1. Вход
    
Главная страница | RSS
    
Последнее подслушано: Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
Последние обновленные темы:
Администратор:
Admin, Elvenstar

Модераторы:

Elvenstar - энциклопедия Арда
Korvin - энциклопедия Амбер
a href='/index/8-1604'>Art-ek - энциклопедия Гарри Поттер
  • Сериалы (217)
    Артур | 15 Мая 2019 15:31
  •  
    Цитата:
    Время сервера: 21:53

    Дата: 02 Июня 2020
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Форум » Дж.Р.Р. Толкин » Персонажи » Хурин
    Хурин
    deleted Дата: Воскресенье, 24 Апреля 2011, 14:29 | Сообщение # 1
    Герцог
    Группа: Развоплощенный
    Сообщений: 1265
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Хурин (‘Hurin)

    По происхождению – человек-адан. Старший сын Галдора. Отец Турина и Ниэнор. В юности побывал в тайном городе Гондолине. В битве Нирнаэт Арноэдиад был взят в плен, но отказался открыть Морготу, где находится Гондолин. За это был проклят Морготом вместе с семьей и был вынужден смотреть, как страдают и гибнут его дети. Через много лет был отпущен Морготом на свободу. Отправился в Бретиль, где встретил свою жену Морвен, которая в тот же день умерла, и похоронил ее. Потом ушел в Нарготронд, где убил гнома Мима и взял Наугламир. Принес Наугламир Тинголу. После ухода из Дориата, как говорят, бросился в море

    Этимология

    «Hur» на нолдорине означает «решимость, энергичность, горячий нрав», «inn» - «настроение, нрав, сердце».

    Эпессэ – «Талион» (Thalion), что на синдарине означает «стойкий».

    Семья

    Хурин был старшим сыном Галдора из Народа Хадора и Харет из Народа Халет. У него был младший брат Хуор. Хурин женился на Морвен, которая родила ему сына Турина и дочерей Урвен и Ниэнор

    Биография

    Хурин родился в Дор-Ломине (441 год Первой Эпохи), во время Осады Ангбанда. У него был младший брат Хуор. Братья очень любили друг друга и редко разлучались. Хурин также подружился с Береном из Дортониона. Когда Хурин и Хуор подросли, их отец Галдор отослал их на воспитание к Халдиру, брату их матери, в Бретиль (как было то в обычае людей). Там братья и жили, когда разразилась ужасная битва Дагор Браголлах (455 год Первой Эпохи) и Хитлум был отрезан от союзников морем врагов.

    Через три года орки спустились вниз по Сириону и напали на халадинов (458 год Первой Эпохи). Халдир выступил против них, и вместе с его воинами бился Хурин, а с ним и Хуор, которому было лишь тринадцать лет – но его невозможно было удержать дома. Однажды отряд разведчиков, в котором сражались братья, был окружен орками и разбит, а Хурина и Хуора враги преследовали до самого Бритиаха. Там бы их убили или взяли в плен, если бы не сила Улмо, что еще пребывала в Сирионе. От реки поднялся туман и скрыл юношей от врагов, они сумели добраться до Димбара и оказались среди холмов неподалеку от гор Криссаэгрим. Там они и блуждали, не зная, как вернуться, пока их не увидел Торондор, король орлов. Он выслал им на помощь двух орлов, те подхватили братьев и отнесли в тайный город Гондолин.

    Тургон, король Гондолина, приветливо встретил Хурина и Хуора, ибо некогда предсказал ему Улмо, что от сыновей Народа Хадора придет к нему помощь в час нужды. Почти целый год прожили сыновья Галдора в Гондолине, и Тургон полюбил их, особенно Хурина. Он много беседовал с юношами, открыв им некоторые свои замыслы. Все жители Гондолина тоже были добры к братьям, кроме одного лишь Маэглина, племянника Тургона, который завидовал милости короля к Хурину и Хуору и не любил людей, считая, что они достойны быть лишь слугами эльдар.

