1. Вход
Главная страница
RSS

Гнев Саари
Автор: Aszarch;
Название: "Гнев Саари";
Возрастное ограничение: 16+;
Статус: закончен;
Краткое описание: Фрагмент трилогии "Последние Герои Средиземья". Летопись 3 "Врата Востока". События происходят через две с половиной тысячи лет после Войны Кольца.
Глава 19. ГНЕВ СААРИ

…Саари с трудом разомкнул тяжелые веки и еще некоторое время лежал, раскинувшись на кровати и уставившись в потолок. «Где я? – подумал он. - В узилище? - И слегка пошевелил руками. - Ах, да я же лежу на своем собственном ложе в особняке посреди Минас-Тирита…»
Он скосил глаза в сторону окна и с удивлением отметил, что на дворе светлым-светло. День уж давно вступил в свои законные права, а значит, проспал он непозволительно долго!
Опустив ноги на пол, маг попытался приподняться, но тут же скривился от невыносимой головной боли. Это было столь неожиданно, что он даже вскрикнул. Никогда доселе он не испытывал ничего подобного! «Проклятье, - подумал волшебник, - похоже, мое стареющее тело начинает преподносить неприятные сюрпризы. И весьма несвоевременно, надо признаться…» Он осторожно сел на краю кровати, помассировал вески (говорят, это помогает), и растерянно огляделся. Похоже, со вчерашнего дня ничего не изменилось…
«Со вчерашнего дня… - подумал маг, обхватив голову руками. - Удивительно, я ничего не помню… Что со мной приключилось вчера вечером? Хм… Помнится, я долго торчал на очередном, малочисленном и бессмысленном Совете, а потом направился в особняк с надеждой, что смогу хоть на пару часиков забыться сном… А перед сном решил выкурить трубку… Тогда и заявился этот смешной коротышка Мерик и стал опять задавать мне всякие вопросы… Хм, ничего не помню… Кажется, он предложил мне отужинать, и я согласился… А после я словно провалился куда-то…»
И тут Саари ощутил смутную тревогу. Откинув полу плаща, он осторожно ощупал потайной кармашек, в котором хранил Кольцо Всевластья. Кольца не было! Выронил, что ли, пронеслось в его голове. Маг рассеянно пошарил вокруг себя, но ничего, похожего на Кольцо, ему под руку не попалось. Тогда он вскочил на ноги (голова отозвалась тягучей болью) и перевернул вверх дном всю постель. И даже, став на колени и откинув редкие оборки, заглянул под кровать. Кольца нигде не было! Это было немыслимо, невозможно!
«Мог ли я его где-то случайно выронить?» – подумал волшебник. Но нет, он твердо был уверен, что, засыпая, сжимал Кольцо в руках!
Маг глубоко вздохнул и попытался успокоиться, хотя это далось ему с трудом. Вновь усевшись на постель, он закрыл глаза и попытался, сосредоточившись, потянуться к Кольцу… Минуту спустя он открыл глаза и выпрямился. Кольца рядом не было! Но где, где же оно?
Резко распахнув дверь в залу, Саари застыл на пороге, как вкопанный… В зале было светло, и лучи дневного светила оставляли тонкие блики на полу. А значит, сейчас примерно два часа дня, отметил про себя волшебник. Но не это, в первую очередь, привлекло внимание мага! Посреди стола, в самом центре чертога, на не слишком свежей салфетке, стояла неубранной миска с остатками вчерашнего «супчика». Рядом лежали ложка и недоеденный кусочек хлеба…
Саари только нахмурился. Какая-то недобрая мысль проскользнула в его голове, и, резко повернувшись, он направился прямиком в покои своих «приятелей по несчастью». Спустившись на первый этаж и открыв дверь в спальню хоббитов, он некоторое время постоял на месте, хмурясь еще более. Постели друзей были не прибраны, а походные мешки исчезли… Ту же картину маг обнаружил и в «логове» гнома. Наконец, он добрался до кухни, ногой растворил дверь настежь и медленно двинулся полукругом, внимательно оглядывая всё, что попадалось ему на глаза.
От печи еще тянуло едва различимым теплом. На столе, в беспорядке, громоздилась посуда. Часть ее была вымыта, но большая часть так и осталась с остатками вчерашнего ужина – знать, приятели покидали обитель в крайней спешке! Остатки съестных припасов отсутствовали – значит, их прихватили с собой. Ведро, в котором постоянно была чистая, питьевая вода, оказалось наполовину порожним. Сальная свеча, не затушенная, так и сгорела дотла, оставив на столе и на полу под ним свежие подтеки… Прочие свечи куда-то поделись. Пол был не метен…
- Мерзавцы, - произнес Саари, чувствуя, как в его душе закипает гнев. – Супец с грибочками, говорите… Что ж вы мне туда подсыпали, негодяи?
И тут ему на глаза попался невзрачный, стеклянный флакончик, небрежно отброшенный в угол. Маг поднял его, и некоторое время рассматривал с интересом. Поднес к носу, понюхал. Потом перевернул вверх дном и пролил на краешек пальца пару капель бесцветной, со слегка заметной синевой, маслянистой жидкости. И опять понюхал. Затем растер жидкость пальцами и попробовал на язык. Оглянувшись вокруг, он без труда заприметил в противоположном углу небольшую пробочку, но подымать ее не стал…
- Что же это за дрянь такая? – произнес он вслух и, присев на край лавки и достав вишневую трубку, некоторое время неспешно рассуждал…
«Чья это была затея? Голову могу дать на отсечение, что Мерика! Вот паскудник! А ведь Имраим предупреждал меня, что за этим гаденышем нужен глаз да глаз! Вот ведь, устроился мне прислуживать – не с проста это, как же я сразу-то не догадался? Еще тот мерзавец выискался!»
И Саари почувствовал, как кровь приливает к голове, как стучит в висках, как всё внутри закипает!
«Действовал ли он один, на свой страх и риск, как говорится, - пытаясь унять внутреннюю дрожь и стараться рассуждать здраво, подумал маг. - Врядли… Не мог же он не поделиться с дружком своим верным! И Чача, кстати сказать, тоже припустил с ними подальше от беды. А значит, и гном был в курсе дела… Лихо вы, братцы, решили меня околпачить! Долго ли раздумывали, долго ли готовились? Только не с тем вы связались! Недолго вам осталось бегать по белу свету! Недалеко вы убежите…»
И Саари заскрежетал зубами, представив себе, как в ближайшие дни сотрет в порошок этих негодяев!
