1. Вход
    
Главная страница | RSS
    
Последнее подслушано: Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
Последние обновленные темы:
Администратор:
Admin, Elvenstar

Модераторы:

Elvenstar - энциклопедия Арда
Korvin - энциклопедия Амбер
a href='/index/8-1604'>Art-ek - энциклопедия Гарри Поттер
  • Сериалы (217)
    Артур | 15 Мая 2019 15:31
  •  
    Цитата:
    Время сервера: 08:59

    Дата: 28 Ноября 2021
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 2
    • 1
    • 2
    • »
    Форум » Трактир "Пьяный гном" » Творчество » "Сквозь пальцы..." (отрывки) (Однозначно - получилось.. Но что?)
    "Сквозь пальцы..." (отрывки)
    Teia-ai-Sin Дата: Воскресенье, 07 Апреля 2013, 16:51 | Сообщение # 1
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Сквозь пальцы...

    (отрывки)


    Жизнь с крючка сорвалась и бесследно прошла,
    Словно пьяная ночь, беспросветно прошла.
    Жизнь, мгновенье которой равно мирозданью,
    Как меж пальцев песок, незаметно прошла!

    Омар Хайям. Рубайи

    **************************************************************************************

    Он сидел и пересыпал песок...
    Подвал, в котором он обосновался был теплым, сухим и чистым - ни мусора, ни крыс....
    Он еще пытался сохранить какую-никакую респектабельность - костюм пусть давно не чищенный, но все еще выглядевший относительно нормально аккуратно висел на куске арматуры в углу, накрытый газетой. Туфли конечно потеряли прежний лоск и блеск, но были все еще довольно прочные. Все это он одевал иногда, когда выбирался в город на "солидные" улицы.
    А так он он обходился спортивным костюмом, который он обнаружил перекапывая мусорный бак. Спортивный костюм был малость великоват, но без дыр и теплым. Носков пусть и разномастных он набрал достаточно - выстирал и теперь был обладателем целой разноцветной кучи, которая была разложена на трубе отопления. Ботинки, из того же "магазина" , что и спортивный костюм тоже были размера на три побольше, но самое главное прочными, не протекали и имели высокие края, которые можно было обвязать тряпкой, чтоб не поддувало. А что великоваты, так это было хорошо - можно было надеть несколько пар носков в холодное время. Пуховик и теплый свитер тоже не были брошены, а аккуратно разложены рядом с носками.
    Все остальное было разложено по коробкам, заменявшим комод и шкаф.
    Он отрастил бороду -главная причина -чтоб его не узнали. Но мылся регулярно - в его подвале были краны - спускники. Он соединил их трубкой и теперь у него был душ. Шампунь он доставал просто - собирал пустые бутылки из под шампуней и сливал в один. А мыло делал из обмылков - собирал, сплавлял и получался один хороший кусок. И расчесывался даже.
    Подушки тоже приволок с мусорки а вот наволочки, грешен, наворовал с крыш. Спал он в одежде, но голову класть на грязную подушку не хотел.

    Он сидел на краю огромной тахты, сварганнной из пружинных матрасов, которые он натаскал с мусорок, выбирая самые целые и чистые. Их было аж целых пятнадцать штук, уложенных в три ряда по пять - три длинными боками рядом и еще два с узких боков пришпиленные широкими боками - что то наподобие буквы Т с тремя ножками.. Снизу похужее и по обшарпаннее. Верхний ряд он выбирал особо из шелковых, благо было из чего выбрать...
    Нижние он "сшил" проволокой чтоб не разъезжались, да и верхние скрепил боками. Получилось великолепное лежбище - почти турецкая тахта - огромная и широкая - "сексодром" как любила говорить его жена...
    Жена... его лицо перекосилось.. скукожилось.. он прогнал воспоминания.. но знал, что они вернуться...
    Рядом на большом куске пластика хрустел рыбой рыжий котяра. У кота отсутствовал левый глаз, а от левого уха остался маленький кусок. Одна задняя - левая - лапа была вывернута и он волочил ее за собой - она так и не срослась нормально, как он не старался и не устанавливал ее в лубок. Зато вторая - правая - срослась хоть и криво, но по крайней мере он мог на нее опираться. Пол хвоста тоже отсутствовало.
    Он отбил его у отмороженных тенейджеров, разделывающих живого кота. Его некошачий визг видать доставлял им огромное удовольствие и они с наслаждением резали его.
    Он их бил. Бил без членовредительства, но чувствительно. Он не хотел их убивать, но кажись им почки поотбивал. Он бы и больше нанес урон садистам, но кот истекал кровью и он бросил эти стонущие отбросы и ушел, унося хрипящее и пытающееся вырваться из последних сил животное.
    У него еще была карточка и на ней было немного денег. Он снял все деньги и отнес кота в ветлечебницу. Там его, ужасаясь, охая и плача заштопала старая ветврачиха.
    К тому времени он уже обосновался в этом подвале и ему было куда принести животярку.
    Кот поправлялся долго, но все же встал на лапы и с тех пор лучшего сторожа у него не было - стоило только нарисоваться постороннему около его подвала, как кот начинал шипеть, скворчать и плеваться. А если это были дети - его ужас выражался в кашле - голосовые связки кота были повреждены.
    Кот кончил хрустеть рыбой и поволок остатки в дальний угол подвала - закапывать.Рожденный в подвале, постоянно голодный с трудом выросший и выживший на улице, рыжий отлично знал, что такое голод и всегда припрятывал остатки - на черный день. Но Он не давал коту голодать - у того теперь всегда в миске лежала еда, а в чашке с отколотым краем - молоко.
    Он проводил ковыляющего на трех лапах кота глазами - завтра он выкопает и выбросит эти остатки чтоб они не завоняли. Потом проследил, как кот отправился по нужде в самый дальний угол, куда то в щель между блоками - кот был на редкость чистюля -не гадил там где ел.
    Котяра вернулся, забрался к нему на лежак и пристроился рядом - вылизываться. Он всегда начинал с вывернутой лапы - она требовала особого уходи -волочась свяливала шерсть в комки. Но дотянуться до конца всей лапы коту не хватало гибкости и тогда Он подпирал рукой его спину давая возможность дотянуться и навести порядок на всей лапе. Котяра долго вычавкивал и вылизывал корявый кусок пока не решал, что лапа достаточно в порядке. После этого вывернулся с ладони, передохнул и начал приводить в порядок остальные участки, прихрапывая - так кот мурлыкал...
    Он опять набрал в руки песка и слегка развел пальцы. Тонкие струйки потекли вниз.. Коптилка, под которую он приспособил высокую и узкую банку из - под тушенки с не до конца отрезанной и завернутой таким образом крышкой, чтоб можно было вставить фитиль и налить подсолнечное масло, света давала немного и нещадно коптила и воняла. Но Ему света хватало. Кроме того сделанная из стальной бочки, отрезанной на высоту сантиметров тридцать от днища, жаровня в которой он разводил костер для готовки и редко -тепла -трубы парового отопления были толстенные и шли почти через весь подвал - тоже давала немного света. И вообще, из за живого огня создавался мягкий уютный полумрак, который теперь редко где встретишь в жилых помещениях...
    С момента крушения, так сказать - гибели - Он не пил. И не разрешал себе даже пробовать. Среди прочих бомжей у него была кликуха - Резаный. Почему резаный? У него не было ни царапины. Просто история клички была странно своеобразной. В самом начале из за того, что он не пил его прозвали Тверёзый, присовокупив это выражение к его имени. Потом имя пропало и осталась только кличка Тверезый. Пьяной компании, особенно в сильном подпитии выговорить полностью кличку не удавалось, поэтому она сократилась до Рёзый, а оттуда трансформировалась в Резаный... Но слава непьющего закрепилась прочно и пьяная братия его в компании не зазывала.
    А трезвая голова рождает мысли и требует ответа на вопросы. На вопросы, которые люди стараются себе не задавать, чтоб не получить неприятных ответов. А кто любит получать неприятные ранящие нутро и разваливающие душу ответы?
    Никто!
    И Он бы тоже не хотел, но тогда надо начинать пить, чтоб заглушить этот шепчущий противный голос задающий такие мерзкие вопросы... Но пить Он тоже больше не хотел. А голос шипел и спрашивал, спрашивал, спрашивал...



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 16:09
     
    Teia-ai-Sin Дата: Воскресенье, 07 Апреля 2013, 16:57 | Сообщение # 2
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Голос шипящим мерзким язвительным тоном спрашивал куда делся тот веселый бесшабашный честный заводила класса? Когда, как и каким образом утих пыл и огонь души покрылся пеплом равнодушия и безразличия?
    Кто волны вас остановил? Кто оковал ваш бег могучий? Кто в пруд безмолвный и тягучий простор мятежный обратил?... -шептал он давно забытые слова любимого поэта..