    Но Хурин и Хуор желали вернуться к своему народу и разделить с ним все тягости и горести этого тяжелого времени. И стали они просить Тургона отпустить их к родичам. Тургону не хотелось делать этого не только потому, что по закону Гондолина ни один чужестранец, попав в город, не мог покинуть его, но и потому, что полюбил юношей. Но Хурин сказал, что людские жизни слишком кратки, чтобы ждать, пока скрытый народ выйдет из города. Кроме того, братья все равно не знают пути к Гондолину по земле, ибо прибыли в город по воздуху, объятые страхом и изумлением, да и взор их застила тогда милосердная пелена. Тогда Тургон согласился отпустить их тем же путем, которым они пришли – если Торондор отнесет их обратно. Маэглин же сказал, что ныне закон стал менее суров, а раньше у них не было бы иного выбора, как остаться в Гондолине до конца жизни. Хурин тогда ответил, что они поклянутся никому не открывать местонахождения Гондолина и замыслов Тургона. Так братья и сделали.

    И тогда попрощался король с Хурином и Хуором, орлы ночью унесли их и перед рассветом доставили в Дор-Ломин (459 год Первой Эпохи). Родичи юношей весьма обрадовались их возвращению, ибо год назад из Бретиля пришли вести, что они пропали. Братья молчали о том, где они были все это время, но Галдор, отец их, по богатой одежде и опрятному виду сыновей догадался, что они вовсе не бродили в глуши, а побывали у кого-то в гостях. А орлы и то, что юноши не хотели говорить, где были, указывали на Тургона и тайный город Гондолин. Слухи о странном исчезновении и возвращении сыновей Галдора и догадки о том, где они побывали, поползли по всему Белерианду, и достигли они ушей Моргота.

    Вскоре Моргот вновь напал на Хитлум (462 год Первой Эпохи). Галдор доблестно сражался на стенах Барад Эйтель и пал там. Хурин тогда едва вошел в возраст мужественности, но он немедля возглавил оборону и показал себя доблестным и мудрым полководцем, сильным телом и духом. Орки с большими потерями были отброшены от подножия Эред Ветрина, и Хурин преследовал их далеко на север по пескам Анфауглит.

    Так, совсем еще юным, Хурин стал правителем Народа Хадора и владыкой Дор-Ломина.

    Незадолго до этого в Хитлум прибыли некоторые из женщин и детей Народа Беора, бежавшие из разоренного Дортониона. Среди них была и Морвен, дочь Барагунда. Хурин и Морвен полюбили друг друга, а в 464 году Первой Эпохи сыграли свадьбу и поселились в усадьбе правителя Дор-Ломина на юго-востоке этой земли, близ гор Эред Ветрин.

    Морвен родила Хурину сына Турина и дочь Урвен. Но через несколько лет случилась беда. В Хитлуме разразился Черный Мор, пришедший, как говорили, с севера, из Ангбанда (осень 469 года Первой Эпохи). Заболели и дети Хурина. Турин выздоровел, а его сестра умерла. Хурин очень горевал по дочери и открыто оплакивал ее, и хотел он сочинить песню-плач, но не смог. Тогда он сломал свою арфу и, выйдя из дому, погрозил Северу кулаком, проклиная Моргота.

    В то время Маэдрос собирал союз эльдар и эдайн против Ангбанда. Король Фингон присоединился к нему, и люди Хитлума принялись готовиться к войне.

    Хурин был воодушевлен и мало сомневался в победе эльдар и эдайн. Зная сдержанность своей жены Морвен, он часто говорил с ней о замыслах эльфийских владык. Однако Морвен не полностью разделяла его уверенность, ибо в ее роду передавалась мудрость эльфов, и она считала, что эльдар не победить одного из Айнур. А однажды, незадолго до ухода на войну, Хурин встал утром с неспокойной душой и наказал жене в случае поражения не ждать его, а уходить вместе с сыном, ибо Хитлум слишком близок к Ангбанду. Хурин предложил им бежать в Бретиль, к родичам его матери, но Морвен ответила, что от этого имени на сердце ее ложится тень и она мыслит о Дориате. Тогда Хурин сказал, что от этого названия неспокойно на душе у него. Но потом он рассмеялся и сказал, что они говорят о тенях из снов, а в случае победы их сын Турин станет королем людей, владыкой Дор-Ломина и Ладроса. И в начале лета Хурин на своем коне Аррохе под золотым знаменем отправился вместе со своим братом Хуором и воинами Народа Хадора на битву (472 год Первой Эпохи).