«Однако, - подумал он, понемногу успокаиваясь (в том, что он легко настигнет беглецов, волшебник не сомневался), - это еще вопрос, действовали ли эти мерзавцы сами по себе, или стакнулись с моими врагами… Врядли… Впрочем, надо будет не позабыть, да выпытать у них всё, прежде чем отправлять в долгий путь к далеким предкам. Кто же еще мог участвовать в заговоре? Хм…» Волшебник раскурил трубку и продолжил неторопливо рассуждать. «Может ли Борондир каким-то образом быть в этом замешан? Уж больно много, последнее время, он уделяет внимания моей скромной персоне. И соглядатаи его «дяди» постоянно за мной шпионят… Неужели в разговоре я случайно обмолвился, неужели навел его таки на мысль о Кольце? Мог ли он вступить в сговор с хоббитами? Почему бы и нет! Что мне известно о том, чем занимались эти паршивцы дни напролет, пока я пытался замести все следы и отвести неминучую угрозу?»
Маг, несколько раз выпустив колечки дыма, продолжал еще неспешно рассуждать, когда до его чуткого слуха донеслись едва различимые шаги над головой. Он вздрогнул и, засунув в карман плаща невзрачный пузырек, неслышными шагами направился к лестнице. Поднявшись на второй этаж и осторожно заглянув за угол стены, Саари сразу заметил возле окна высокую фигуру человека в длинном, непонятного цвета плаще. Лишь тогда он снял руку с эфеса меча и облегченно вздохнул.
- Это ты, Имраим…
- А кто же еще? – откликнулся друид, полуобернувшись, и улыбнулся. – Ты удивлен?
- Признаться, да, - осторожно сказал маг, присаживаясь в кресло у стола и отодвигая в сторону грязную миску.
- Разве мы не договаривались встретиться в самое ближайшее время? – напомнил «лесной человек».
- Договаривались… - кивнул волшебник. – Но я не ждал тебя так рано…
- Обстоятельства изменились, - сухо сообщил друид. – Я получил от своих людей важные сведения и уж пару дней торчу в столице, но никак не мог к тебе подступиться. Думал навестить тебя с самого утра, но рядом с особняком крутились какие-то воины. Они долго стучали в дверь, но так и не достучались… Знать, крепко ты заснул!
- Могу же я раз в кое веки позволить себе выспаться, - проворчал Саари и нахмурился. – Что за сведения такие?
- Похоже, война принимает неожиданный оборот, - молвил Имраим, приблизившись к столу, и продолжал говорить, но волшебник его не слушал. Ему в голову, вдруг, пришла совершенно неожиданная мысль…
«Что здесь делает друид? Почему он объявился именно сегодня, а не днем раньше, или днем позже? Когда мы с ним виделись последний раз? Менее трех недель назад… Утром того дня, когда мне в руки нежданно-негаданно попало Кольцо Всевластья! Тогда – поздним вечером – меня случайно привлекли громкие крики в соседнем шатре, и я решил подслушать, из-за чего разгорелся спор. Если бы не это, я, пожалуй, прошел бы мимо… И вот вновь мы встречаемся утром дня, когда Кольцо похищено! Случайность ли это?»
И Саари, непроизвольно, потянулся за трубкой.
«Не верю я в случайные совпадения, - подумал он. - Может ли Имраим стоять за всем этим? Почему бы и нет! Что мне известно о тайных помыслах друида? Он всегда относился скептически к моим попыткам раздобыть Кольцо. Но не исключено, что он лишь скрывал свои побуждения за безразличной маской. Он ведь неплохой актер! Зачем ему Кольцо? Глупый вопрос! А зачем оно мне или Предателю!? Если именно он стоит за всем этим спектаклем, тогда хоббиты ни при чем! Они лишь удобная ширма, приманка для отвода глаз, чтобы я бросился по их следу. Когда же я их настигну, Кольцо будет далеко, и я уже не смогу его вернуть… Не в этом ли смысл столь «своевременного» появления друида – проверить, заглотнул ли я наживку?»
Волшебник вновь почувствовал, как глубоко в душе разгорается гнев.
«Надо немедленно, пока он ничего не заподозрил, схватить его за горло и прижать к стенке! – подумал он. – И пытать до тех пор, пока мерзавец не выложит всё, как на духу!»
Саари почувствовал, как красная пелена застилает глаза, и опустил враз потяжелевшие веки. В последний момент он заметил, как друид бросил в его сторону настороженный взгляд.
«Но, если я ошибаюсь, то могу лишиться весьма ценного сподручного, - пронеслось в голове волшебника. - Имраим умен! Трудно представить себе, что он мог, по небрежности, бросить в угол пузырек с отравой… Тем более что ему известно – меня таким простецким способом не убить… Или это был умело продуманный ход?»
Очередным усилием воли Саари постарался взять себя в руки. «Надо успокоиться, - подумал он. - Гнев – весьма ненадежный советчик, он может лишь подтолкнуть к краю пропасти, за которым открывается унылое одиночество… Ах, как же часто я оказывался на этом краю!»
И маг, через силу открыв глаза, вновь потянулся за вишневой трубкой. И тут же обнаружил, что, по-прежнему, сжимает её в руке…
- Ты меня совсем не слушаешь, друг мой, - с укоризной в голосе промолвил Имраим. – Что случилось?
- Что? – рассеянно произнес маг.
- Ты меня не слушаешь, - повторил «лесной житель».
И тут Саари, повинуясь скорее веками выработанному инстинкту, чем здравому смыслу, достал их кармана стеклянный пузырек и швырнул его на стол перед друидом. Пузырек юлой завертелся на поверхности отполированного стола; Имраим его ловко поймал.
- Что это? – спросил он.
- А ты как думаешь, друид?
- Обычная посудинка… - пожав плечами, промолвил тот, разглядывая пузырек на свет. - В таких часто хранят микстуры, лечебные настойки… Иногда яды… А что?
- И где же, в наше время, можно надеяться найти такие «посудинки»? – поинтересовался маг, пристально наблюдая за собеседником.
- Где? Хм… Да хотя бы в тех же Палатах Врачевания…
«В Палатах Врачевания… - отметил про себя Саари. - И верно! Последние дни Томми, если я не ослышался, провел в Палатах Врачевания! И Мерик, говорят, от него не отходил… Ну что же, если эти проходимцы-хоббиты нашли там себе друзей, я это выясню. И этим «друзьям» оч-чень не поздоровится!»
Меж тем друид поднес пузырек к носу, понюхал его и скривился. Потом перевернул вверх дном и потрусил. Одинокая, маслянистая капля скатилась на кончик его пальца… Имраим старательно растер её и только тогда попробовал на язык.
- Мне эта «микстура» знакома! – заявил он. – В Гондоре её называют «сонным зельем»! Такая доза, – друид помахал пузырьком, - может и быка свалить… На севере ее кличут «целениус». А на древних языках её называют…
- Меня не интересует, как её называют на древних языках! – рявкнул Саари. – Где её можно раздобыть?
