно: всем известно, что больше танкистов врут только моряки.
Да и какая разница – гномья кольчуга или не гномья? Все секреты подгорных мастеров давно разгаданы гондорскими промышленниками и поставлены на конвейер….
- Лево руля! Обойдя остров, катера первого дивизиона повернули влево, сближаясь с харадскими миноносцами; остальные продолжали двигаться по течению, навстречу вооруженным пароходам коммунаров. Теперь четыре бронекатера противостояли двум боевым кораблям водоизмещением несколько сотен тонн каждый.
- Орудия – огонь по головному! – приказал Берегонд в микрофон внутренней связи, подняв кольчужную «бороду». Под грохот пушек «пятьдесят второго» он повернулся к смотровой щели.
Ближайший миноносец выглядел серым силуэтом на фоне песчано-желтого берега и бурой воды. На мачте развивалось красное полотнище – однотонное, без эмблем. Из трех труб шел густой черный дым: наверняка кочегары в машинном вкалывали… ну да, как негры. На носу и на корме вспыхивали огоньки выстрелов: враг отвечал огнем на огонь. Рядом с «пятьдесят вторым» взметнулся фонтан воды, по броне забарабанили осколки.
Первую кровь врагу пустил гондорцы: над эсминцем взметнулись языки пламени, а красное знамя почти скрылось в черном дыму. Некоторое время бронекатера не получали попаданий. Но долго это продолжаться не могло: трехдюймовый снаряд поразил шедший головным катер №51. Грянул взрыв, из люка машинного отделения вырвались языки пламени, и катер почти мгновенно затонул. Несколько человек успело выплыть; боцман «пятьдесят второго» сбросил им надувную лодку. Поскольку бой продолжался, Берегонд больше ничем не мог помочь товарищам.
- Право руля! – скомандовал лейтенант Экор. – Сближаемся! Пулеметы к бою!
Здоровяк боцман втиснулся в кресло пулеметчика. Теперь голова Берегонда находилась на уровне пояса боцмана, которой, нажав на педали, повернул башенку.
Корабли сближались. Берегонд уже видел, как чернокожие матросы мечутся по палубе, пытаясь погасить пожар. Рядом с мостиком засверкал огонек пулемета; по броне рубки словно град застучал. Когда влетевший в смотровую щель горячий кусочек свинца ударил лейтенанта в прикрытый кольчугой подбородок и бессильно скатился вниз, Берегонд подумал, что танковый капитан таки ему не соврал.
- Пулеметы – огонь!
Боцман нажал на спуск, и тесная рубка затряслась от грохота, заполнилась пороховым дымом. Ливень полудюймовых пуль буквально смел верхнюю команду миноносца, оставив орудия без расчетов. Замолчал и пулемет красных.
- Малый вперед. Орудия - беглый огонь! – скомандовал Берегонд. – Бить по ватерлинии!
Теперь каждый гондорский снаряд попадал в цель. Боцман продолжал поливать миноносец из пулемета, не позволяя коммунарам добраться до орудий. Бой превратился в расстрел.
«Вот так бы всегда воевать», - с мрачным удовлетворением подумал Берегонд, когда корабль красных ушел под воду. Над бурой речной водой остались торчать мостик, трубы и мачты.
Обойдя все еще сидящего за пулеметом боцмана, Берегонд подошел к задней стенке рубки и посмотрел в щель. И удовлетворенно усмехнулся, увидев, что второй харадский миноносец догорает, сидя на мели.
Из-за острова, нещадно дымя, показались два гондорских монитора. Судя по всему, оба харадских миноносца, избежавших встречи с бронекатерами, нашли свой конец под огнем шестидюймовок мониторов.
- Командир, вас вызывает флагман, - доложил радист.
Берегонд снял шлем и взял гарнитуру рации. Бой еще не был окончен….

Они встретились тем же вечером в ресторане гостиницы. Тайлин разглядывала меню с некоторым недоумением. Сев за столик, Берегонд привычно сделал заказ на двоих.