    Войско Фингона стояло на укреплениях крепости Барад Эйтель, ожидая сигнала Маэдроса. Хурин с Хуором и их воины встали на правом фланге. Неожиданно для всех перед началом битвы из Гондолина вышел Тургон с большим войском, которое присоединилось к войску Фингона, и радовались Фингон и его воины подмоге.

    К Барад Эйтель подошло войско Моргота, но Маэдрос еще не подал знака, и Фингон не стал атаковать врага, удерживая от этого других. Вражьему полководцу было приказано вызвать эльфов на бой, и потому он казнил страшной смертью перед стенами пленника, эльфа Гельмира из Нарготронда. Брат Гельмира Гвиндор не выдержал и ринулся в атаку, а за ним – все воинство Фингона.

    Столь яростен был натиск нолдор, что они уничтожили это войско Моргота прежде, чем к нему подошла помощь. И дошло воинство эльдар и эдайн до самого Ангбанда, и задрожал на своем троне Моргот. Но велики были силы Черного Врага, и его воины смогли отбросить Фингона от своих стен. С большими потерями отступило войско Фингона по пескам Анфауглит, преследуемое врагом. На второй день орки окружили его, и эльфы с эдайн сражались всю ночь до рассвета, пока кольцо осады сжималось. Но утром к ним на помощь подошло войско Тургона. Тургон прорубил себе дорогу к брату, и радостна была встреча короля с Хурином, что сражался рядом с Фингоном.

    На время окружение было прорвано, отступление возобновилось. Но прежде, чем эльфы смогли укрыться в холмах, они были атакованы войском балрога Готмога, которое было втрое сильнее. Орки и балроги разделили войско эльфов, и Тургон с Хурином и Хуором оказались отрезаны от Фингона.

    Битва, которую после назвали Нирнаэт Арноэдиад, Битвой Бессчетных Слез, была проиграна. Остатки разбитых войск Фингона и Тургона отступали на юг по Ущелью Сириона. Фингон к тому времени погиб, но Тургон уцелел, как и многие из гондолиндрим. И тогда Хурин предложил Тургону уходить в свой город, пока воины народа Хадора будут сдерживать врага, ибо пока стоит Гондолин, Моргот будет испытывать страх. Но ответил Тургон, что недолго осталось Гондолину быть сокрытым, а открывшись, он падет. Хуора тогда посетило предвидение, и сказал он Тургону, что если его город простоит еще немного, тогда из его дома выйдет надежда для эльдар и эдайн. Тогда Тургон согласился уйти, и Хурин с Хуором вместе со своими воинами остались защищать его отход. Тургон успел отступить на скрытые тропы, ведущие к Гондолину, и исчез, не замеченный никем из слуг Моргота. Тем временем братья собрали вокруг себя оставшихся в живых людей и медленно шли на юг по Ущелью Сириона, пока не оказались между Топями Серех и рекой Ривиль, и здесь встали намертво, ибо это было самое узкое место ущелья. Словно черный прилив бросались враги на стойких воинов-людей, и словно скала стояли защитники Ущелья Сириона. Воины Моргота затопили своими телами поток и окружили остатки дор-ломинцев. И на шестой день от начала битвы, вечером, всех воинов Народа Хадора, кроме Хурина, убили. Хуор пал, пораженный в глаз отравленной стрелой. Этот подвиг людей считался величайшим из всех их деяний на службе эльдар.

    Хурин же долго сражался один. Отбросив щит, он бился двуручной секирой одного из орочьих капитанов, и она дымилась от черной крови троллей из дружины Готмога, пока не истлела. И так убил Хурин секирой семьдесят троллей. Но в конце концов Хурина по велению Моргота взяли живым, завалив его грудой тел. Готмог связал человека и, осыпая насмешками, уволок в Ангбанд.