- Ну, я же сказал… - удивленно воззрившись на волшебника, произнес Имраим.
Саари удовлетворенно откинулся на спинку кресла и, наконец, позволил себе закурить. «Нет, - подумал он, - друид не имеет к этому вероломству никакого отношения… Конечно же, он неподражаемый актер, но я слишком хорошо его знаю. Я бы почувствовал фальшь в голосе! Нет, определенно друид здесь ни при чём… Впрочем, не будем торопиться с окончательными выводами! Похоже, долгое пребывание в землях Средиземья настолько изменило меня, что я стал чрезмерно доверчивым. А ведь раньше я был совершенно другим…»
- Умоляю тебя, мой друг, - меж тем, произнес друид, - не смотри на меня «этими глазами»… Очень неприятно, знаешь ли, разговаривать с драконом…
- Что? – И только тут маг понял, что уже некоторое время не в силах себя контролировать. – Извини… Не думал, что на тебя они могут произвести впечатление…
«Надо немедленно взять себя в руки! – в очередной раз подумал маг. - Если такой вот фокус я выкину в присутствии господина Наместника или кого-то из его свиты – пиши пропало…»
- Ты видел, как хоббиты с гномом покинули особняк? – по-прежнему, подозрительно, спросил он.
- Нет, - тут же, не задумываясь, ответил Имраим. – Я не наблюдал за твоим особняком. И – отдельно! – за хоббитами. Но, признаться, ничуть не удивился, когда их здесь не застал. Им давно следовало покинуть южную столицу. Что им тут делать?
- Действительно, - согласился волшебник. – Что им тут делать…
- Что-то случилось? – настороженно спросил Имраим.
- Этот вопрос должен адресовать тебе я, - огрызнулся Саари. – Что ты там такое говорил про «неожиданный оборот»? – «Посмотрим, - подумал он, - действительно ли вести настолько важные, что этим можно объяснить внезапное появление друида в столь роковой час…»
- Ах, это… - Имраим, наконец, тоже уселся в кресло, небрежно закинув ногу на ногу. – Если ты помнишь, друг мой, я уже говорил, что князь Арахат решил «выйти из игры», что он отзывает свой воинский корпус и возвращается в Умбар. – Волшебник, молча, кивнул и пару раз глубоко затянулся. - Причины подобного поведения князя лично мне непонятны. Можно лишь предположить, что либо владыке Юга надоело подчиняться указанием Меллона, либо ему стало известно, что в его царстве зреет заговор. Впрочем, может статься, что ему пришлись не по душе привольные, северные просторы. Так, либо иначе, но его воинство в тридцать тысяч копий уже преодолело половину пути от Рунэмина до Минас-Тирита…
Саари выпустил колечко дыма и вновь кивнул. «Насколько важны эти сведения?» – подумал он.
- Продолжай…
- Арахат оказался не единственным «отступником»! За ним следом свернул свой лагерь и князь Аранор, последний отпрыск в династии Эарнилов, который как никто, учитывая сложившиеся обстоятельства, может претендовать на Престол. Он также следует к южной столице, но отстает от Арахата на несколько дневных переходов. Впрочем, воинство Аранора не столь уж велико – где-то тысяч десять, не более…
Волшебник вновь кивнул, но промолчал.
- Далее… - продолжал друид. – К южной опушке Великой Пущи со всех сторон стекаются отряды орков. Часть из них уже маршируют на подмогу тем, что засели за стенами Осгилиата. Думаю, первое «пополнение» в количестве десяти тысяч прибудет дней через пять-шесть. На дальних подступах же никак не меньше сорока тысяч…
- Погоди! – воскликнул маг. – Дай всё это переварить!
«Мне надо отвлечься от своих тяжких дум, - подумал волшебник. - Только так я смогу восстановить внутреннее равновесие… Займемся простой арифметикой. Итак, в самое ближайшее время под стенами южной столицы могут собраться около шестидесяти тысяч орков, считая и тех, что притаились средь руин Осгилиата. А также сорок тысяч воинов из людей! Всего – около ста тысяч копий, мечей, стрел и ятаганов… Недурственно! Весьма недурственно… В былые времена такой армады вполне хватило бы, чтобы захватить всё Средиземье! Однако Имраим не понял главного: и Арахат, и Аранор следуют к Минас-Тириту, всё еще повинуясь приказам Меллона!»
- Кто же нынче остается в землях Руна? – спросил он.
- Насколько известно мне, - ответил друид, - воинство Ителина по-прежнему удерживает Эсгарот и контролирует его окрестности и Лесную дорогу. Впрочем, оно заметно поредело. Постарались не только партизаны Дола, но и беорнинги… Думаю, сынок Амерлина, если ему повезет, сможет собрать вокруг себя не более шести тысяч воинов. Возможно, этого хватит, чтобы добраться до Приморья, хотя я сомневаюсь… В столице же восточного княжества и близ лежащих областях распоряжается некто Назарви. Под его началом не более двадцати тысяч ратников…
- Хм… - только и произнес Саари и вновь затянулся трубкой.
- Признаться, - продолжал Имраим, - имя этого военачальника мне ни о чем не говорит…
- Он горец, - промолвил маг. – Несколько лет назад он присягнул на верность князьям Гондора и с тех пор исправно несёт службу… Это не редкость, горцы в рядах гондорского войска – обычное дело! Куда интереснее другое: с таким трудом отвоеванное княжество остается практически без присмотра. Двадцать пять тысяч ратников – капля в море! Они не смогут удержать Рун! А если через перевалы Железного Взгорья двинется воинство Хордии, то они будут отброшены, как хворостинка порывом ветра! Подумать только – от огромного, двухсоттысячного войска осталась лишь жалкая горстка...
- Впрочем, этого и следовало ожидать, - произнес он после минутного молчания, - Нет в этом ничего неожиданного. Мы с самого начала предполагали, что армия орков объявилась под стенами Минас-Тирита с одной лишь целью – заключить его защитников в своеобразную «мышеловку» до подхода главных сил. И лишь тогда идти на приступ южной столицы! Но по счастливой (или несчастливой) случайности их планы были сорваны, а полчища орков отброшены за Андуин. И нам предстоит в ближайшее время вновь защищать столицу, но от куда большего числа тварей, которые, как я полагаю, явятся уже более подготовленными – с катапультами, осадными башнями, колдовским огнем и прочее… Неужели ты, мой друг, торопился, чтобы поведать мне и так предсказуемые вещи? Следовало ли так спешить?