    Он не был гордостью школы, и не был ее позором. Он так же не был красавцем, по которому сохло бы пол школы девчонок. Он не принадлежал к элите класса, куда входили детки руководителей предприятий и подразделений города - эта вечно заносчивая губовыпячивающая группа, хвастающаяся своим достатком. Их всегда окружала группа прилипал, жаждущих подачки и вымаливающих благосклонность. Нет. Ну не то чтоб он их презирал - этим занималась противоположная группа в классе -непримиримые - просто ему было как то наплевать на все их выпячество и пальцегибство. Они честно говоря ему были неинтересны.
    А вот та часть класса, которая не принадлежала ни к первым ни ко вторым была его. Вместе они ходили в походы - летом с рюкзаками, зимой на лыжах. Придумывали и участвовали в каких то конкурсах. и самое главное - заводилой был он. К нему тянулись - с ним было интересно. А он мечтал об институте - он хотел быть океанологом и его доклады о морях и океанах собирали полные классы. Он даже выпускал стенную газету -" Океан и жизнь"...

    Он перевернулся на бок и стал следить глазами за пробегающими по углям огоньками... Как давно это было.. В другой жизни...

    Когда все перевернулось? Не тогда ли, когда его выбрали старостой класса? А позже - комсоргом?. Перед ним открывались такие перспективы и все пророчили ему большое будущее и отличную карьеру. Его отметили в Райкоме комсомола и взяли на заметку как будущую смену.
    Так когда и где он свернул не туда? С какого события его жизнь из взлета превратилась в медленное падение? Когда раздвинулись пальцы ладоней судьбы и песок его жизни стал медленно утекать из них?

    У него был друг. Его вторая половинка. С пеленок так сказать. Вместе жили в одном дворе, в одном подъезде. Вместе ходили в одни ясли, потом -садик, затем -в школу. Друг качал головой следя за взлетом его карьеры - не потеряй себя...
    После окончания школы друг пошел учиться в автотехникум (увлекался машинами). После армии вернулся в родной город и стал работать на машиностроительном заводе и окончил (вечерне) институт. Он временами наведывался домой и приблизительно знал о его судьбе.
    Когда все пошло наперкосяк и власти начали рвать страну и делить ее между собой, когда все рухнуло и закрылись заводы и предприятия, тогда многие оказались выброшенными и остались ни с чем у пустых корыт. Тогда многие пошли по пути наименьшего сопротивления - кинулись в торговлю. Но его друг сделал совсем другое. Сгоношив еще пару - тройку таких же как он парней они организовали автомастерскую по ремонту легковых и грузовых автомобилей. Цену за ремонт брали самую необходимую - только чтоб покрыть запчасти и было что намазать на хлеб. Жили как вся страна - на грани нищеты. Когда жена друга начала скулить и требовать новую шубку и поездку на Канары, он, спокойно, за ужином посоветовал ей сменить подруг. А иначе он поменяет жену. И скулеж стих. Их жены дружили между собой и всегда выручали друг друга - сбилась почти семья.
    Когда приехавшие крутые решили подмять под себя мастерскую друга, компашка ощетинилась ружьями. Они не стали ждать, когда братва начнет им показывать как она сильна. однажды ночью они ввалились на их сбор и сказали, что ежели с их мастерской или хоть с кем то из их компашки - с женами, детьми, собаками или даже кошками-что нибудь случится, то они подопрут двери их хреновой бандуры бревнами и подпалят ее с четырех концов со всем поганим содержимым. Или отловят по одному и перевешают - и никакая охрана их не спасет. Боссы подумали и согласились с доводами. - у каждого своя сторона стола - решили они - и у каждого своя диета. И никто не суется со своей ложкой в чужую тарелку. На том и порешили. теперь в городе куча дорогих автомастерских - и одна скромная - его друга. И каждый в городе решает где чинить машину сам, без принуждения.

    Он раз за разом набирал горстями песок и пытался удержать его раздвигая пальцы на разные расстояния. Песок утекал всегда - даже если пальцы были раздвинуты на самую малость.

    Он упал на спину и начал перебирать жизнь как ткачиха перебирает нити - одну за другой, одну за другой в поисках изъяна...

    А еще у него была любовь...
    Галина.. Галинка... Галочка-палочка... Тонкая тростинка... Ковыль на ветру... У нее были странные - разные глаза. Нет, не разного цвета, а разного оттенка - один -правый - был темно-коричневый, а другой - левый - светло-коричневый. Как они смеялись - в одном жила ночь, в другом поселился день.
    Галя-Галочка... Он зажмурился и сердце защемило от воспоминания о былом счастье... Как они вместе мечтали сидя где нибудь в закутке или на заросшем ромашками и прочими полевыми цветами поле или на том же поле, лежа на спине и разглядывая облака, стараясь угадать на что же они, облака, похожи.
    Галинка была поглощена страстью узнать тайну происхождения цивилизаций. Она почему то считала, что наша цивилизация не первая, и даже не вторая.. И она искала, искала и искала хотя бы упоминания о, как она говорила, працивилизации. Ее страстью была археология. И он стал ее убеждать, что ее працивилизацию лучше всего искать на дне океанов (преследуя, честно говоря, личную мысль заманить ее в свой мир - мир морских глубин). Он даже приволок ей выдранную из какого то журнала страницу с остатками колонн на дне. И Галинка согласилась с его доводами. И они теперь мечтали как будут вместе наслаждаться океаном - он изучать его строение, она -искать свою мечту...
    Это было только тогда.. И только с ней.. Сейчас, перебирая моменты и дни, он вдруг понял - что больше он не переживал ТАКИХ счастливых моментов...

    Возможно именно с предательства мечты и начался его путь в ад... Он до сих пор видит ее глаза - наполненные недоумением (зачем?), потом сожалением, потом в них плеснулась ленточка презрения к его слабости и тут же пропала и жалость.... Эта жалость так и осталась в ее глазах, когда она уходила..
    Он только сейчас осознал, что своим решением плеснул первую кружку холодной воды в огонь их любви...

    Все знают вид креста. Христианского. Его еще зовут Распятием. Все знают, как выглядит Распятие, но знают его католический вид - перекладина распятия и ниже - пересечение подножия для упора ступней распятого. Но обычно Христа изображают с прибитыми ступнями...
    А вот у православного Распятия есть одно маленькое отличие - под упорной планкой есть еще одна перекладинка, располагаемая косо - смотреть и определяться нужно, как в геральдических щитах - со спины креста - идущая справа вниз налево....
    Это Выбор.
    Каждый человек в каждый миг своего существования производит выбор: взять- не взять, пойти-не пойти, помочь-не помочь....
    Но есть большой основной выбор- Выбор с большой буквы. Выбор, от которого зависит его дальнейшая Судьба, а порою и Жизнь...
    При рождении человеку даются два спутника - Ангел и Бес. Ангел садится на правое плече, Бес занимает левое. Чаще их зовут Внутренними голосами: Голосом Совести( Ангел) или Соблазном Души(Бес). Эти Силы не имеют права заставлять что то делать и принуждать. Они просто дают советы и высказывают предположения. Иногда комментируют события, конечно же каждый со своей точки зрения. Кажется, что это просто шутка Бога. Но это оружие. И человек - постоянное поле боя между этими силами.
    По сути - бой с самим собой...
    Правая сторона косой планки - верх, правда, честь и слава - дорога к Богу.
    Левая - вниз, в Ад....
    И бывают моменты, когда человеку приходится решать - ползти, обдирая пальцы, тратя силы, борясь вверх или плавно без труда катиться вниз...
    И как это ни печально, но чаще человек выбирает последнее...
    И потом долго выдумывает оправдания своей слабости и нежеланию бороться...

    Он вздернул руки и прижал кулаки к лицу. Песок, не до конца высыпавшийся из ладоней обсыпал брови, нос и губы.. Но он даже не обратил внимание на это...

    А тогда.. Тогда он почему то решил, что предали его… Без объяснения и выяснения… Просто в отместку за чужое предательство он ответил своим… Хотя и предательством это было назвать нельзя, просто его поставили в такие условия, что любое решение было предательством - что выбор "любовь и мечта", что выбор "карьера".. И да! Он боролся! Боролся как мог за любовь, за свободу, за свое право жить как хочет он... И проиграл... Отступил... Сдался... Сломался и принял ИХ правила игры...
    Именно тогда большой парусник его жизни упустил ветер и захлопав парусами лег в мертвую зыбь, хоть и продолжал движение. По инерции....