- Теперь запаситесь терпением, - сказал он. – Здесь не очень-то торопятся обслуживать неважных клиентов, вроде вас.
- Что ж, подождем, - улыбнулась женщина. – А вы пока расскажет, как пришли в науку с военной службы.
- Работал, вот как, - пожал плечами Берегонд. – Когда я вернулся из Харада, меня направили в аварийно-спасательную службу. Мы занимались судоподъемом, ибо после Южной войны было что поднимать. Поскольку обследование затонувших судов с помощью водолазов было тем еще цирком, ваш покорный слуга разработал подводный аппарат, способный осмотреть «утопленника», не опасаясь запутать шланги. А потом…. Когда мы обследовали фарватер Арменелоса – я имею в виду современный порт – я внезапно понял, что некие прямоугольные холмы – на самом деле руины древнего города. Ну, и дело пошло. Для детальных исследований мне потребовалась новая лодка. Чтобы получить средства на строительство, пришлось обратиться лично к главкому флота лорду Анфаласу. К счастью, благородный лорд любит древнюю историю.
- Да, охота за грантами – любимое развлечение ученых, - улыбнулась женщина. – Но меценатов в моей стране археологу найти трудно. Наших бизнесменов не интересует наука, если она не обещает выгоду через пару лет.
- В таком подходе тоже есть смысл, – пожал плечами Берегонд. – Не зря ваши соотечественники считаются лучшими техниками после гондорцев. Разве что с эльфами на одном уровне.
- Эльфы да, - мечтательно сказала Тайлин. – Не зря они изобрели первый аэроплан. Мне, кстати, приходилось с ними общаться. Неплохие парни, хотя и высокомерные. А вообще-то мне кажется: народы Средиземья так перемешались, что уже не разберешь, кто есть кто. Взять, например, тех же эльфов. Сейчас ведь и трехсотлетний эльф – редкость, а раньше, говорят…. Иногда я думаю – все, что мы читаем в древних летописях – сплошные выдумки. А потом спускаюсь в раскоп и лично откапываю эти выдумки.
Брергонд кивнул. Он хорошо помнил, что чувствовал сам, когда манипуляторы «Синего краба» подняли статую древнего нуменорского короля.
«По крайней мере, в одном сказки точно врут, - думал гондорец, откровенно любуясь женщиной. – Или это тоже следствие смешения рас?»
- Понимаю, - ответил он. – Сколько так называемых ученых утверждало, что Нуменор – это миф, а древние развалины на острове принадлежат морским эльфам. Сейчас уже ясно, что нынешний остров Нуменор – лишь вершина Менельтрамны, у подножья которой и был построен древний Арменелос – как раз на фарватере Арменелоса современного. Кстати, если бы не лорд Анфалас, я бы искал деньги на строительство «Синего краба» … очень долго.
- Слава Королевскому флоту, - без особого энтузиазма сказала Тайлин. – Кстати, почему ваш флот – Королевский, если короля в Гондоре уже давно нет?
- Потому, что после гибели короля Вардамира мы отказались служить дому Элендила и восстановили Наместничество, - тоже без особого энтузиазма объяснил Берегонд. – Хотя формально Наместник лишь замещает отсутствующего короля, мы больше не хотим подчиняться потомкам Элессара. Пусть они остаются в своем Арноре!
- Для меня это слишком сложно, - вздохнула женщина. – Меня вполне устраивает, что наши мужчины выбирают президента, который управляет Республикой, пока его не уби…, тьфу, пока его срок не истечет.
- Не возражаю. Для вашего народа демократическая республика – лучшая форма правления. Ну а меня вполне устраивают Наместник и лорды. Один из которых готов тратить деньги минобороны на работы, никак не связанные с защитой Отечества.
Интерлюдия
Вблизи острова Нуменор. 12 июня 2234 г. по летоисчислению Хоббиттании.
Подводная лодка Его Величества «Тунец» рассекала волны Великого Моря. За вытянутым корпусом лодки на буксире следовала вторая – короткая и толстая, с похожим на глаз циклопа блистером в носу. По бокам от «глаза» застыли две черные клешни, делая лодку похожей на чудовищного рака.