    Пленного Хурина доставили к Морготу (он благодаря своим соглядатаям и чародейству знал, что Хурин побывал в Гондолине и стал другом его короля), и тот попытался сначала запугать Хурина своим взглядом. Но Хурин не дрогнул перед Владыкой Ангбанда. Тогда подвергли Хурина медленной пытке, но тоже ничего не добились. А через некоторое время Моргот пришел к Хурину и обещал отпустить его или сделать своим высшим военачальником, если человек откроет местонахождение Гондолина и замыслы его короля. Но Хурин лишь посмеялся над владыкой Ангбанда и отказался отвечать. Тогда Моргот силой своей перенес Хурина на Хауд-эн-Нденгин, где гнили тела воинов Народа Хадора, и вновь угрожал ему, предлагая подумать о жене и детях. Хурин же ответил, что Моргот не сможет причинить им зла издали. Тогда Моргот сказал, что он - Мелькор, Владыка Судеб, и люди не ускользнут от него в пределах Кругов Мира, а после смерти их ждет лишь Ничто. И проклял он весь род Хурина, сказав, что все, содеянное его детьми, закончится тьмой и отчаянием, и умрут они, проклиная жизнь и смерть. Но и тут Хурин Стойкий оказался непоколебим. Тогда Моргот перенес Хурина на вершину Тангорондрима и усадил в каменное кресло, приковав к нему несокрушимыми цепями. И вновь проклял Моргот Хурина и весь его род, и обрек его видеть, как страдают и гибнут его дети. И с помощью чародейства сделал Моргот так, чтобы Хурин видел его глазами и слышал его ушами, как исполняется проклятие, и чтобы Хурин не мог умереть, пока оно не завершит свою работу. Но никто не слышал, чтобы Хурин молил о смерти или милости для себя или своих детей.

    Двадцать и восемь лет просидел Хурин на вершине Тангородрима и видел все, что случилось с его детьми – Турином и Ниэнор. Но правда в его видениях была смешана с ложью, а все доброе – скрыто или искажено. А когда погибли дети Хурина, Моргот освободил его и дал в сопровождение своих воинов, притворившись, будто жалеет окончательно поверженного врага (500 год Первой Эпохи). Но на самом деле Моргот желал, дабы его проклятие продолжало работу.

    Хурин не поверил словам Моргота, ибо знал, что тот не ведает жалости, и освобождение принесло ему лишь горечь. Ныне стал Хурин стариком с длинными седыми волосами и бородой, и ушел он из Ангбанда с черным посохом в руках и мечом на поясе. Воины Моргота сопровождали его до восточных пределов Хитлума, а потом позволили Хурину идти, куда он пожелает. И отправился Хурин в Дор-Ломин, и вастаки не посмели тронуть бывшего правителя, ибо знали, что в пути через Анфауглит его сопровождали воины Моргота. Но люди из Народа Хадора чурались Хурина, думая что он стал служить Морготу.

    Из-за этого Хурин исполнился горечи и отправился в Димбар к Криссаэгриму. Придя туда, где некогда их с братом подобрали орлы, Хурин воззвал к Тургону, прося короля вновь пустить его в тайный город. Но Тургон, коему орлы принесли весть о вернувшемся Хурине, не ответил на его просьбу, ибо думал, что Хурин стал слугой Моргота. Но зло уже было сотворено – соглядатаи Моргота следили за Хурином, и так владыке Ангбанда стало известно, где находится Гондолин.

    Не дождавшись ответа и прокляв в отчаянии эту безжалостную землю, Хурин заснул. И во сне услышал он голос Морвен, зовущий его и как будто доносящийся из Бретиля. Утром отправился он в Бретиль. У Перекрестья Тейглина нашел он могильный камень с именами своих детей – Хурин даже не смотрел на надпись, он слишком хорошо знал, что там написано. А под камнем увидел он старую женщину, сгорбленную и седую, в рваной одежде, изможденную голодом. Она сильно изменилась, но глаза ее сияли прежним блеском, за который ее прозвали «Эледвен», «Эльфийская Краса». То была жена Хурина Морвен. И Морвен узнала мужа, которого ждала долгие годы, но дождалась слишком поздно, ибо их дети погибли, а сама она предвидела, что умрет с заходом солнца. Лишь одно спросила Морвен у мужа – как же Ниэнор нашла Турина? Ничего не ответил Хурин, лишь сел рядом с ней и взял за руку, и когда зашло солнце, она стиснула его руку и умерла. Утром Хурин похоронил ее рядом с сыном и высек на камне под именами Турина Турамбара и Ниэнор Ниниэль имя Морвен Эледвен.

    Потом Хурин, все еще преследуемый по пятам проклятием, повернул на юг и по древней дороге отправился в Нарготронд (ибо там долго жил его сын Турин, а кроме того Хурин всегда восхищался Финродом Фелагундом20)). После гибели Глаурунга пещеры опустели, но потом туда пробрался малый гном Мим. Он завладел всеми сокровищами и наслаждался ими в одиночестве, ибо другие боялись духа мертвого дракона. Хурин убил Мима, мстя ему за предательство Турина, а после вынес из Нарготронда единственное сокровище – ожерелье Наугламир.