И Саари, слегка прищурившись, бросил недоверчивый взгляд на друида. «Ну, что ты теперь скажешь? Что придумаешь?» Но тот лишь довольно усмехнулся.
- Ты же знаешь, - молвил друид, - что самое интересное я всегда приберегаю под конец…
Саари лишь кивнул и принялся вновь набивать потухшую трубку.
- Так вот! Несколько дней назад войско молодого Государя Арисандра наголову разгромило воинство Гондора у Врат Рохана! Исидир с немногими уцелевшими воинами нынче пробирается тайными горными тропами к Дол Амроту…
- Что?
«Проклятье! – подумал маг. - Это, действительно, весть, ради которой меня следовало поднять даже посреди ночи! Не то, что разбудить поутру… А значит, я могу снять с друида всяческие обвинения в измене и вероломстве. Признаться, мне не хотелось бы лишиться такого помощника… Да и ранее, все те, долгие годы, что мы знаем друг друга, я ни единого раза не мог обвинить его во лжи. Либо он, действительно, предельно честный человек, либо куда умнее, чем я думаю… И хотя его нахальная улыбочка иногда сводит меня с ума, за такое известие я многое могу ему простить…»
- Если «не поменяется ветер», - меж тем, с «нахальной», самодовольной улыбочкой произнес Имраим (ему редко удавалось застать волшебника врасплох!), - то передовые дружины Арисандра объявятся под стенами Амон-Бикон дней через десять…
- Приблизительно тогда же, - промолвил маг в раздумье, - когда и толпа Меллона пожалует на этот бал…
- Вполне возможно... – согласился Имраим, по-прежнему улыбаясь. – Собственно говоря, именно это я и имел в виду, когда говорил, что война принимает неожиданный оборот… Теперь, возможно, ты пояснишь мне, что же такого произошло за время моего недолгого отсутствия? При чём тут хоббиты? И какое отношение к тому, что произошло, имеет эта пустая склянка?
«Н-да, - подумал Саари, неторопливо затягиваясь трубочкой. - Как же не хочется расписываться перед друидом в собственной глупости…»
- Эти мерзавцы похитили Кольцо Всевластия, - наконец, через силу, произнес он. Имраим только присвистнул, и выражение его лица сразу сменилось на озабоченное. – Вчера вечером они подмешали мне в суп эту гадость… - И он, невольно, покосился на стеклянный пузырек.
- С их стороны это была досадной оплошностью, - серьезно молвил «лесной человек».
- Даже не сомневайся! – воскликнул маг, чувствуя, как гнев вновь переполняет его. – Пройдет пару дней, и я настигну этих гаденышей! Представляю, как вытянутся их рожи, когда я прегражу им путь! И клянусь Небесами, это будет последнее, что они увидят в этой жизни!
- Вообще-то, - в раздумье произнес Имраим, - Кольца Власти похищают не затем, чтобы тут же попасться…
- Ерунда! – вновь воскликнул волшебник. – Я провел среди этих недоросликов достаточно времени, и знаю их куда лучше, чем ты! Все они – обычные, недалекие умом воришки! Им ничего не стоит стянуть то, что плохо лежит… - Но тут перед его внутренним взором предстал, вдруг, образ Фридо. Хоббит, казалось, смотрел на мага укоризненно… - Ну, почти все… - помимо воли, добавил Саари.
Имраим же с сомнением покачал головой. И в этот момент где-то, внизу, раздался натужный стук в дверь.
- Что это может означать? – поинтересовался друид.
- Сейчас узнаем… - молвил Саари, подымаясь из кресла. Прихватив с собой посох, нахмурившись, волшебник ступил на балкон и глянул вниз.
- Кто такие? – грозно произнес он.
От наружной двери особняка тут же отпрянула пара хмурых стражей. Задрав голову, один из них воскликнул:
- Приказ господина Наместника! Немедленно разыскать некоего мага и чародея по прозвищу Саари и доставить его на Совет, который состоится…
- Знаю я, где он состоится… - проворчал маг. – Вот только «доставлять» меня не придется! Сам дойду! Так и передайте господину Наместнику! Вон отсюда! В жаб превращу!
- Так бы и сказали… - промямлил прыщавый воин. – Вот так оно завсегда и получается: выполнил приказ – затрещина, не выполнил – затрещина… А если что не так – в жабу превратить обещаются… Я-то здесь при чём?
- Дождись меня, - сказал волшебник, обращаясь к друиду. – Надеюсь, Совет растянется ненадолго…
- Я никуда не тороплюсь, - откликнулся тот и улыбнулся.

Следуя наверх серпантином знакомой, едва прибранной улицы, маг продолжал неспешно рассуждать. «Чем, на самом деле, руководствуется Меллон – Враг, Предатель! – двигая все свои воинские силы в сторону Минас-Тирита? Что им движет? Какие соображения стоят за этим шагом? Он готов пожертвовать с таким трудом завоеванным княжеством (а в том, что Ителин с Назарви и месяца не продержатся, маг был уверен), лишь бы поскорее добраться до южной столицы и захватить её… Кажется, ответ прост – он хочет поскорее вернуть себе Кольцо! Но не всё так просто на первый взгляд, хотя со стороны оно так и выглядит. Уж кто-кто, а Враг-то знает, что с Кольцом запросто этак не совладаешь. Если уж ему это не удалось, что говорить о прочих «претендентах»? Значит, можно не торопиться, копить силы, наблюдать и дожидаться того момента, когда Кольцо само придет в руки… Но Меллон торопится! Почему? Возможно, причиной тому являюсь я? Врядли, впрочем, он понимает, с каким противником ему придется иметь дело в самое ближайшее время. Скорее всего, он попросту не хочет рисковать! А из этого допущения следует, по крайней мере, два очевидных вывода. Первое: Враг до сих пор уверен, что Кольцо не найдено! И второе: появилась угроза, с которой без Кольца ему не справиться!»
Так, неторопливо рассуждая, Саари и не заметил, как достиг опостылевшего ему особняка с витыми колоннами. У входа было весьма многолюдно, били копытами кони, но стражники привычно расступились перед волшебником, и вскоре он ступил в залу, где обычно и собирался Совет. Впрочем, зала была пуста. У длинного стола в центре чертога восседал только «господин Наместник», но он лишь наградил мага тяжелым взглядом и отвернулся.
- В чём дело? – спросил Саари. – Меня весьма не двузначно пригласили участвовать в очередном Совете, оторвав, при этом, от важных дел. Где же Совет?
- Совет начнется через час, - сообщил Борондир. – А пока у нас есть время поговорить… Присаживайся!
- Премного благодарен! – проворчал маг и, усевшись в кресло у дальнего края стола, достал вишневую трубку. – Ну-с, и о чём мы будем говорить?