Коммандер Берегонд Экор стоял рядом с рулевым на рубке буксируемой лодки. Сегодня ему предстояло испытать свое новое изобретение - «Черный краб». В отличие от «синего» собрата он был предназначен не открывать тайны морей, а топить корабли.
Берегонд взглянул на заснеженную вершину Менельтрамны, на зеленые берега Нуменора – осколка некогда великого острова. Он, коммандер Экор, открыл древнюю культуру, скрытую под водами Великого Моря. И, если завтра война, он будет защищать нуменорское наследство от умбарских хищников. А чтобы хорошо защищать – надо хорошо готовиться.
- Отдать буксирный конец! Малый вперед.
Теперь «Черный краб» шел самостоятельно, приближаясь к южному мысу острова Нуменор. Перед сверхмалой подлодкой стояла задача – проникнуть в защищенную противолодочными сетями и охраняемую сторожевыми кораблями бухту, атаковать и потопить корабль условного противника. Корабль, кстати, был настоящим – Берегонду предстояло потопить списанный броненосец «Лебенин» (естественно, без экипажа). И охраняли его тоже по-настоящему. Конечно, топить «Черного краба» сторожевики не станут, но и в «условном» уничтожении подлодки хорошего было мало. Хотя бы потому, что сама идея сверхмалой ПЛ (продвигаемая Берегондом) могла быть скомпрометирована в глазах командования.
Впереди по курсу «краба» врезались в голубые воды черные скалы Мыса Южной Звезды. Подлодке предстояло обойти этот мыс, чтобы достичь цели – Звездной бухты.
- Лево руля!
Рулевой повернул штурвал. Теперь по правому борту проплывали скалы, черные даже под полуденным солнцем. Если плыть дальше на восток, то путь преградят Зачарованные острова – настоящий тропический рай под южным солнцем. А ещё дальше к востоку, за широкой пустынной полосой Великого Моря – Темные Земли, некогда покрытые джунглями и населенные дикарями. Сейчас Темные Земли поделены на колонии – арнорские, гондорские, умбарские, эльфийские – и исправно поставляют в Средиземье нефть, древесину и фрукты. Увы, легендарного Валинора сейчас нельзя достичь никакой техникой: страна Бессмертных навсегда ушла за круг Мира, а Прямой Путь закрылся с гибелью Кэрдана Корабела. Даже для эльфов. Не потому ли оставшиеся в Средиземье эльфы все ближе к людям и… иным расам?
Впрочем, эльфы эльфами, а служба службой. Подняв бинокль, коммандер Экор оглядел горизонт. За мысом скалистый берег поворачивал к северу, затем к востоку, образуя бухту с узким входом. Дальше к северу скалы заканчивались, и золотая лента пляжа, окаймленная белым прибоем, вновь поворачивала на запад. И на фоне яркого зелено-золотого берега было легко заметить тускло-серый силуэт, совершенно чужой для такой красоты. Сторожевик.
- Срочное погружение!
Через уставные сорок секунд Берегонд уже стоял на центральном посту подлодки. В довольно обширном отсеке, занимающем всю переднюю половину «Черного краба» размещались трое: рулевой, сидевший у блистера в носу, командир у перископа и отдыхавший помощник рулевого. Четвертый член экипажа – механик – в одиночку работал в машинном отделении.
Больше народу на «Черном крабе» не требовалось. Да и командовать сверхмалой подлодкой в бою будет лейтенант или старший лейтенант. Но испытания своего изобретения Берегонд не мог доверить никому.
Последующий час «Черный краб» маневрировал, уклоняясь от сторожевика, и одновременно приближаясь к входу в бухту. Берегонд то поднимал, то опускал перископ, и отдавал команды рулевому. Наконец, проскочив за кормой сторожевика, подлодка приблизилась к проходу между черных скал.
- Впереди сеть! – сказал Берегонд, заметив буйки между скалами. – Самый малый вперед! И убрал перископ.