    И отправился Хурин в Дориат, дабы встретиться с королем Тинголом. Король учтиво приветствовал его в Менегроте, узнав в старике Хурина Стойкого, но Хурин в ответ лишь молчал. А затем с презрением швырнул он владыкам Дориата Наугламир, говоря, что это плата за то, как те позаботились о его семье (ибо глазами Моргота видел он все в искаженном свете и думал, что Тингол причинил его жене и детям зло). Но королева Мелиан сняла пелену с его разума и рассказала Хурину, как все было на самом деле, и изведал Хурин всю глубину горя, что принесло ему проклятие. И поднял Хурин Наугламир, и учтиво передал его Тинголу, как дар, а сам вышел из Менегрота, и все, кто видел его, отступили, не смея смотреть ему в лицо. Никто не знает точно, куда направился Хурин потом, но говорят, что, лишенный всех стремлений и желаний, он дошел до западного побережья и бросился в море. Так встретил свой конец один из самых могучих витязей смертных людей (501 год Первой Эпохи).

    История Хурина согласно «Книге Утраченных Сказаний»

    Здесь я привожу только те факты, которые отличаются от версии опубликованного «Сильмариллиона» и «Детей Хурина».

    Урин был братом по оружию Эгнора (Барахира), отца Берена, а позже – самого Берена.

    Урин оказал некую услугу Дамроду (Диору), сыну Берена.

    Моргот желал, чтобы Урин пошел к нему на службу и стал соглядатаем, а потом отправился на поиски Тургона.

    Во время плена у Моргота Урин, узнав, что Турин попал в плен к оркам, воззвал к Валар, и мольба его была услышана Манвэ.

    После того, как Моргот отпустил его, Урин собрал отряд диких эльфов, которые были изгнаны своими родичами, и отправился к жилищам родотлим (Нарготронд), чтобы забрать оттуда золото. Дракон погиб, орки разбежались, и никого не было в тех пещерах из-за страха перед драконом, кроме гнома Мима. Урин и эльфы собирались взять золото, когда Мим предупредил их, что золото проклято, ибо на нем возлежал дракон. Но Урин не послушал его, и эльфы забрали золото, а Мим, глядя на это, проклинал их. Тогда Урин убил его, и, умирая, Мим проклял золото, и смерть преследовала каждого, кто взял бы хоть частицу клада27).

    Урин велел эльфам отнести золото к Тинвелинту (Тинголу), ибо хотел отомстить королю (он думал, что король обошелся плохо с его женой и детьми). И обвинил он Тинвелинта в трусости и алчности, и поставил перед ним мешки с золотом. Но король в гневе ответил, что он обошелся с семьей Урина справедливо и милостиво, и не он виновен в их бедах, а лишь Моргот, и предложил Урину забрать золото. Но Урин не стал этого делать и ушел в Хисиломэ (Хитлум) и там умер от старости28).

    Говорят, что Урин после смерти отправился в леса на поиски тени Мавуин (Морвен) и вскоре нашел ее, и они вместе оплакивали своих детей около водопада Серебряной Чаши. А потом отправились они наконец в Мандос, но не нашли там своих детей, ибо Вефантур (Намо Мандос) не пустил их туда. Тогда взмолились Урин и Мавуин к Валар, и мольба их дошла до Манвэ, и Турин и Ниэнори вошли в огненную купель Урвенди и омылись от скорбей и позора, и зажили в Валиноре.

    В отвергнутом черновике «Книги Утраченных Сказаний» говорится, что люди (здесь отряд Урина состоит из людей) Урина не захотели оставлять золото Тинвелинту, и тогда случилась стычка между ними и подданными короля, которую Тинвелинт не смог остановить. И отряд Урина весь перебили, но сам Урин спасся и проклял золото, обагренное кровью. Однако Тинвелинт бросил его в воду.

    В другом черновике Урин сам бежит из Ангбанда.