    Приближался великий праздник - 7 ноября -День Великой Октябрьской революции. Уже за неделю все стояли на ушах - готовились доклады, закупались флаги и писались транспаранты. Семинары для комсоргов проходили чуть ли не каждый день. За два дня до Великой Даты в райкоме комсомола должно было пройти большое собрание комсоргов школ городка. И собрание должен был посетить кто то из старших братьев - аж из самого Обкома партии. Местный райком партии наводил лоск и дрожал заранее. И поэтому ажиотаж был не мыслимый.
    Он особо и не волновался - у него все было готово. И доклад, и класс к параду оборудован флажками, портретами руководства страны и членов политбюро. и даже один транспарант. Ну не считая гвоздик и шаров. В общем как всегда в колонне его класс будет напоминать клумбу из которой торчат портреты вождей на палках.
    Доклад он отчитал как всегда с жаром и пылом. Пара-тройка дежурных слоганов была произнесена к месту и с должным рвением.
    Случайно повернув голову в сторону стола президиума он натолкнулся на внимательный взгляд полноватого человека. Он в ответ кивнул - а что оставалось делать - тот смотрел. Не отворачиваться же. Поэтому он и кивнул. А тот поднял бровь-не ожидал фамильярности и кивнул ему в ответ. После этого он повернулся, собрал бумаги и спустился с трибуны.
    После окончания собрания все сразу и быстро куда-то рассосались, а он что то замешкался - кажись один из инструкторов райкома пристал к нему с какими то вопросами.
    В общем так получилось, что он остался один в почти пустом здании райкома комсомола.
    Стоя наверху широкой и длинной лестницы он оглядывал площадь и размышлял, как скорей добраться до дома.
    -О чем задумались, молодой человек? - голос был бархатно-проникновенный.
    Он обернулся. Сзади стоял тот, полноватый.
    -Да так. Вот домой добираться надо..
    Полноватый окинул взглядом площадь и вдруг представился
    -Петр Владимирович. А вас как, молодой человек.
    Он в ответ назвал свое...
    -Хороший у вас доклад получился. И главное прочитали вы его интересно, с жаром. У вас талант юноша..
    Он смутился.
    Петр Владимирович похлопал его по плечу и пошел вниз к черной "волге", которая ждала его внизу.
    На него сзади налетел его инструктор.
    -Сам. Сам тебя похлопал по лечу!
    -Да кто он?
    -Как? Ты не знаешь? Это же второй секретарь Обкома партии...
    И инструктор выдал "на гора" известнейшую в городе фамилию.
    Но он почему то не проникся. Пожал плечами и поспешил вниз - было уже поздно и он к тому же зверски устал - пора было домой...
    Празднование как всегда проходило в страшной суете. Оформление помещений, проверка перед решающим днем..
    Наконец день парада наступил. Он вместе со старостой класса занимался раздачей бумажных гвоздик, портретов, шаров, помогал строить класс, уточнял его место в колонне - в общем крутился как юла и поэтому когда его вдруг поймали за рукав и остановили он словно налетел на стену. Перед ним стоял незнакомый парень со строго-значительным лицом. Такие лица не любили в народе - КГБ или что похуже... Он весь подобрался приготовившись к худшему... Но парень вопросительно назвал его имя и фамилию
    -Я..
    -Вы приглашены на торжественное собрание концерт и бал в честь Годовщины октября который будет проходить в здании райкома партии. Вот пригласительный билет. И захватите паспорт. Паспорт уже есть?
    Он утвердительно кивнул - паспорт он получил еще в начале месяца...
    -Явка обязательна? - он позволил себе пошутить скорее от страха, чем от желания подерзить...
    Парень ничего не сказал, но его глаза блеснули подозрительным светом и взгляд стал цепким, как крючья, когда он развернулся, скрываясь в толпе...
    А он так и остался стоять держа коричневый квадратик в руках..
    К нему подлетел староста, потом налетели стайкой девчонки.. Квадратик пошел по рукам. Все охали и ахали и восхищенно смотрели на него... А он прямо чувствовал как вырастает в их глазах до огромной величины...
    Он стряхнул наваждение. отобрал квадратик. Закричал - в строй! в строй! сейчас пойдем становиться в колонну и первым вылетел со школьного двора...

    Парад проходил как всегда с помпой и помпезностью. Крики и поздравления, музыка подобающая случаю гремела со всех углов...
    После парада все двинулись по домам - к праздничным столам, ломящимся от наготовленных кушаний, к друзьям собирающимися за ним...
    У него были планы на весь вечер - его ждали друзья и они собирались пойти в гости к одному парню у которого брат был моряком дальнего плавания и ходил в загранку. И поэтому у него было то о чем мечтало больше половины советских людей - во первых магнитофон, во вторых шикарный проигрыватель и куча винила с экзотической музыкой, а еще у него были журналы "оттуда"...К тому же Галинка обещала, что разрешит себя поцеловать...В общем вечер обещал стать клевым и запоминающимся....
    Но все обломил маленький коричневый квадратик...

    Он убрал кулаки от лица. Разжал их и отряхнул от песка. Потом провел ладонями по лицу, словно смывая что то тягучее и неприятное, заодно смахивая песчинки, застрявшие в бровях и на коже. Встал. Протянул руки, налил себе в кружку кипятка из погнутого слегка подтекающего чайника... Пакетики с чаем он обнаружил на помойке случайно - вернее не сами пакетики, а коробки с пакетиками - наверное вышел срок. Но красил и пах чай изумительно.

    Почему он перебирает именно этот момент своей жизни? Может быть потому, что именно тогда он и поменял маршрут... Хотя нет...Тогда он только знакомился с направлениями Пути... Так сказать вел Обзор Жизни...

    Он отхлебывал ароматный чай и смотрел на бегающие по прогорающим поленьям огоньки.... И вспоминал, вспоминал, вспоминал... Почасово, поминутно..
    Все было как вчера...



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Понедельник, 25 Ноября 2013, 22:03
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 08:50 | Сообщение # 3
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ ............................................................................................................................................

    В сущности вроде бы ничего особенного - ну пригласили, ну посетил, ну побывал...
    Но его жизнь круто изменилась с этого времени. Теперь на собраниях актива его мнение вдруг стало самым главным. Сам директор пригласил его на педсовет,как представителя от комсомола. На конференциях его вдруг стали избирать в президиум, что честно говоря ему здорово мешало, т.к. не давало возможности улизнуть пораньше или вообще отлынить от собрания. Приходилось честно отсиживать, изнывая от скуки, всю процедуру от начала до конца, да еще держать на лице маску усиленной заинтересованности, сменяя ее на маску усиленного внимания. После таких собраний лицо даже немело. Но это по первости. После десятого собрания он уже их менял автоматически и научился даже спать с открытыми глазами и выражением внимания на физиономии. И в нужные моменты просыпаться.
    С друзьями теперь встречаться почти не было времени - комсомольские поручения отнимали все время. Но он выкраивал для этого часы и их встречи хоть теперь и редкие были все таки интересным. друзья на его возвышение чихать хотели и обращались и вели себя с ним по прежнему. И он среди них становился сам собой и честно говоря отдыхал душой от мерзкой фальшивости той обстановки в которой ему приходилось вертеться.
    А там фальшивым было все - от дружбы и любви - до преданности и верности. Главным было - подняться по карьерной лестнице и внимание вышестоящих. За благосклонный взгляд одного из секретарей готовы были расшибиться в лепешку. Однажды, наблюдая такую ситуацию в здании райкома комсомола, он вдруг вспомнил "Горе от ума" кажется Грибоедова - как там один придворный упал на глазах у императрицы а та засмеялась. Что там? "упал он больно - встал здорово!" и посыпались на него благодати...
    Его передернуло. ТАК гнуться он еще не мог... Не был готов.
    Однажды, в субботу он шел в магазин. стоя у витрины почувствовал взгляд. Оглянулся - на другой стороне улицы стояла знакомая черная "волга". В окне - Петр Владимирович. Он раскланялся. Петр Владимирович кивнул. Его глаза смотрели на него цепко-внимательным взглядом, словно он взвешивал его на каких то своих весах и к чему то прикидывал... Озноб пробежал по позвоночнику - нехороший взгляд. Он отвернулся и быстро вошел в магазин. Когда вышел - волги уже не было...
    И он постарался забыть эту встречу.
    А вскоре по комсомольской путевке как лучший комсорг он отправился в знаменитый Артек. Оттуда он вернулся полный новых впечатлений и планов.
    С учебой у него стало не ладиться - время на уроки оставалось совсем мало, но почему то учителя, отводя глаза, ставили ему четверки там, где полагалось ставить три и даже с минусом. Поначалу это его немного удивляло и тревожило, но потом он как то стал принимать это как должное...

    Он закряхтел, укладываясь на матрасы и стараясь не задеть Котяру... Вот когда гниль начала пробираться в его нутро... Вот, вот.. Эээх! Слаб духом! Дьявол знал как искушать, а ему не хватило смелости или вернее честности отказаться от этого. А сесть и ночами подогнать учебу было ЛЕНЬ... Так, как шло было очень удобно и... приятно.



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 08:56
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 08:54 | Сообщение # 4
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ .......
    ............................................................................................................................................ .......

    Окончание школы... ... . Последнее комсомольское собрание класса...Экзамены...Последний звонок...

    Открывались новые горизонты. Впереди ждал институт. Правда за всеми этими комсомольскими делами он порядком подзапустил учебу. И он не обманывался насчет оценок - они по существу представляли собой большой мыльный пузырь.. по факту он не тянул даже на самую захудалую тройку... Но ничего. Впереди лето. До вступительных экзаменов было почти полтора месяца - и никаких комсомольских поручений и заданий, собраний комактива и прочей трепомундиии...
    Он стоял на балконе и любовался первым свободным утром, вдыхая его полной грудью... Он закинул руки за голову и закрыв глаза подставил лицо под первые, не горячие, ласковые лучики солнца. легкий ветерок, пахнущий молодой листвой, влажной травой и землей с легким привкусом асфальта и бензина, оглаживал его мягкой лапкой... Хорррошо то как.....