Теперь вся ответственность ложилась на рулевого. Зависнув перед сетью (отлично видимой в лучах солнца, пробивающихся через толщу воды), старшина взял на себя управление манипуляторами. Когда железные клешни перекусывали тросы, неприятный скрип слышался даже внутри лодки.
- Командир, проход открыт, мы продолжаем, - сказал старшина, закончив работать с манипуляторами.
Вновь тихо загудел электродвигатель, и «Черный краб» под скрежет тросов о корпус вошел в бухту. Берегонд поднял перископ. Скалы отступили: зеленые берега поднимались над почти идеальным кругом Звездной Бухты. У южного берега стоял на якоре грязно-серый утюг списанного броненосца.
- Малый вперед!
Вновь началось маневрирование. Подводнику необходимы терпение и выдержка! Наконец, в очередной раз подняв перископ, Берегонд убедился, что его «Краб» заходит в борт броненосцу. На фоне красных в лучах заходящего солнца волн, серый «утюг» смотрелся особенно мрачно.
- Самый малый вперед! – приказал капитан и обратился к рулевому. – Ты видишь броненосец? Пройдем под килем?
- Вижу, пройдем, - ответил старшина, не тратя времени на уставные длинноты. – Там ярдов семь до грунта.
- Самый малый вперед! Сброс мин без команды.
«Черный краб» медленно, можно сказать на цыпочках, пополз в атаку. Берегонд, вновь опустивший перископ, следил за действиями рулевого.
Внезапно (хотя и ожидаемо) голубое море за стеклом иллюминатора потемнело: «Краб» проходил под килем броненосца. Старшина рванул рычаг, отделяющий подвешенные на бортах лодки мины; «Черный краб» дернулся было вверх, но рулевой открыл балластную цистерну, и подводная лодка вновь заскользила над самым грунтом.
- Пора возвращаться, - вздохнул Берегонд, вновь становясь к перископу.
Затем был повторный проход через сети. Вконец измученного рулевого сменил помощник. Командира заменить было некем. Обойдя мыс Южной Звезды, Берегонд приказал всплыть и взять курс на Арменелос.
Старший матрос – помощник рулевого – управлял лодкой, стоя у штурвала на рубке. Берегонд поглядел на синие сумерки, на лунную дорожку на волнах Великого Моря (луна как раз всходила), вдохнул морской воздух и спустился на центральный пост – отдыхать. Место для кают конструкция «Черного краба» не предусматривала.
Зашипела рация. Взяв гарнитуру, Берегонд услышал голос Ангборна Таркиса, лорда Анфаласа. Капитан линкора «Элендил Высокий» во время войны с Умбаром, командир речной флотилии во время Харадской гражданской войны, лорд Анфалас ныне командовал всем Королевским флотом.
- Я только что наблюдал, к чему приводит взрыв двух двухтонных мин под килем броненосца, - сказал Ангборн. – Весьма внушительное зрелище, надо сказать. Кстати, ни сторожевик, ни береговая звукометрическая станция вашего «Краба» не засекли.
- Как и планировалось, господин адмирал, - ответил Берегонд.
- Что ж, поздравляю. Вам присваивается звание капитана флота. Вы назначаетесь командиром 30 флотилии подводных лодок особого назначения – сами ее и создадите. И да, следующий археологический сезон минобороны оплатит.
- Служу Наместнику! – по уставу ответил капитан Экор.

… Да, Тайлин, ты права. У меня есть личная причина ненавидеть коммунаров. Представь: идет по набережной офицер в форме, с женой и пятилетней дочерью. И красный фанатик кидает в них бомбу. Я очнулся в больнице через неделю, и узнал, что моих любимых больше нет. Перед казнью коммунар сказал, что классовых врагов надо уничтожать под корень. Кстати, в Хараде красные примерно так и делали.