    История Хурина согласно «Cкитаниям Хурина»

    Ниже приводится история скитаний Хурина от прихода в Хитлум до ухода из Бретиля, изложенная в тексте «Скитания Хурина». Хотя этот текст является поздним, Кристофер Толкин не включил его в опубликованный «Сильмариллион», не считая некоторых подробностей, касающихся попытки Хурина попасть в Гондолин.

    Воины Моргота проводили Хурина до границ Хитлума. Поэтому жители Хитлума посчитали его слугой Моргота, и вастаки не тронули Хурина, а люди Хадора отвернулись от него. Из-за этого бывшему правителю Дор-Ломина не удалось поднять мятеж против новых хозяев, и это еще больше наполнило горечью его сердце. Все же он собрал небольшой отряд изгоев, но они не смогли причинить большого ущерба вастакам. От изгоев Хурин узнал правду о том, что сделал Турин в палатах Бродды.

    В конце концов Хурин вместе со своим отрядом покинул пределы Хитлума. Но сначала он пришел к Лоргану, новому правителю Хитлума, дабы попрощаться с ним. И сказал ему Хурин, что ныне не испытывает он любви к этой земле, загрязненной завоевателями, и оставляет ее им. А когда Лорган назвал его другом, с презрением сказал, что он не друг Морготу и его слугам и никогда им не был. Тогда вастаки поняли, что Хурин не служит Морготу и хотели убить его, но Лорган не позволил им, ибо был дальновиден и решил, что Морготу Хурин больше нужен живым, чем мертвым.

    Хурин с товарищами поднялись в горы и оттуда разглядели они пики Криссаэгрима. Тогда Хурин решил отправиться в Гондолин к Тургону. Но он был связан клятвой и не хотел обнаруживать тайную дорогу перед своими спутниками. Поэтому он сказал им, что хочет отправиться в Бретиль, ибо там жил сын его Турин и дочь Ниэнор, и они дошли до северной окраины Бретильского Леса и остановились там на ночлег. Хурин лег отдельно от товарищей и рано утром ушел от них в Димбар. Но Тургон Гондолинский не пожелал принять его, заподозрив в предательстве, и Хурин в отчаянии повернул обратно в Бретиль, ибо во сне услышал он доносящийся оттуда голос Морвен. А соглядатаи Моргота следили за ним со времени ухода из Хитлума, и так Морготу стало ведомо, где находится Гондолин.

    Тем временем товарищей Хурина взяли в плен халадины, поэтому он не нашел их, когда вернулся. Он отправился к Перекрестью Тейглина и дошел до Кабед Наэрамарта и могильного камня своих детей, что стоял там. И там нашел он Морвен, которая умерла к утру, и понял он по ее изможденному и голодному виду, что в Бретиле она не нашла ни пристанища, ни пищи. Хурин слишком устал и ослаб, чтобы самому похоронить ее, и он продолжил свой путь, надеясь найти в Бретиле людей, которые помогут ему вырыть могилу для Морвен. К вечеру Хурин добрел до Хауд-эн-Эллет и лег там, побежденный сном и усталостью. А наутро его обнаружили разведчики халадинов, которых их владыка Харданг послал следить за этим местом. Один из них, Авранк, сын Дорласа, предложил убить Хурина, пока тот спит, ибо считал, что Хурин принесет Бретилю и Народу Халет лишь зло - ведь он пришел из Ангбанда. Но Мантор, предводитель отряда, пристыдил его за эти слова и осторожно разбудил Хурина. Хурин, однако же, в полусне слышал слова Авранка, и пробудившись, разгневался. Мантор немного успокоил его и дал ему мяса, хлеба и воды, ибо Хурин был голоден. Но Хурин подавился ими и выплюнул еду.

    Хурин согласился идти с Мантором и его отрядом к Хардангу в Амон Обель. Авранк опередил отряд и первым доложил о Хурине Хардангу, сказав, что тот угрожал людям Халет и плевал в их еду. Поэтому Харданг разгневался и неучтиво встретил Хурина, даже не предложив ему сесть. Хурин от усталости осел на пол и тогда ему все же принесли стул. Харданг увидел, что некоторые люди, а прежде всего – Мантор - недовольны его обращением с Хурином, и потому стал говорить с ним мягче. Но Хурин ответил ему неучтиво, и, обвинив в том, что Харданг заморил голодом его жену, встал и швырнул свой стул во владыку халадинов, и рассек ему лоб. Тогда Хурина схватили и связали, и Харданг намеревался сразу же казнить его, но ему помешал Мантор. Он сказал, что Хурина надо судить Судом Народа, в котором должны участвовать все халадины, ибо приход Хурина и его встреча здесь слишком важны для всех. И Мантор разослал гонцов во все пределы Бретиля, дабы собрать народ на суд.