    Легкое потыкивание в спину... Ну что там? Мама? Кто пришел? Что ему надо? Эх, такой кайф обломили...

    Он повернулся и прошел в комнату. За столом сидел его инструктор из горкома комсомола.
    -Привет.
    -Привет. Как дела.
    -Нормально.
    -Чем думаешь заниматься?
    -В институт документы подавать, чем же еще. И готовиться, готовиться, готовиться. Как завещал великий Ленин, как учит коммунистическая Партия...
    -Хохмач... А в какой, если не секрет..
    -В институт океанологии... Давно, понимаешь, туда хотел..
    -Есть предложение получше...
    Он удивленно поднял бровь..
    -И куда же...
    -Горкому комсомола выделено несколько путевок - направлений на обучение. Институт народного хозяйства - экономика и управление народным хозяйством... Ну как ?
    -Экзамены там сложные..
    -не сложнее чем в твой океанологический... И кроме того, ты идешь по путевке горкома комсомола по рекомендации от горкома партии.. Экзамены - чистая формальность. Главное -чистота биографии и собеседование.
    Он задумался. Этот институт его совсем не интересовал. Ну вот нисколечко. Но то, что в сущности без экзаменов.... Биография что - биография тьфу!- у него как кристалл. То что надо! Экзамены вот...
    -Сколько на размышление?
    -День-два не больше... Очередь понимаешь ли... Но я бы тебе оччень ( с нажимом) советовал принять предложение... Хотя как хочешь.. Хозяин - барин...
    -Петр Владимирович?
    Кивок головой...
    "И чё он в меня вцепился?..."
    -Хорошо. Завтра скажу...
    -Жду.
    Инструктор встал и протянул руку. Он пожал мягкую сухую ладонь и проводил его до дверей. закрыв за гостем дверь прислонился к ней спиной.
    День потух....

    Он прошел в комнату. В двухкомнатной квартире одна из комнат была отдана мальчишкам- ему и брату, другую занимали родители. На их счастье комнаты были с отдельными выходами, а не проходные, как бывало чаще. И в их с братом комнате ему был выделен угол. Это был его угол, весь обвешанный вырезанными из журнала картинками про море и аквалангистов, а в углу на табурете стоял акваланг.
    Когда он приехал в Артек, первое что он увидел объявление о записи в кружок аквалангистов и в тот же день он записался в него. За то короткое время, что он там был он научился одевать акваланг и даже совершил несколько погружений. И это было так прекрасно! Он плыл в толще воды раздвигая руками редкие водоросли и пугая рыбок, которые стайками проплывали мимо. Дно, по которому двигались солнечные блики, заставляло его сердце замирать.
    Одна маленькая юркая рыбка стала тыкаться в очки акваланга. Он отмахивался от нее как от надоедливой мухи. Но она, отплыв, возвращалась. И тогда он схватил ее обеими руками, поймав в "краб" - две ладони соединены, пальцы переплетены. Но рыбка, мелькнув хвостиком, уюркала между пальцами и унеслась вдаль помахав насмешливо на прощание хвостиком...
    После Артека от собирал деньги на акваланг как мог - от завтраков, кино и вообще любую перепадающую копейку кидал в копилку. Отцову десятку от ноябрьских он не истратил, а аккуратно положил под жестяную крышку. Он пересчитывал деньги прикидывая, сколько еще надо добавить. Акваланг стоил немыслимую сумму - 115 рублей. Но он скопил ее и наконец стал обладателем красивейшего в мире акваланга, который мечтал опробовать в местной речушке...
    Он вошел в комнату и сел на стул.
    И чего ты взволновался? - шептал ему голос - да на фик тебе этот институт народного хозяйства? ну и что что надо много учить? Ты не дурак, мозга варит. Память что надо - все выучишь как от зубов... Только поднапрячься - всего то месяц...
    Ну и что? - скрипел другой голос - а вдруг не сдашь или не пройдешь по конкурсу? И что? Год потеряешь. И потом - осилишь ли? Сколько пропущено и запущено то как! Это сколько же надо учить? денно и нощно! А надо? А тут - экзамены - чисто формальность. А учеба - подтянешься - не трудно будет потом. ну и что что не нравится - зато и работа будет везде и всегда... и потом.. а затем..
    Ну да, ну да -снова шептал голос - но ты ведь не дурак. Ты должен понять что все не просто так. Что потом придется чем то пожертвовать, что то отдать - даром такое не предлагают... А что ты можешь дать? Ты все таки попробуй. Поднапрягись. Ну не поступишь сейчас, подучишься и поступишь на следующий год. Армия? А что армия? Армия закаляет мужика. Станешь взрослее. Сильнее. Умнее. И в армии можно учиться. А вдруг попадешь в морфолот - ты подходишь и по росту и по комплекции. А там сможешь.. Только постараться и сможешь..
    Что сможешь, что сможешь - скрипел другой голос- корячиться придется.. А вдруг не в морфлот, а в пехоту-матушку, мерять кирзачами родные просторы? И до учебы ли тебе будет ТАМ? Последнее забудешь.. А и вернешься - какой институт.. Найти бы работу - специальности то никакой.. Придешь голым птенчиком - и пойдешь пахать вон как твой отец - горбатиться... А тут - предлагают не пыльную, сытую, богатую.. Работой сразу же обеспечат.. И наверняка в загранку пошлют.. Покажут заграницу да еще денег приплатят.. А насчет жертв - так жертвовать все равно придется - хоть там, хоть тут... А тут все таки престижней....
    Он сидел, упершись локтями в колени и уронив голову...
    Выбор... Тяжелый Выбор... Принять или не принять предложение инструктора? он взвешивал все "за" и "против" за "принять" и такое же "не принимать, послать подальше и взяться за учебу"... Второе было тяжелее...
    Он встал и взял акваланг. Он поставил его на колени и обнял. Он прижался к нему щекой и закрыл глаза.
    Если он не примет предложение инструктора то ему придется рвя жилы изучать половину школьной программы - а на это нужно время. И верно скрипит голос, верно - еще неизвестно поступит ли. Если поступит - это конечно же хорошо, но при его подготовке сомнительно - только упование на везение и счастье - друзей довольно сомнительных. А если нет? Тогда возвращение и работа - работа на заводе . Сначала разнорабочим, а потом учеником . Конечно же можно и не идти, а постараться подготовиться за год и попробовать поступить снова, но сидеть год на шее родителей ему не позволяла совесть.
    Горкомовские к нему конечно же будут обращаться но это уже будет простое поверхностное "пока-пока". Ну может быть станет комсоргом цеха или бригады. И уйдут в прошлое и яркие посещения ресторанов, и дачи, и почтительное внимание, которое его стало окружать. И ему, черт побери, уже начинало нравиться и это внимание, и то что оно обещало...
    А в принципе, что такое поменять мечту на жизнь... Мечта - это конечно же хорошо. А аквалангом можно будет и в новом институте заниматься - там наверняка есть кружок. Если нет, то он организует...
    Решено.
    Он резко встал. Продолжая прижимать к себе акваланг он подошел к шкафу, открыл дверцы и, словно отрывая кусок кожи, резко засунул его в темное, занавешенное одеждой нутро. Захлопнул дверцы и прижал спиной. Постояв, он подошел к стене и начал срывать картинки с аквалангистами , морем и чайками. Одна картинка, где аквалангист завис над рифом, поросшим яркими разноцветными актиниями в окружении стайки таких же ярких рыбок, никак не хотела отрываться и он со злостью рванув ее, порвал. Он оторвал аквалангиста, но стайка ярких рыбок осталась, намертво прилепленная к стене клеем. Он ударил по стене кулаком и уперся в нее лбом.
    Он предавал МЕЧТУ. Он вырывал ее с кровью. Он менял мечту на твердую обеспеченную обыденность. Серые, но сытые, пахнущие властью, будни.



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 08:58
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 09:06 | Сообщение # 5
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ ......
    ............................................................................................................................................ ......

    Цену предательства он узнал перед окончанием третьего курса. Цена была огромна. Почти неподъемна. Он попытался отыграть назад. Он старательно заскребся вверх, пытаясь вырваться из липкой и вязкой жижи, которая стянула его.. Обдирая пальцы, он рвался наверх - туда, туда, назад к свету, к любви.. Но он увяз напрочь. Его уже купили и связали - обязательствами, родней, бытом... И он заплатил СЧАСТЬЕМ и ЛЮБОВЬЮ. Он заплатил СОБОЙ, тем, что делало его ЧЕЛОВЕКОМ... И поняв, что уже не отыграть назад, не вернуть прошлое и не вырваться, он сдался и медленно стал погружаться вниз, ложась на дно, теряя себя, заменяя ЖИЗНЬ на СУЩЕСТВОВАНИЕ..