- Сочувствую, - вздохнула женщина. – Мой брат тоже рассказывал про кхандских республиканцев много «веселого». Представь: идет война, «черные» наступают. А в это время тысячи молодых и здоровых, вооруженных до зубов мужчин шатаются по республиканским тылам, грабят, убивают, насилуют женщин. И все при деле! В кого не плюнь – каждый «делает революцию». Брат не Кхандскую Республику защищает, пропади она пропадом, - добавила она, упреждая вопрос Берегнда, – а Родину. Ибо, захватив Кханд, харадримы выйдут к нашим южным границам.
- У харадримов и их умбарских союзников и к Гондору есть претензии, - мрачно заметил Берегонд. – Но, если они нападут…. Мы побили южан один раз – побьем и другой. Впрочем, хватит об этом. Расскажи лучше, как ты стала археологом.
- Я всегда любила историю. Но и в школе, и в институте изучалась в основном эпоха Кланов и последующие. А мне хотелось копнуть глубже, но книг и документов по эпохе Владык было очень мало. И пришлось копать уже в буквальном смысле слова. И еще я надеялась, что в полевых условиях, работая бок-о-бок с мужчинами, смогу найти достойного мужа. Молодая была, глупая…
- Это не ты глупая, - прошептал Берегонд. – Это ваши мужчины дураки – все без исключения.
Когда ужин закончился, Берегнд проводил Тайлин до двери номера. Открыв дверь, женщина обернулась, и, взяв гондорца за плечи, с неожиданной силой втянула его в номер.
- Погоди. Я еще с тобой не закончила, - прошептала она. – И прижалась губами к его губам.

Проснувшись, Берегонд с трудом оторвал голову от подушки и увидел великолепное зрелище – Тайлин выходила из душа. Заметив, что мужчина смотрит на нее, женщина-орк потянулась, как кошка, и начала одеваться.
- Пора вставать! – сказала она, и надела платье. – Заседание из-за нас переносить никто не будет.
- Спасибо тебе, - произнес Берегонд, вставая. – Ты была великолепна.
- Ты тоже, - ответила Тайлин. Сев, она с улыбкой наблюдала за своим мужчиной. – Знаешь, у меня было много друзей среди парней. Кое-кто предлагал мне по-дружески согреть его постель. Но только с тобой я почувствовала себя настоящей женщиной. В общем, пока я здесь – мои ворота всегда для тебя открыты.
- Только пока здесь? Я вообще-то хотел пригласить тебя в свой дом в Белфаласе, на берегу залива. В сентябре, когда археологический сезон закончится, а купальный – еще нет.
- Я приеду, - сказала Тайлин. – Как раз за лето приведу в порядок свои дела. И, если мне у тебя понравится – может, и задержусь.
- Навсегда, - тихо сказал Берегонд, и поправил воротник рубашки. – Как моя жена.
- Я подумаю, - улыбнулась Тайлин.
На какое-то время в номере воцарилось молчанье. Пытаясь преодолеть неловкость, женщина включила радио.
… Президент Республики Мордор, господин Больг Гаран, прибыл в Минас-Тирит. Сегодня запланированы встречи президента с Его Величеством, Наместником Фарамиром VIII и премьер-министром бароном Мортондом. Официально темой встречи заявлено укрепление гондорско-мордорского экономического сотрудничества. Но эксперты не сомневаются, что основной темой переговоров станет противодействие угрозе со стороны Харада и Умбара.
- Ну, наконец-то наши правители взялись за ум, - сказал Берегонд. И мысленно добавил: «Надеюсь, война не разразится прежде, чем я женюсь на Тайлин. А когда разразиться…. Что ж, давно пора отправить 30 флотилию… провести научные исследования дна Умбарской бухты».
Над Изгарными Горами всходило солнце. Новый день наступал для Гондора.
Южно - Сахалинск, 2014 г.
Просмотров: 1374 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 4.3/7 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
Tolkienists.Ru©2008-2019
Счетчики:
Яндекс.Метрика

Партнеры:
Связаться с нами:
Обратная связь

Оставить отзыв:
Гостевая книга



Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2019
Правила сайта Баннерообменник
Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
Кое-что об авторских правах