    Хурина же заковали в ножные кандалы и держали под стражей. Мантор пришел к нему перед судом как друг (ибо по обычаям халадинов обвиняемых в некоем преступлении могли посещать друзья, дабы утешить и наставить). Сначала Хурин отвечал ему зло и неучтиво и даже сорвал с пояса Мантора нож, желая лучше убить себя сам, но не подвергнуться унижению суда, но дружелюбная речь Мантора успокоила его, и он согласился поесть вместе с ним. Мантор же сказал, что самоубийство – дело неблагородное. Затем Хурин уснул и спал почти весь следующий день, ибо в еду по приказанию Харданга добавили сонного зелья. Поэтому Мантор на следующий день не смог поговорить с ним и многое, что им следовало бы прояснить между собой, осталось скрытым.

    Еще через день начался суд Народа Халет. Он проходил под открытым небом, в Круге Совета. Хурина доставили туда скованным, а он сопротивлялся страже, крича, что не признает власти и справедливости суда, если предстанет перед ним связанным. Но его силой поставили перед Камнем Судьбы, лицом к собранию.

    Сначала, по обычаю, должен был выступить вождь халадинов и огласить обвинения. Харданг начал перечислять их, когда встал Мантор и сказал, что по закону обиженный не должен говорить о своей обиде, а здесь обида касается лично Харданга. Он должен, как сказал Мантор, назначить того, кто будет говорить за него. И Харданг, охваченный гневом, вопреки разуму назвал Авранка. Это оскорбило многих старейшин, ибо Авранк был слишком молод, да и мало кто любил его.

    Авранк обвинил Хурина в том, что тот презрел гостеприимство халадинов, плевал на их пищу, а потом чуть не убил их вождя - несомненно, по поручению владыки Ангбанда, который его послал. Хурин молчал в ответ на обвинения и Авранк уже предложил назначить ему наказание, но тут вмешался Мантор. Он сказал, что Хурин молчит оттого, что связан и не желает отвечать тем, кто унизил его оковами. Тогда собравшиеся на суд постановили освободить Хурина из уважения к его имени и старости. Когда Хурина освободили, он сказал, что не будет пререкаться с наглым молодым выскочкой, которого халадины выбрали в вожди, и теперь уж они могут убить его без помех, ибо война сломала его.

    Но тут на защиту Хурина встал Мантор и рассказал, что Авранк предлагал убить Хурина спящим и что не то сам Харданг, не то кто-то из его приближенных опоил Хурина сонным зельем. Что же касается главного обвинения в покушении на вождя, сказал Мантор, то кто удивится несдержанности Хурина, которого cначала хотели убить, а потом унизили и оскорбили?

    И выслушав Мантора, собравшиеся постановили освободить Хурина, а многие захотели тогда свергнуть Харданга как недостойного быть вождем халадинов. И Хурина освободили, многие старцы просили у него прощения, один из них подал ему посох, а другой - чистый плащ и серебряный пояс. И тогда встал Хурин у Камня не как обвиняемый, но как обвинитель, и сказал он о том, что лишь один человек сопровождал его сына Турина на битву с драконом, и никто не поддержал его после, когда он нуждался в поддержке, и Турин оттого впал в отчаяние и покончил с собой. А кроме того, вождь халадинов отказал в пище и крове жене Хурина Морвен, и она умерла, изможденная голодом и скитаниями. И сказав это, Хурин пригрозил, что задушит Харданга своими руками, и шагнул к нему. Харданг испугался и отступил со своими людьми к воротам. Тогда многим показалось, что он признал свою вину, и люди обнажили мечи, и стали кричать против вождя. Но другие встали на сторону Харданга - из-за того, что верили ему, или из-за того, что считали неправильным наказывать его без суда, не выслушав. И тогда разгорелась сеча, но Хардангу с некоторыми верными воинами удалось ускользнуть, и они заперлись в Обель Халаде, Палатах Вождя.