    ............................................................................................................................................ .......
    ............................................................................................................................................ .......

    Уже вовсю пахло весной. Солнце сияло и звенела капель.
    Его вызвал к себе Ректор их института.
    Когда он вошел в приемную, секретарь вскочила как ужаленная и суетясь бросилась открывать дверь - проходите! Вас ждут!
    Он вошел.
    Поначалу он Ректора не увидел. Но оглядев помещение, заметил в углу, оборудованном мягкими кожаными креслами с журнальным столиком свободно расположившихся Ректора и.. Петра Владимировича. На журнальном столике перед ними стояли чашечки с кофе и вазочка с печеньем
    Он прошел к ним.
    -Здравствуйте...
    -А! Добрый день, добрый день... Ну я вас тут оставлю - у меня, к сожалению, дела, дела... Ну а вы уж тут сами, сами... Танечка! Танечка!
    В дверь заглянула бледная секретарша.
    -Танечка! Сообрази гостям кофе... А я вас покину... Покину.. Уж извините..
    И ректор бочком, бочком выдвинулся к дверям и вышел, осторожно прикрыв дверь.
    Петр Владимирович поднял глаза и оглядел его с ног до головы. Протянул руку в сторону освободившегося кресла
    -Присаживайся...
    Он погрузился в кожаную мягкость кресла как в гнездо. Строго сидеть не получалось - он все время заваливался в хрупкующуюся глубину. Поэтому он выдернулся из этой глубины и закрепился на более-менее твердом краю.
    Петр Владимирович молчал. Вошла танечка неся поднос с кофейником и двумя чашечками, которые она поставила передними и быстро удалилась дробно стуча каблучками по паркету...
    Петр Владимирович протянул руку и налил себе кофе. Держа кофейник на весу - тебе налить? - он кивнул скорее автоматически, чем сознательно. Петр Владимирович налил в его чашку кофе и поставил кофейник. Аккуратно взял свою чашку и сделал несколько маленьких глотков. Поставил чашечку на блюдце. Поправил ручку чашечки, повернув ее строго налево.
    Поднял голову и посмотрел на него.
    -Есть мнение... - начал он,- есть мнение, и заметь Первый согласен и одобряет, что тебя не мешает направить для стажировки в одно учреждение за границей. И, в принципе, ни у кого возражений нет. Но есть одно но...
    Петр Владимирович взял кружку и сделал глоток. Поставил. Поправил ручку.
    -Ты не женат.
    -В чем проблема. Летом женюсь.
    -Летом будет поздно.
    Он вскинул глаза и в упор посмотрел на Петра Владимировича. Встретил жесткий и властный взгляд и опустил глаза на руки, сжатые в замок.
    -Одобрение получено только недавно. Сроки исполнения самые сжатые. Неделя. Сегодня вторник. В понедельник необходимо представить кандидата. А это значит - тебе жениться надо или сегодня или завтра. Крайний срок - пятница.
    Он окаменел. Да нафик ему сдалась та заграница без Галинки! Он вскинулся. Но наткнувшись на острый как нож взгляд Петра Владимировича, сник и осел в кресло.
    -Предложен выход. И я , в принципе, согласен. Вы с Анечкой расписываетесь и уезжаете. Загранпаспорта будут оформлены в кратчайшие сроки. Виза и разрешение считай в кармане.
    Он поднял глаза и взглянул из-исподлобья на Петра Владимировича
    -Подумать можно.
    -Можно. Но только не долго. Анечка красивая и умная девочка.
    Он с трудом сдержался - Анечка УМНАЯ?
    Но школа последних лет общения с властьимущими сыграла свою роль - ни один мускул не дрогнул на его лице... Только дернулось веко.
    -А кто спорит? Но просто это ТАК неожиданно. А как Анечка? она согласна?
    -А кто ее спрашивать будет?
    -Но как же так...
    -А вот так... Да и тебя спрашиваю только потому, что уважаю...(уважает.. это хорошо.. Это значит лично… А мог бы просто прислать вестового – прибыть к такому то на регистрацию бракосочетания… а так – даже разговор по душам… значит – действительно уважают – мысли ползали в голове как мухи по тарелке..) А вообще решение уже принято и я ставлю тебя в известность - только и всего. Так что ты сейчас возвращайся к себе и начинай готовиться... Едешь по партийной линии и так сказать заданию. Ну давай. Поздравляю.
    Петр Владимирович встал (он вскочил тоже) и пошел к двери. Уже открыв створку Петр Владимирович оглянулся и пристально посмотрел на него. Кивнул каким то своим мыслям и вышел.
    А он остался стоять.. Новость ударила в грудь и голову, оглушила, заставила содрогнуться... Руки задрожали..
    Как же так? А Галинка? Зачем ему Анечка? Ему нужна Галинка...
    Он рванулся вперед- догнать, сказать, что он решит этот вопрос с женитьбой сам, что у него уже есть Галинка и что не надо Анечки... и налетел на столик. Столик качнулся вперед, он споткнулся и с грохотом рухнул в кресло, в котором только что сидел Петр Владимирович. Падая, он ухватился рукой за спинку,извернулся и сел, сбив чашечки и кофейник на пол...
    Оглушенный падением и ошарашенный известием он утонул в мягком нутре кресла, словно рухнул в глубокую и душную яму... И только тут понял - ничто не поможет. Как сказал Петр Владимирович - решение ПРИНЯТО. И что бы он не говорил, все только будет напрасной тратой времени и единственное что вызовет - это только неудовольствие и приказ прекратить истерику...

    Он медленно поднял руки и обхватил ими голову. Отчаяние тисками сжимавало виски и сдавливало грудь. Потом он медленно опустил руки на лицо и зарылся в ладони, словно надеялся там найти спасение или выход. Но и тут ничего не было... Слезы хлынули из глаз и он заплакал навзрыд, всхлипывая и размазывая их по щекам..
    Он так и сидел в кресле с ногами поверх криво стоящего журнального столика в окружении кофейной лужи и осколков...
    Его никто не беспокоил и он отплакавшись, сжался. Потом начал выкарабкиваться из душного нутра кресла. Но что то ему мешало. Он присмотрелся - журнальный столик.Он выдернул его из-под ног и оттолкнул в сторону. Столик отъехал и ударился об стенку. Он опустил ноги и что то захрустело под ногами. Наклонившись он отметил - осколки.. Откуда? А кофейник и чашки... Ректорский сервиз... Но ему было глубоко плевать на это. Он встал и сделал несколько шагов до стены по луже и осколкам не глядя под ноги.Уперся в нее обеими руками и теменем. Постоял несколько мгновений и резко оттолкнувшись, выпрямился. Пришла мысль - а и хрен со всем этим учением. Руки-ноги есть, значит проживет. А раз так, ну это все к лешему - надо уходить! Сегодня же! Вот прямо сейчас он приедет в общагу, соберет вещи и домой... А там с родителями и Галинкой они решат, что и как. И пусть сами решают с этой поганой свадьбой и женят на Анечке кого угодно, только не его. А он уйдет. Решено - уйду!...



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 09:11
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 10:03 | Сообщение # 6
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ .......
    ............................................................................................................................................ .......