- Я посылал за тобой еще с самого утра, - обвиняющее произнес воин, глянув на мага исподлобья.
- Я спал! – отрезал Саари.
- Сегодня ночью произошло пренеприятное событие, - неспешно продолжил Наместник. – Около двух часов трое неизвестных вначале обманным путем проникли в цитадель, а после напали на стража у ворот, отобрали у него ключи и проследовали к усыпальницам Правителей. Как известно, нападение на стражей цитадели является тягчайшим преступлением. Кроме того, приближаться к усыпальницам Государей могут лишь короли и наместники, а также те, немногие, кто их сопровождает. Впрочем, неизвестных преступников опознали! Ими выявились небезызвестные «северные рыцари». Другими словами – невысоклики! С ними в компании был и гном по имени Чача…
«Чача не имя, а прозвище, данное этими проходимцами доблестному потомку рода Мануимов», - пронеслось в голове волшебника, но он, естественно, промолчал.
- Кара за подобное преступление – смертная казнь! – промолвил, меж тем, Борондир. – Различия невелики: преступников могут обезглавить либо повесить… Не я придумал сей Закон. Так повелось со времен Королей!
Саари кивнул, но, раскурив трубку, продолжал хранить молчание. Лишь положил ногу на ногу и откинулся в кресле.
- Сегодня, с самого утра, - продолжал воин, - я послал Эомунда с его людьми в погоню за преступниками… Скоро выяснилось, что целью преступников являлась Королевская Тропа, что ведет на вершину Миндоллуина. Впрочем, как известно, тропа эта упирается в тупик, из которого нет иного пути, как вернуться в цитадель… Думаю, преступников уже схватили и скоро доставят в сей особняк, на суд Наместника…
«Что там говорил совсем недавно друид? – вдруг пронеслось в голове мага. - Кажется, он сказал нечто следующее: Кольца Власти воруют не для того, чтобы попадаться!» Но вслух промолвил:
- Если хоббитов и гнома схватят…
- Когда схватят! – поправил его Борондир.
- Когда схватят… - согласно кивнул Саари. – Прошу, светлейший, позвольте мне пару минут побеседовать с ними наедине…
- Зачем? – тут же поинтересовался Наместник.
- Признаться, мне непонятны причины столь стремительного бегства моих приятелей по несчастью, - склонив голову, нерешительно (как должно было казаться со стороны) промолвил маг. – Я наблюдал за ними вчерашним вечером, и признаться, не заметил и тени какой-то нервозности, паники или неуверенности в их поведении… Наоборот, были как никогда веселы – ведь с самого утра они собирались отправиться в путь к Блистающим Пещерам! Решительно не могу понять, что такого могло произойти за пару часов, пока я забылся недолгим сном… Думаю, со мной они будут откровенны…
- Я сам в состоянии развязать язык, кому угодно! – воскликнул Борондир. – И выяснить, почему они пошли на преступление… Конечно же, я могу предположить, что невысоклики попросту не знают законов древнего Гондора, но это никак не оправдывает их в моём лице! Разве я, окажись в дальних краях и нарушив местные законы, не понес бы заслуженную кару? Впрочем, меня интересует нечто иное…
- Что же? – спросил маг.
- Гном проявил себя лишь с лучшей стороны, когда самозабвенно сражался на стенах столицы, - молвил Наместник. – Нам бы еще сотню таких воинов! Тогда бы – уж точно! – Минас-Тирит стал бессмертным градом. Никто бы его не одолел! Обвинить – после всего этого! - гнома в тягчайшем преступлении и отправить его на плаху было бы для меня нелегким решением! Я не хочу этого сделать… Да и невысоклики пришлись мне по душе… Они такие славные, такие потешные… Нет, не смогу я вынести им смертный приговор! Но моя должность в качестве Наместника Государя в Минас-Тирите не предусматривает сомнений в подобных вопросах…
«Душа этого человека полна противоречий, - подумал Саари. - Он тщится выполнить Закон, но сам понимает, насколько это глупо и безнравственно. Нет, из него никогда не получится истинного Правителя! Он, действительно, лишь пешка в игре, которую затеяли высшие силы. Но он – та пешка, которая может разорвать вражеский строй! А потому, надо быть с ним настороже!» И маг промолвил:
- Ты ищешь причины, ради которых следовало бы оправдать проступки моих друзей?
- Что-то вроде этого… - едва слышно произнес человек.
- Ты можешь просто закрыть глаза на этот неблаговидный инцидент, - напомнил маг. – И таким образом поставить все точки над «и»… Или назначить «преступникам» куда мягче наказание. Ведь это в твоих силах! В твоих полномочиях! – «Проклятье, - подумал он, - почему я пытаюсь выгородить этих мерзавцев?»
- Могу, конечно же, - согласился Борондир. – Но для этого у меня должны быть веские основания… Признаться, я думал, что ты сможешь мне помочь.
- Гном и хоббиты, конечно же, долгое время путешествовали со мной, - осторожно промолвил волшебник. – Но я не волен отдавать им приказы. Они поступают так, как им заблагорассудится…
- Я так и понял… - произнес Борондир.
- Но, всё же, было бы интересно с ними побеседовать… - Воин кивнул, и Саари продолжил: - Скажи, мне обязательно присутствовать на Совете?
- Нет, - не раздумывая, отозвался Борондир. – Совет, большей частью, будет посвящен исключительно хозяйским делам и проблемам, с ними связанными… Тебя ведь не слишком интересуют «хозяйские проблемы»?
- Абсолютно не интересуют! – признался маг, подымаясь из-за стола.
- Но мне хотелось бы выслушать твое мнение по ряду вопросов, никак с «хозяйственными делами» не связанных…
Маг вздохнул и проворчал:
- Был бы весьма обязан, если бы эти вопросы рассмотрели первыми…
И вновь, усевшись за пустующий стол, принялся неторопливо раскуривать трубку.
«Он ничего еще не знает про поражение Исидира и нашествие, в грядущем, восточных орд, - догадался Саари. - Что ж, не будем нарушать его девственного неведения!»
Время тянулось нестерпимо медленно. Саари уж выкурил одну трубку, затем вторую и принялся набивать третью… Конечно же, ему было, чем занять свои мысли, но вид неподвижного, угрюмого, уставившегося в одну точку воина во главе стола действовал ему на нервы и мешал сосредоточиться.