    Мантор пытался предотвратить схватку, но его не слушали. Тогда он позвал Хурина, стоявшего в одиночестве около Камня, и они отправились к осажденным Палатам Вождей. Мантор хотел вступить в переговоры с Хардангом, однако Авранк выстрелил в него. Осаждавшие предложили Хардангу сдаться и предстать перед судом, но он не вышел из Палат. Тогда вечером халадины подожгли Палаты. Мантор был в ужасе, а Хурин смеялся.

    Харданг и Авранк попытались бежать из подожженных Палат. Авранку удалось скрыться, но Харданга тяжело ранили копьем и доставили к Мантору. Однако Мантор сказал, что Харданг должен предстать перед Хурином, которому он нанес обиду. Харданг сказал Хурину, что из-за тени, принесенной Хурином, его покинули и мудрость, и щедрость, и не надеется он на жалость Хурина. И когда сказал он это, то кровь хлынула у него из горла, и бывший вождь халадинов умер.

    Тогда Мантор сказал, что последнее обвинение Хурина - в том, что Харданг отказал в пище и крове Морвен - было несправедливым. Ибо она не заходила дальше могильного камня Турина и Ниэнор - а никто из халадинов не появлялся там, ибо они боялись этого места. И поэтому Харданг не мог знать, что Морвен находится там, и помочь ей. На это Хурин ничего не ответил, но спросил, найдутся ли среди людей Халет способные на жалость, которые помогут похоронить Морвен. И Мантор сказал, что он найдет смелых мужчин и милосердных женщин, которые сделают это.

    И на следующий день они отправились к Камню Злосчастных, и нашли там Морвен, которая в смерти казалась великой королевой. Некоторые люди предлагали похоронить ее не в этом мрачном месте, а среди вождей Народа Халет, но Хурин сказал, что она хотела бы лежать рядом с сыном, а не с чужими людьми. Тогда вырыли для нее могилу около Камня, а на нем написали имя Морвен Эледвен. И с тех пор страх покинул это место, хотя скорбь осталась.

    Хурину не хотелось идти обратно в Бретиль, но Мантор желал вернуться, ибо заметил издали новое зарево и встревожился. Но когда сидели они вечером на привале у Нен Гирита, из леса некто выстрелил в Мантора, смертельно ранив его. То был Авранк, который после выстрела сумел скрыться.

    Перед смертью Мантор сказал Хурину, что тот все же принес тень в Бретиль и погубил последних потомков рода Халет. А когда умер Мантор, Хурин один отправился прочь от Бретиля, к Хауд-эн-Эллет.

    На этом связный текст «Скитания Хурина» обрывается. Далее идут два черновых наброска.

    В первом Хурин собрал несколько человек, которые отчаялись защитить Бретиль от тени Моргота и желали уйти на юг. У Перекрестья Тэйглина они соединились с прежними товарищами Хурина из Дор-Ломина, которых халадины отпустили, но они разминулись с Хурином, когда тот вернулся в Бретиль. Они отправились на юг к Нарготронду33).

    Во втором наброске говорится, что в Обель Халаде произошла великая битва, пока все не было сожжено и разрушено. И тогда люди опомнились, и говорили они, что, похоже, Авранк был прав, и Хурин принес зло в Бретиль. И они выбрали вождем Авранка, но Народ Халет больше не достиг прежней силы и славы, ибо был разобщен. Но некоторые, что не хотели подчиняться Авранку, ушли из Бретиля и присоединились к Хурину.

    Дж.Р.Р.Толкин никогда больше не возвращался к этому сюжету.

    Другие имена
    Первоначально этого героя звали «Урин» (Urin), а эпессе у него было «Лесной». «Урин» на языке номов (нолдор) означало «пламенеющий жар» .

    В «Лэ о Детях Хурина» у Хурина есть эпессэ «Эритамрод» (Erithamrod)38), что означает «непреклонный».

    Источники:
    tolkien.su/wiki - составитель: Юлия Понедельник

     
    Форум » Дж.Р.Р. Толкин » Персонажи » Хурин
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
    При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
    Tolkienists.Ru©2008-2020
    Счетчики:
    Яндекс.Метрика

    Партнеры:
    Связаться с нами:
    Обратная связь

    Оставить отзыв:
    Гостевая книга



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
    Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
    При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
    Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2020
    Правила сайта Баннерообменник
    Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
    На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
    Кое-что об авторских правах

    )\