    Пламя свечи колыхалось, качалось, прижималось к свече, притухало и снова воскресало... Официантка в длинной домотканой юбке, вышитой кофте и фартуке принесла поднос с чашечками, блюдечками, спиртовкой и большим кофейником. Установив спиртовку на подносе она разожгла ее и утвердила на ней кофейник. затем установив чашечки на блюдца поставила их перед ними.
    Когда она ушла, Степан достал из внутреннего кармана плоскую фляжку и, отвинтив крышку, плеснул им в кружки темно-коричневой жидкости на треть..
    -Давай, дернем... Для успокоения нервов...
    Он взял. с подозрение посмотрел на жидкость.
    -Пей, пей... Не отрава...
    Он выплеснул содержимое чашки в рот и задохнулся.. Огонь обжег рот и горло и покатился горячей волной куда то вниз. он часто- часто задышал и стал руками махать перед ртом..
    Степан засмеялся.
    -Чё ржешь.. - продышавшись..-что это было...
    -Коньяк.... Настоящий .. Старый... Из запасов товарища Сталина еще...
    Он покачал головой - ну ты даешь... ( крепких напитков он еще не пробовал, из алкоголя так, по мелочи - иногда пиво,еще реже шампанское или легкое вино - на курсе за этим следили строго, да и честно говоря, его как то к этому не тянуло - причин туманить мозги и уходить от действительности до сего времени пока не находилось...до сейчас...)
    Степан разлил не успевший еще согреться кофе по чашкам...
    -Пей. Сполосни так сказать рот... Ну чтоб не жгло...
    Он сделал пару глотков чуть теплого кофе. Действительно полегчало...
    -ну так значит решил уходить?
    Он утвердительно кивнул головой.
    Степан откинулся на спинку стула и вытянутой рукой, лежащей на столе крутил коробок спичек -стукнет узким торцом приподнимет - коробок повернется - он опять стукнет...
    -Тогда даю бесплатный совет - куда нибудь поглубже - в Сибирь, в тайгу... там есть в тайге вроде как хутора - заимки называются. там люди поселяются, обзаводятся личным подсобным хозяйством и живут. Изредка выезжают в ближайшую деревню за хлебом да кое какими товарами...
    -А мне что там делать?
    -А ты думаешь тебе вот так просто дадут жить?
    Он задумался - Степан прав. Так просто жить не дадут.
    -Ну или куда нибудь на Дальний Восток но тоже в места поглуше... учительствовать можешь... твоя то кто?
    -археолог..
    -ну че.. тоже училкой... историю родного края преподавать.. или ты думаешь что после всего этого ей разрешат выезжать на раскопки
    и тут его как обухом - а ведь точно.. Ладно себе, но ведь он и ей жизнь обломает...
    После первого курса Галинку в поле не взяли - после первого курса полагался стройотряд - они строили курятник в болотах где-то в глубине Сибирской тайги... Весной прошлого года она прислала письмо в котором с жаром рассказывала, что профессор с какой то мудреной фамилией был ею доволен и обещал взять ее на раскоп куда то в среднюю Азию. Она с восхищением и радостью описывала все это и просила ее простить - на раскоп она уезжала почти на все лето, уговаривала его потерпеть - на зимних каникулах встретятся... Зимой она ни о чем не могла говорить, как только о раскопка - и как копали, и что нашли, и как склеивали... Все эти черепки-осколки к концу зимних каникул ему уже стали сниться. Но он терпел и пытался проникнуться - ведь это была ее МЕЧТА! И она ее осуществляла в отличие от него... Тогда она подарила ему маленький оберег-он носил его на шее как медальон..
    В прошлом месяце она опять прислала письмо, что и это лето у них пролетает и он готовил ей ответ, что она нужна для серьезного разговора...
    Отобрать у нее мечту - значит лишить ее жизни. Конечно, она попробует стать "женой декабриста", но стоит ли ТАКИХ жертв? Но это значит что Галинку он теряет - он будет где то там прятаться, а она постоянно в археологических поездка?
    -Ее институт..
    -А ты не сейчас забирай.. Сначала устройся на новом месте. Обустройся и закрепись. Дождись когда она окончит институт, но предложение делай сейчас и женись, а то потом будет не с руки...
    Он протянул руку, взял кофейник и налил себе кофе... Сделал глоток - кофе уже согрелся и пить его было приятно...
    Но даже если и после института... ее археология - это ее жизнь... Имеет ли он право?
    -Да. А как мама?
    Он снова вздернулся. Мама. Папа. За три года учебы как то так случилось, что им повезло получить новую четырехкомнатную квартиру почти в центре города. А старую двушку отдали брату. Брат мечтал стать летчиком и превратил квартиру в маленький аэроклуб. В этом году он кончает школу и поступает в летное училище, а оттуда - в летную академию. Брат болел небом.... но вот после его финта поступит ли?
    -Ничего. Обследуется..
    Мама немного приболела - ничего серьезного, но в поликлинике вдруг ей предложили обследоваться и он ее уговорил на это дело.
    И тут до него стало постепенно доходить - он - основа маленькой пирамиды, стоящей на вершине - на нем. И если он сейчас вывернется- то вся пирамида рухнет - и в проигрыше окажутся все....
    Степан опять встал и вышел, а когда вернулся за ним появилась официантка катящая столик уставленный снедью...
    -Мысли и страдания это конечно наполняет жизнь эмоциями, но еда все таки необходима. Давай ка подкрепимся...
    Официантка начала быстро расставлять аппетитно пахнущие тарелки. И он вдруг почувствовал, что зверски проголодался...
    Он пододвинул тарелку с куском мяса и жареной картошкой и стал есть, отрезая куски ножом. Степан напротив стола не отставал...
    Когда они наелись и Степан разлил по чашкам кофе, добавив в него из заветной фляжечки коньячку, он уже не так остро реагировал на предложение Петра Владимировича. Кроме того выпитый на голодный желудок коньяк уже не просто слегка кружил голову, но и путал мысли. Кофе они повторили раза четыре и каждый раз в кофе Степан коньяка добавлял не скупясь, пока при очередном добавлении, потреся фляжечку, не услышал знакомого "буль-буль".
    -Кажись, добили.. - констатировал Степан факт исчезновения содержимого фляжечки..
    -Ик... Ага... - он посмотрел на фляжечку с интересом -добили...
    Через призму коньяка все вообще - то уже не казалось таким страшным. И, в принципе, даже несколько правильным... Но... Галинка.. Сердце щемило и казалось что кто то тренируется на нем как на эспандере - сжимает-разжимает... Но еще его коробило и взвивало, что с ним обходятся как с рабом, как с игрушкой. Кто то где то обнаружил, что вот эта деталька хорошо подходит к создающемуся им механизму. Ее, детальку, осмотрели, ощупали, проверили и решили что ей надо стоять именно тут и именно так. И никто не поинтересовался мнением детальки - а хочет она тут стоять?
    Возможно их с Галинкой любовь так бы и осталась любовью -мечтой. Она со временем нашла бы другую среди своих. А он - среди своих. Но зачем же так - ать два левой и в загс!
    -Приняв предложение учиться по рекомендации партии ты стал одним из винтиков, ну иначе солдат.. А значит как в армии - приказ и не рассуждать! Должен был понять это сразу...
    Он как то понимал, но не хотел мириться...
    Но запал уже прошел и ему на смену пришли трезвые (это в его то пьяной голове -трезвые) мысли - а стоит ли овчинка выделки? Что он приобретет, взбрыкнув копытами и унесясь вдаль? свободу? От чего? Для чего?
    Он помотал головой - он опять предавал - теперь свою любовь...
    -Но я же ее не люблюююуу.. И даже не испытываю к ней ну совсем ни-ик-чего... И вся она какая то сивая.. Блеклая..
    -Ну и не испытывай.. огонь страсти, заметь, быстро проходит... А что сивая.. Намалюется- сойдет за красивую
    -А как жить, если не...?
    -А как все живут? Притираются и живут. Обстоятельства, блин, они штука сложная...
    Он помотал головой...
    -Она к тому же шалава...
    -Ну и что? Где ты сейчас найдешь не шалаву...
    -Г-а-ик-линка не шалава...
    -Ну это как сказать.. ты с ней на раскопах то был...
    Он взвился - да про Галинку такое! -встал, качаясь... Степан приподнялся, толкнул его рукой и он плюхнулся на стул...
    -Ладно, извини... Но про Галинку теперь надо забыть... Если решил...
    Он положил кулаки на стол и оперся о них лбом... Степан отодвинул свечу... Он поднял голову, посмотрел на Степана и откинув руку в сторону продекламировал
    ...Я Гамлет... Холодеет кровь когда плетет коварство сети... А в сердце - первая любовь жива... К единственной на свете... Тебя, Офелию мою, увел далеко жизни холод... И гибну, принц, в родном краю клинком отравленным заколот...
    Степан поднял бровь
    -Сам?
    -Откуда... Где то прочитал и запомнилось вот...
    Он выпрямился на стуле. Галинка... Ах, Галинка... Унеслась вдаль ветром, растаяла облаком... Что выбрать - Анечку или Галинку? Душа рвется к Галинке, но обстоятельства привязывают к Анечке... Плюнуть на всех и рвануть к Галинке - вот он я. Пошли они все к чертовой матери... А как потом жить? как смотреть в глаза маме и отцу? А брату? Да и Галинка вряд ли примет ТАКУЮ жертву...
    Он покачал головой, отгоняя провокационные мысли, загоняя их поглубже и присыпая пеплом.....
    Но все же как погано на душе... Так смурно.. И хочется выть, как волку, на луну... Давит где то внутри...
    Он потер грудь ладонью, собрал в горсть джемпер, оттянул, посмотрел на него и отпустил, разгладил опять...
    -У меня нет костюма...
    -Ты знаешь, что это не проблема... Завтра выйдешь как обычно одетый..
    Он пьяно кивнул.
    -Заешь что? А пошли бы мы домой...
    И он полез в карман за деньгами..
    -Не суетись.. Я угощаю... Потом сочтемся...
    Он кивнул, перестал шарит по карманам и встал... Но пол вдруг резко дернулся из-под ног и он шлепнулся пятой точкой на стул, удивленно глядя на заартачившийся пол. Потом перевел взгляд на Степана...
    Тот засмеялся
    -Ну ты готов... Сейчас помогу..
    Он подошел к нему и помог не только встать, но и удержаться на ногах.
    Потом они вдвоем -он старался конечно идти ровно, но то стена вдруг начинала на него падать, то он никак не мог вписаться в проем, который оказался невероятно узким...
    Но вот они вышли и ступеньки почему то все время выскальзывали из-под ноги и норовили ударить его в лоб.. И чтобы подлые ступеньки не осуществили свое грязное дело он все время держал перед собой руку...
    Но вот и ступеньки преодолены. И он, покачиваясь, опираясь на плечо Степана и пытаясь стоять относительно ровно, стоит на тротуаре и вдыхает свежий холодный пахнущий бензином воздух...