- Я слышал, ты посетил Амон-Бикон, - наконец, не выдержав, молвил маг, - где провел дознание относительно гибели Советника Константина…
- Никакого дознания не было, - устало произнес Борондир, вздохнув. – О чём, собственно говоря, было дознаваться? Когда мерзкие твари ворвались во второй двор и оточили цитадель, Советник лично, во главе пары десятков воинов, возглавил самоубийственную вылазку, в результате которой неприятель чуть не ворвался в сердце крепости. Все, кто был свидетелями тому безумному поступку, в один голос утверждают, что Константин искал смерти на поле брани… Когда подоспела конница Эомунда, твари уж принялись праздновать победу, потешаясь над телами павших, но были отброшены! Многие их них до сих пор скрываются в дебрях Друаданского леса, но охотиться за ними у нас нет ни времени, ни сил. Так что, дороги в Анориэн нескоро станут «спокойными»… Тело Советника, вернее сказать то, что от него осталось, было найдено… Я распорядился, чтобы его с подобающими почестями доставили в родные края и похоронили в родовом склепе…
- Хм… - только и промычал волшебник, вновь занявшись трубкой.

Прошло куда более часа (по чертогу уж вовсю гуляли ленивые струйки табачного дыма), когда члены Совета поочередно стали объявляться в зале. Как ни странно, первым заявился ухмыляющийся Измир. Усевшись за стол, закинув ногу на ногу и оглядевшись, он тут же осведомился:
- Как, это все уцелевшие? Так нынче и будет выглядеть «Совет»?
Почти следом за ним приплелся Кеталави; заметно хромая, он опирался на свежо выструганную палку…
- Барах, по-прежнему, плох… - сообщил он, покосившись на Наместника.
- Я знаю, - ответствовал тот.
- А где наш незабвенный дядюшка, душа компании? – спросил поморец. – Что-то он запаздывает…
- Господин Осборн ближайшее время не будет брать участия в Совете, - сухо сообщил гондорец. – Пока он остается под домашним арестом…
- Да-а? – удивленно приподнял брови юнец. – А я думал, подобные невинные проступки легко сойдут с рук ближайшим родственникам светлейшего! – Борондир лишь еще более нахмурился, но промолчал. – Чего же мы ждем?
- Мы ждем Эомунда… - проворчал гондорец. – Он тоже будет принимать участие в Совете…
- Твой Эомунд – всего лишь рыцарь по меркам военной иерархии, - возразил Кеталави. – Ему не место в Совете!
- За этим столом слишком много свободных мест, - тут же отозвался Измир. – Если место раненого Бараха по-прежнему следует считать занятым, то остается, по крайней мере, еще три кресла… Может быть, следует пригласить сюда этого варвара… Как там его?
- Фархад, - подсказал «северянин».
- Вот-вот! – усмехнулся поморец. – Для кворума, так сказать…
Борондир только сверкнул очами, но вновь промолчал. «Не удивлюсь, - подумал Саари, - что меня пригласили на Совет тоже для кворума».
- Я бы пригласил участвовать в Совете гнома, - произнес Кеталави. – Почему бы и нет? Он проявил себя на стенах ничуть не хуже, чем любимчик Наместника Эомунд на поле битвы! Кстати, что за сыр-бор нынче творится в цитадели? Все стражи бегают туда-сюда с пеной у рта! И город полнится слухами… Можем мы, как члены светлого Совета, быть в курсе того, что произошло ночью?
- Можете… - нехотя согласился Наместник. – Сегодня ночью трое неизвестных тайком пробрались в Цитадаль. Они оглушили стража у ворот и, отобрав у него ключи, проникли на территорию Усыпальниц Великих Правителей…
- Есть подозрение, - продолжал он, бросив короткий взгляд на мага, - что ими являются небезызвестный гном, а также его друзья, невысоклики…
- Шпионы? – спросил Кеталави. - Но почему они пытались проникнуть в Усыпальницы? Что им там понадобилось?
- Надеюсь, - вновь глянув на мага, промолвил Борондир, - скоро мы это узнаем…
- Ай-яй-яй! – воскликнул Измир. – Двое полуросликов, которых и под столом-то не углядеть, уложили наземь хваленного защитника цитадели! Вот умора! – И он расхохотался, откинувшись в кресле.
- Н-да… - серьезно произнес потомок северян. – Нехорошо этих негодников приглашать участвовать в Совете… Мало ли чего… - И тоже расхохотался было, но тут же, скривившись от боли, ухватился за грудь. Тем не менее, через минуту он продолжил:
- Так кто же займет пустующие места за столом? Признаться, я чувствовал бы себя куда увереннее, если бы здесь присутствовал Берен… Как мне кажется, все обвинения в адрес доблестного воина сняты… - И он покосился на Борондира.
- Но расследование причин исчезновения наследника Престола не закрыто, - нехотя возразил тот.
- Действительно, почему бы нам не пригласить за этот стол тень доблестного воина? – по-прежнему, усмехаясь, предложил Измир. – Только пусть он сядет подальше от меня!
- Или тень твоего братца Исидира! – воскликнул «северянин». – Уж её присутствие тебя бы порадовало!
- Признаться, - негромко произнес гондорец, - куда с большим удовольствием я лицезрел бы за этим столом Советника Константина… Впрочем, нам следует научиться довольствоваться малым…

В это время двери залы распахнулись, и на пороге появился молодой, светловолосый воин. Еще не переступив порог, Эомунд кинул взгляд в сторону Борондира и отрицательно покачал головой. Тот только еще более нахмурился. Разговоры в чертоге сразу поутихли…
Кольца Власти воруют не затем, чтобы попадаться, криво ухмыльнувшись, припомнил маг недавние слова друида. Как ни странно, настроение его враз улучшилось, и он вновь, краем уха прислушиваясь к тому, о чем говорилось, вернулся к своим недавним рассуждениям.
Меж тем, на Совете обсуждались последние сведения, доставленные лишь пару часов назад разведчиками… Оказывается, проклятущие орки не только не склонили головы, но к ним следует подмога приблизительно в десять тысяч голов. А значит, через какую-то неделю (дней десять – максимум!) следует ожидать очередного приступа столицы. Конечно же, теперешние семь тысяч защитников – куда более мощная сила, чем те, кто отбивал первый штурм города (к ним, кстати сказать – добровольно! – присоединилась добрая часть простого люда), но есть и существенные недостатки сложившегося положения. И главное: защитникам твердыни уже не могут уповать на чью-либо помощь со стороны! Дол-Амрот? Нет уж, если князь Амерлин окончательно не выжил из ума, то он, скорее всего, придет на помощь оркам, а не своему не в меру зарвавшемуся отпрыску…
Подобное суждение, кстати сказать, выдвинул сам Измир, он же (в одиночестве) и хохотал над этой шуткой.