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 10:09
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 10:21 | Сообщение # 7
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ .....
    ............................................................................................................................................ .....

    Только теперь он начинал понимать, что его связывали. Ненавязчиво, но прочно опутывали его, лишая маневра и возможности самому решать за себя. Его еще в школе видать отметили. Несколько школьных лет проверяли и уточняли все данные по нем. Им нужен был именно такой - работяга, но не трудоголик. Честный, но не фанат. Преданный, но опять таки не фанатично. И , главное, трезво смотрящий на вещи и очень любящий свою Родину и своих близких. И не умеющий предавать. Он будет из презирать, и, возможно, ненавидеть. Но никогда не предаст. Ни за какие деньги.
    И они в него вцепились. Как Кощей в злато.
    Сразу после поступления его в институт вдруг подошла очередь родителей на улучшение жилищных условий. и как раз в этот момент так подходяще освободилась муниципальная четырехкомнатная квартира почти в центре города и с телефоном. То, что им не полагалась четырехкомнатная почему то никого не смутило. А родители, не разбираясь в таких тонкостях и вообще решили что так и нужно. И почему то никто не потребовал освободить и сдать государству их старую двушку.
    Когда он приехал на зимние каникулы (их отпустили почему то на за неделю до Нового года), к нему ввалился инструктор Обкома комсомола и с порога заявил, что он должен срочно прийти в Обком. Ничего не понимая, он с утра отправился в Обком, где с удивлением узнал, что принят внештатным сотрудником в отдел агитации и пропаганды с окладом (размер оклада перехватил ему горло) и что отдел уезжает на все зимние в горкомовский санаторий (свои санатории Обком партии имел и даже ничуть не хуже горкомовских, а возможно и лучше - тайная зависть Горкомовских - но гораздо дальше по области). Он может взять с собой кого угодно в количестве одного человека. Он взял конечно Галинку. Зимние были запоминающимися. А в конце ему сообщили, что по разнорядке на отдел выделено пять стиральных машинок нового вида "автомат" - сами стирают, сами полощут и сами выжимают. Только развесь. А могут и высушить..
    Он даже не рассуждал - и вскоре крепкие деловые ребята устанавливали в новой квартире эту чудо машинку. Мама смотрела с сомнением на агрегат, но когда через два часа выстиранное, отполощенное и выжатое белье ей выложили в таз она долго его с сомнением разглядывала, ища огрехи, а потом села и заплакала.
    -Ты что, ма?
    -А я что теперь буду делать?
    -Отдыхать!
    Услужливая девушка долго, почти две недели, и как ребенка учила мать пользоваться машинкой и ставила ее на едине с этим чудом техники только тогда, когда мать без страха и уверенно стала пользоваться ею.
    Отец приболел и не мог как раньше работать. И ему вдруг предлагают хорошую должность в отделе запчастей и малоценки - выдавать инструмент, рукавицы, комбинезоны и менять запчасти. В общем, работка не пыльная - дюжие ребята под чутким и зорким приглядом кладовщика вносили и расставляли ящики и коробки. Кладовщик по счету все передавал отцу и тому только и оставалось, что выдавать по предъявленному требованию выписанное имущество. Конечно же под роспись. Это не отнимало много времени и сил, а зарплата была хорошая. Это он сейчас понимает, что это было теплое и денежное место, куда ставили только оччень своих.
    Он еще раз долбанулся лбом об колени - какой же он был лопух! Он принимал все за чистую монету - так и должно быть и ни разу не связал эти посыпавшиеся на него блага с его поступлением в этот институт.
    Однажды в летный кружок, который посещал его брат Сашка заявились некие дяди и заявили, что они производят отбор кандидатов в летную школу - где наряду с обычным образованием обучают и летному делу. После летной школы был прямой путь в летное училище, а оттуда -в Академию авиации... Просмотрев нескольких кандидатов, выбрали одного - Сашку. Брат был невероятно счастлив!
    С Галинкой вообще поступили просто. После первого курса стройотряд был обязателен. Но после второго и последующих это уже было по желанию. Ну можно было разве что на месяц. А вот на раскопы брали только студентов старших курсов и выпускников. Чтобы после второго курса уехать на раскоп - это надо было постараться... Но, как выяснилось, у Галинки был какой то дар и профессор с чудной и витиевато-трудно произносимой фамилией предложил ей провести лето на раскопе.. Галинка и не мечтавшая о таком, естественно, сразу же согласилась..
    Таким образом, теперь его взбрык или кульбит был чреват. От его действий зависело благополучие почти всей родни. В помощь матери по дому была приглашена тетка Агриппина, замерзающая и прозябающая после смерти мужа и детей (муж и сын умерли от болезни, а старшая дочь от неудачного аборта) в глухой сибирской деревушке в почти развалившемся доме. Тетка Агриппа была троюродной маминой сестрой и родичи давно охали об ее злой доле, но никто не решался взять тетку к себе - жилплощади у всех были малы. И он, отпросившись с учебы, слетал за теткой в эту самую деревушку, тихо ужаснулся ее жилищным условиям и привез тетку Агриппу и ее огромного рыжего кота в их четырехкомнатную квартиру. Тетка Агриппа была в шоке от ТАКИХ жизненных условий а кот, забившись под ванну, орал оттуда дурным голосом и не желал выходить ни за какие сосиски.
    Наконец на третий день все успокоились. Кот освоился с квартирой и первым делом посшибал все материны статуэтки с ее любимых полочек. Но вскоре потерял к ним интерес и нашел постоянное место для жизни на диване, выбрав угол рядом с батареей и уступал его только любимой хозяйке - тетке Агриппе.
    Тетке отдали одну комнату, самую дальнюю. Сашка занимал вторую, а родители третью. Огромная гостиная была как столовая и вообще для встреч. А когда он привез еще одно чудо техники - телевизор, то и вообще эта комната стала постоянно занятой - в комнаты уходили только спать.
    После окончания школы Сашка перебрался в их старую двушку, а родители охая и вздыхая согласились - у мальчика должна быть своя жизнь. Но взяли с него клятву - никаких оргий и вообче. Следить за ним подрядили соседку Зинаиду -местный эквивалент ЧК и к тому же имеющую телефон. так что всегда были в курсе всего, что происходило в их старой квартире.
    Сашкину комнату оставили как "гостевую" и он в ней спал в редкие свои небеги к родителям...

    Так что возникшая ситуация с женитьбой была предрешена в своих результатах... Он просто НЕ МОГ не принять предложенной судьбы не развалив жизнь всех, кого любил..

     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 10:34 | Сообщение # 8
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ .....
    ............................................................................................................................................ ....

    Прибыли они как раз вовремя. Все участники бракосочетания только-только начали съезжаться. Но машины уже ставить было негде - каждый член приезжал в личном авто с водителем. Так что машине с невестой пришлось срочно расчищать место, иначе ей пришлось бы шествовать аж от конца улицы.
    Но они со Степаном приехали задолго до начала церемонии и их машина припарковалась недалеко от входа, так что им и не пришлось выходить из машины. Но они все таки вышли и стояли, дымя дорогими ароматными сигаретами (от которых его, кстати, подташнивало и поэтому он их терпеть не мог; но приходилось - он должен был пахнуть соответственно случаю и положению) и поглядывали в конец улицы, где должна была появиться машина невесты.

    ............................................................................................................................................ ....
    ............................................................................................................................................ ....