Смогут ли защитники южной столицы одолеть неприятеля у моста, смогут ли отстоять Пажити или вновь придется запереться в холодных стенах твердыни и рассчитывать лишь на удачу? И так далее, и тому подобное…
Саари, как мы уже упомянули выше, слушал все эти рассуждения в пол уха. Внезапно ему в голову пришла столь простая, очевидная и, казалось бы, лежащая на поверхности, мысль. «Представляю, каким ударом известие о поражении Исидира явится для нынешнего «Совета»! Ведь это коренным образом меняет всю расстановку сил! На сегодняшний день воинство Арисандра является единственной, реальной, сплоченной силой, которая может положить на лопатки всех правителей Средиземья! Никто, ни Гондор с Умбаром, ни Хордия с партизанствующим Руном, ни орды орков (не говоря уже про правителей Поморья) не смогут ему противостоять! Выждал ведь, выждал, не ввязывался в военные действия по пустякам! Ай да молодец этот мальчишка, ай да сукин сын! Если он не совершит невероятной глупости, роковой ошибки, если его советники не насоветуют чего-то из ряда вон выходящего, то вскоре этой войне, этому бессмысленному кровопролитию будет положен конец! И тогда я, если буду красноречив и убедителен, смогу повернуть эту Силу против моих истинных врагов! Только бы не пропустить момент, только бы быть рядом и умело направить действия этого юнца в нужном направлении… Не об этом ли я мечтал все долгие годы?»
И маг вновь потянулся за трубкой.
«Вот ведь как странно-то происходит, - подумал он, усилием воли подавляя в душе эйфорию. - Стоило этим мерзавцам похитить Кольцо, как тут же приходят обнадеживающие известия… Случайность ли это?» Мелькнувшую было мысль – а не друид ли это всё так удачно подстроил? – маг отбросил. «И теперь я должен разораться надвое, если не на все три части! Если я брошусь в погоню за негодниками, могу упустить Арисандра; если же погонюсь за мальчишкой, могу потерять Кольцо… А где-то там, на горизонте, маячит фигура Предателя в белоснежном плаще… С ним мне тоже придется разобраться, и в самое ближайшее время…»
«Кстати, - промелькнула в его голове тревожная мысль, - если эти хоббиты с гномом рванули напрямик к Анларонду через Друаданский лес, то могут стать легкой добычей орков! Вот уж чего только и не хватало! Что же делать?»

Впрочем, даже открыв дверь «своего» особняка и медленно поднявшись на второй этаж, Саари так и не решил, что ему делать. Оглянувшись вокруг, маг с удивлением отметил, что фигуры долговязого друида нигде не видно. Впрочем, удивлялся он недолго. Открыв дверь в библиотеку, он застал своего гостя за невысокой конторкой. На ней, перед Имраимом, покоился пухлый фолиант, который он небрежно перелистывал. На краю конторки горела лучина, хотя в помещении было достаточно светло…
- Как прошел Совет? – улыбнувшись, спросил «лесной житель». – Ты поведал им последние известия с Запада?
- Нет, конечно… - проворчал волшебник.
- Почему же?
- Не хочу слыть горевестником. Пусть эти известия им принесут другие посланцы, - проворчал маг. – Не многовато ли вопросов?
- Я тут раздобыл немного еды, - примирительно воздев руки, сообщил друид. – Не желаешь ли отужинать, друг мой? Кстати, пузырек я оставил на столе… Мой совет тебе - оставь его себе на память! – произнес он и улыбнулся.
- Мерзавец… - проворчал волшебник. – Допрыгаешься еще…

Приблизительно в то же время Борондир, глядя себе под ноги, спускался вниз по улицам города, на которые уже наползала вечерняя темень. Фонарей в городе еще не зажигали, поэтому поглядывать под ноги было отнюдь не последней предосторожностью. Как и поглядывать по сторонам. Впрочем, хотя ему по статусу и была положена личная охрана, воин, шествуя в одиночестве, не сомневался в собственной безопасности. Его высокую фигуру тотчас узнавали, и многие обитатели столицы раскланивались перед ним, лишь заприметив издалека…
Спустившись на самый нижний уровень древнего града, Наместник вскоре достиг знакомого фонтана напротив главных городских ворот. Те еще были не закрыты в это время, и с десяток хмурых стражей выстроились в две шеренги, сверля недоверчивыми взглядами редких перехожих. Ближайшие стражи, заприметив приближающегося воина, тут же замерли по стойке смирно, но Борондир лишь махнул рукой и, промолвив «отставить», двинулся дальше. Свернув на улицу Фонарщиков, он остановился возле ближайшего постоялого двора и некоторое время рассматривал уже загоревшиеся в окнах огни… Затем вздохнул и, распахнув настежь дверь, вошел в душную, провонявшуюся табачным дымом залу. Мельком окинул взглядом раскрасневшихся завсегдатаев, он сразу ступил на поскрипывающую, деревянную лесенку и поднялся на второй этаж. Пройдя немного по тускло освещенному коридору, он остановился у очередной, ничем не отличающейся от прочих, двери. И постучал…
- Входи, кем бы ты ни был, чего уж там… - раздалось из-за деревянного полотна.
Борондир вздохнул и распахнул дверь.
Комната, в которой он оказался, более всего напоминали собачью конуру футов, этак, восемь в ширину и около пятнадцати в глубину. Вдоль стен стояли четыре грубо сколоченные койки. Старинный комод в центре заменял стол, трехногая табуретка валялась на полу. Небольшое оконце, занавешенное видавшей виды занавеской, открывалось на улицу; оттуда доносился привычный гам.
Махнув рукой перед собой (отгоняя клубы табачного дыма), Борондир поднял табурку и уселся на нее, широко расставив ноги. И лишь тогда произнес:
- Вижу, ты неплохо устроился, дядя…
- Уж лучше, чем в той дыре над воротами…
В свете неровно мигающей свечи лицо Осборна казалось еще более заплывшим, а глаза красными, навыкате.
- Здесь, по крайней мере, - продолжал «дядя», - никто не запрещает мне выходить во двор и спускаться в залу, где всегда нальют бокал-другой герою недавнего, славного сражения. И курить никто не запрещает… Подумаешь – домашний арест. В гробу я видал твой домашний арест!
- Опять нализался? – хмуро осведомился воин, и глаза его блеснули.
- А ты мне не указ! – воскликнул Осборн и, демонстративно достав из-за комода бутылку вина, сделал пару глотков. – Что ты мне сделаешь? А?
- Голову сверну! – прорычал гондорец.
- Ха-ха-ха… Думаешь, напугал? – рассмеялся дядя. – Мне уж бояться нечего, и терять в этой жизни – тоже! Жена моя померла уж десять годков тому. Детей у нас не было, а значит, и внуков я не дождусь… Нечего мне терять! Один я, как перст! Даже дома своего нет! Тыкаюсь тут по подворотням, как пес бездомный, ночую, где попало! А ты говоришь – хорошо устроился…
- У тебя свой дом в Итилии, - напомнил Борондир.
- Дом тот уж давно пеплом покрылся, - промолвил Осборн. – И прислуга – кто померли, кто поразбежались… А может быть, это только к лучшему, что у меня никого из родных нет? Как представлю себя на смертном одре – а тут, глядь, полно родственничков тебя в путь последний провожают, розовощекие все, как на подбор, жены их в самом соку, дети вопят и туда-сюда носятся… Зала ограмедная, всё в золоте, парче и бархате… Подушка высокая, белоснежная, вся в моей же блевотине… Нет, не так должен человек из жизни этой паскудной уходить, не так! А лежа без сил на спине, на высокой скале, где гуляют дикие, холодные ветра, а над головой проносятся серые, тяжелые облака… В куче собственного дерьма. И никого не должно быть рядом! Никто не должен ни воды принести, ни слова сказать, не облегчить невыносимую боль… Тогда и помирать не страшно… Смерть, такая желанная, лишь облегчит страдания!
- Что это тебя, дядя, на философию потянуло? – молвил Борондир, слегка приоткрыв дверь и выглянув в коридор. Затем, с трудом протиснувшись меж комодом и койкой, оттянул в сторону занавеску на окне и выглянул на улицу. – Ты мне лучше скажи, что твои людишки прознать успели?
- Ничего они не узнали, - проворчал Осборн. – Никто твоих хоббитов в глаза не видывал… И Эомунд твой ненаглядный видать ни с чем вернулся!
- С чего ты так решил?
- Стал бы ты ко мне заявляться, - криво усмехнулся «дядя», - если он с добычей воротился. Уж я тебя, племянничек, знаю… - Борондир только нахмурился, но промолчал.
- И чего тебе эти хоббиты-то дались? – поинтересовался старик.
- Тише… Я тебе уже пояснял недавно, - промолвил Борондир, вновь усаживаясь на табуретку. – Сдается мне, всё, что нынче происходит, крутится вокруг Кольца Всевластия…
- Псих ты, - проворчал дядя. – Совсем умом рехнулся…
- Думается мне, - продолжал воин, словно и не расслышав обидного замечания, - заподозрил что-то волшебничек наш и решил невысокликов из города спровадить с колечком. От греха подальше, как говорится…
- Ну, уж если в этом чародей замешан, можешь не переживать – следов беглецов этих ты не сыщешь, - резонно заметил Осборн. – Шел бы ты спать! А я еще малость к горлышку приложусь, трубочку выкурю да тоже на боковую… А что твой Фархад разудалый?
- Фархад еще не возвращался… - в раздумье произнес воин и, глубоко вздохнув, поднялся.
- И долго мне еще тут сиднем сидеть? – с обидой в голосе поинтересовался «дядя».
- Сам виноват, - откликнулся гондорец. – Нечего было в самый разгар сражения надираться… Вот и сиди теперь тут, под домашним арестом, пока я не передумаю!
- На Совете от меня больше пользы было бы!
- На Совете только Кеталави от тебя польза, - проворчал Борондир. – Нет, на время мне нужен хотя бы один верный человек, который пореже посещает Советы. У которого руки свободны…

Уж совсем стемнело, когда Борондир воротился в свой особняк с витыми колоннами. И войдя в привратный чертог, тут же заприметил высокого кхандца, что, сложив руки на груди, подпирал ближайшую притолоку. Охранники (все, как на подбор, люди Эомунда) тут же прекратили разговоры, расправили плечи и вытянулись. Но воин лишь кивнул варвару, приглашая того последовать за Наместником в залу Совета. Только там, усевшись в кресло и вытянув ноги в сторону потрескивающего в камине пламени, гондорец спросил:
- Ну, что тебе удалось выяснить?
- Этот конокрад со своими людишками затоптали все следы в цитадели, - сообщил Фархад. Он так и не разомкнул рук на груди, возвышаясь над длинным столом, что гранитный, утонувший в сумерках утес. Только сверкнули в неясном свете чертога его налитые кровью глаза.
- Эомунд не конокрад, он коневод, - в очередной раз, уныло, возразил Борондир.
- Был бы он коневодом, то знал, что лошади следы не затаптывают! – возразил варвар. – Следы лишь конокрады затаптывают, чтобы их не поймали… Только меня не проведешь! Не ходили эти как-их-там к гробницам!
- Как не ходили? – удивился воин.
- А так… Потоптались малость на месте, да припустили в сторону ворот, что вход в цитадель преграждают. Думаю, выждали малость, да проскочили незамеченными мимо охраны.
- Как они могли незамеченными мимо стражей пройти? – воскликнул гондорец.
- Стража вчера бурно праздновала победу, так что ничего удивительного, - ухмыльнувшись, сообщил Фархад.
- Праздновала победу? – еще более удивился Борондир. – С чего ты взял?
- У них утром бутылки пустые из-под вина под столом валялись… У нас, в Кханде, за такой проступок нерадивым стражам голову сразу бы отрубили! Я всегда говорил: вино – яд для воина! Но это – не моё дело!
- Разберемся… - процедил сквозь зубы гондорец. – А что, вы, южане, вина вовсе не употребляете? – с интересом спросил он, искоса глянув на варвара.
- У нас вино только женщины пьют да старики, - ответил тот. – А воины Кханда этим не занимаются. Вино только притупляет взор, слабеют руки, подкашиваются ноги… Кому нужен такой «воин»?
- Ладно, отвлеклись, - вздохнув, молвил Борондир. – Куда же направились хоббиты и гномом?
- Мне этого неизвестно, - ответил Фархад. – На голых камнях города следов не разобрать. Но здесь их нет.
- И они не проходили поутру через Врата, - в раздумье произнес гондорец. – Стража их заприметила бы. Тем более что к тому времени уже поднялась тревога… Да уж, хоббиты, пожалуй, еще могли бы как-то незаметно прошмыгнуть мимо охраны – говорят, они мастера прятаться, но гнома бы точно заприметили… Хм… Может быть, они до сих пор прячутся в городе?
- Нет! – отрезал Фархад. – В городе их нет! Я бы знал!
- Проклятье! – воскликнул Борондир. – Похоже, без чародейства тут, и правда, не обошлось!
- Завтра я отправлюсь походить вокруг города, - сказал Фархад. – Может быть, и сыщу их следы…
Просмотров: 1279 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
Tolkienists.Ru©2008-2020
Счетчики:
Яндекс.Метрика

Партнеры:
Связаться с нами:
Обратная связь

Оставить отзыв:
Гостевая книга



Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2020
Правила сайта Баннерообменник
Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
Кое-что об авторских правах