    Невеста выпала из машины огромным ворохом тюля и кружев. Огромных размеров юбка в форме перевернутой розы, узкий, обтягивающий лиф с фигурным вырезом и огромная трехслойная фата, окружающая ее как облаком. Он хотел подойти к ней, но его вдруг взяли под руку
    -А по чему вы не в комнате жениха?
    Он обернулся.
    -Где?
    Стоящий рядом человек в строгом костюме с выправкой военного чуть повернулся и слегка повернув руку в сторону ЗАГСа произнес
    -Вам что, не сказали? - и задумчиво - Упущение.. Надо разобраться...
    Потом спохватившись, повернулся к нему
    -Тогда идемте, я вам покажу где это. А вы (к Степану) дружка жениха?
    Степан кивнул.
    -Тогда и вы с нами..
    И он, повернувшись, направился в сторону входа. Они со Степаном переглянулись, затоптали окурки и пошли вслед за ним обходя невесту, которую отряхивали, поправляли и одергивали какие то тетки. Проходя мимо, он бросил взгляд на Анечку и встретился с ее глазами - пустыми, тусклыми и какими то старушечьими... И его сердце сжалось - Анечку додавливали гораздо тверже... Ее практически выжали... И сломали... Ей, в отличие от него, не только оборвали крылья, но и ощипали, выдернув не только перья, но и пух... Сейчас под ворохом белого тюля с толстым слоем макияжа на лице, скрывающем пятна и мешки под глазами, стояла кукла, простая механическая кукла, которую завели и заставили двигаться. Но похоже никого вокруг это не волновало... И только Мария Андреевна, так же как его мать, стоя с каменным лицом и стеклянными глазами, беспрерывно курила одну за другой сигареты, которые почему то ломались и гасли, или скуривались мгновенно из-за сильной затяжки скрывающей тяжелый вздох...
    Процедура регистрации проходила со строгой и, напрасной потугой на скромность, помпезностью. Всю процедуру они стояли посреди комнаты напротив стола застывшие как статуи. Когда же была произнесена коронная фраза "Объявляю вас мужем и женой!" и прозвучал приказ поцеловаться, он наклонился к густо накрашенным губам невесты и прикоснулся к ним. Ему тут же кто то начал совать в руку платок, но он, глядя в глаза Анечки, слизнул губную помаду со своих губ, а затем поводил ими туда сюда как женщины делают, когда красят губы. В тусклых глазах Анечки мелькнул огонек, словно кто то помахал факелом в дальнем конце длинного пустого туннеля...
    А потом они ехали через весь город, возглавляя длинный кортеж, в какой то солидный, но скромный по меркам обкома, ресторан почти на окраине города. И сидели во главе большого стола, выставленного в виде буквы П, в его верхней перекладине, как две застывшие фигуры. Анечка ничего не ела, и только слегка, немного пригубила из стоящего на столе бокала. Он тоже не прикасался к еде и напиткам - во-первых его слегка подташнивало из-за этих гнусных ароматизированных сигарет, а во-вторых опять глухо начала болеть голова... На крик "Горько!" они втсавали и лениво целовались, без огня и страсти касаясь друг друга губами...
    Наконец с едальней было покончено. Гости наелись, напились и начали требовать развлечений. Но, перед переходом ко второй половине торжества, был сделан перерыв и гости вывалили на улицу, на свежий, пахнувший весной, снегом и еще чем то воздух. И вообще, разбрелись по большому зданию ресторана. Анечка куда то исчезла и он отправился шляться так, без дела.
    -Сынок!
    Он обернулся. У стены стояли родители. Он подошел к ним. Потом оглянулся и увидев пробегающего мимо официанта ухватил его за рукав. Тот остановился и удивленно обернувшись сердито посмотрел на него. Он, оглянувшись по сторонам, достал сотенную и сунул в кармашек официанта. Лицо того стало сразу же услужливо-внимательным. "Чего изволите-с?"
    -Нужна комната. Для разговора. И чтоб никто не мешал. Есть такая?
    Вторая сотенная зашуршала между его пальцами, то появляясь, то исчезая в ладони. Официант, завороженно следя глазами за мелькающей бумажкой, кивнул, сглотнув слюну.
    -Веди. Пошли мама, папа..
    И пошел вслед за официантом куда то на третий этаж. Через некоторое время блужданий по коридорам они оказались перед глухой дверью. Официант вытащил ключ и открыл дверь. За ней была небольшая комнатка с диваном, парой мягких кресел, круглым столом и четверкой стульев. Единственное окно было занавешено тяжелой портьерой.
    Он пропустил родителей вперед, отобрал у официанта ключ (потом подойдешь и заберешь), сунул ему вторую сотню в карман и тяжелым шёпотом произнес: "И сделай так, чтоб меня долго-долго искали... и не нашли... В общем ты меня не видел.. Понял?" тот кивнул. Он закрыл дверь и повернул ключ в замке. Затем обернулся к родителям...
    Они так и стояли посреди комнаты. Он подошел к матери взяв ее за плечи подвел к креслу и усадил в него. Мама пристроилась на краешке, смотря на него полными боли глазами и зажав маленький рот обеими ладошками. Отец прошел за ними и встал сзади. Когда он шел к ним от двери его так тщательно надетая маска невозмутимости и безразличия спала открыв осунувшееся постаревшее лицо, а глаза, потеряв наигранный блеск, стали тусклыми глазами сильно побитой собаки...
    Усадив мать в кресло, он опустился перед ней на колени и уткнулся лицом в ее колени, медленно раскачиваясь..
    Отец, подтянув стул и усевшись на него, положил ему на спину руку и стал гладить, неумело водя ею по пиджаку, обтягивающему его спину, собирая тот в складки и морщинки... Изредка он поднимал руку и легонько похлопывал его по спине...
    -Что же это ты с собой делаешь малыш? А? Это что, так надо?...
    -Скрутили они меня, па... По рукам и ногам связали...
    -Нами...
    Он промолчал...
    Мать уронила руки ему на голову и все гладила и гладила сведенными судорогой пальцами его волосы..
    -Эх, ма!
    Отец встал. Хлопнул себя по бокам руками. Потом ударил себя в лоб кулаком..
    -Ведь чуял, чуял старый дурак - не спроста все эти блага вдруг на нас посыпались... Ни гроша не давали, а потом вдруг алтынами обсыпали... Я ждал.. Ждал что то вроде этого... И Галинка?
    -И Галинка... Взбрыкни я сейчас - и она кроме болот Сибири ничего не увидит...
    Отец опустился на стул и уронил руки между колен, которые сжал.
    Наступило долгое и тяжелое молчание...
    - Но ничего. Я кое что придумал... вывернусь... - он говорил глухо, не отнимая лица от маминых колен.
    Она охнула. Схватила его голову своими руками и, оторвав лицо от колен, заглянула в глаза.
    -Не смей! Слышишь, не смей! Как бы плохо все не было - это не выход...
    Отец вскинул голову
    -Это что ты удумал такое,а? - он сурово свел брови.. Потом поймал взгляд матери тоже охнул.
    Вскочил и сделав к нему шаг, вздернул и поставил его на ноги. Схватив за грудки (отец, хоть и был уже не молод, но силушкой обладал еще той!) и приподнял, приблизив его лицо к своему и в упор глядя в его глаза...
    -Не смей.. - прохрипел он..- не смей... Не смей...
    Он освободился осторожно и бережно из рук отца. Встал и одернув, поправил пиджак и рубашку.
    -У вас есть предложение получше?
    Родители замолчали...
    -Но и это не выход из положения...
    -Другого не вижу...
    -А если подумать получше....
    Он вздрогнул. В открытой двери стоял Степан...



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 10:38
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 10:41 | Сообщение # 9
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ ....
    ............................................................................................................................................ ....

    -Я понимаю - честность, верность, преданность идеалам... Но тут скорее банальное упрямство - вот не хочу и все... -Степан поднял стопарик. Все последовали его примеру и опрокинули. Потом закусили...Мать пригубила из бокала напряженно вслушиваясь в разговор.
    -Мой сын.. -отец поерзал затылком по воротнику. Взял вилку и ткнув в грибок отправил его в рот. Прожевал. Посмотрел на Степана, потом на него.. Гхыкнул...
    -Ты не помнишь.. -он еще раз в упор взглянул на него, потом на Степана - А я помню... Мой отец еще был салажней в то время, а вот дед.. Дед был взводным.. Взводным Третьего полка Первой конной Буденного... Лошадник был отменный... Все время таскал в кармане сахарок - по старой памяти - для лошадей держал. Но лошадей уже тогда у нас не было.. Так он нас им пользовал.... Ну так вот.. Дед рассказывал, как они отбирали коней для себя - ведь конь в бою -первый товарищ.
    Отец передохнул.
    -Жеребца приглядывали еще в табуне. И по стати, и по выгибу шеи. И как ходит. Потом арканили и давали походить на длинном аркане -вроде бы как свободен, но огранченно. А потом в стойле долго приручали - лаской и сахарком. Потом, когда тот уже привыкал - чистили и кормили, и опять же с лаской... Самое трудное было - взнуздать и оседлать... Приручение что, тьфу... Главное -поставить коня под седло и узду надеть... А вот седло и узду не каждый конь принимал... Дед говорил, что один красавец жеребец так и не принял - метался, бился и укатался в овраг, где переломал ноги. Пристрелить пришлось...
    Степан снова разлил , взял свой стопарик, опрокинул и тоже зажевал грибком
    Отец вздохнул...
    -Ну что я могу сделать, ежели мой сын не хочет ходить под седлом и взнузданным... Возможно седло не по нему или узда узковата... А требуется именно это седло и эта узда?
    Степан кивнул
    -Тогда ломать нужно... А я, признаться, категорически против..
    Он удивленно смотрел на отца... Он все же пытался ухватить нити разговора, но они крутились и ускользали от него.. Тогда он плюнул и решил просто наслаждаться диалогом, тем более шел он в спокойном тоне, даже какой то равнодушный.. Словно обсуждали цены прошлогоднего урожая... Потом пододвинул поближе салатницу с маринованными грибочками и стал вилкой ловит округлые коричневые головки...
    Степан вздохнул.
    -Однако же придется, даже ежели он и не согласен.. Другого выхода нет... Не пристреливать же его...
    -Боевого коня из него тогда не получится...
    -А вашего сына никто к боям и не готовит. И не для парадов. И даже не для парадных выездов…
    Отец вскинул на него вопросительный взгляд..
    -Всего лишь для обычной езды, так сказать… Но седло необходимо, как и уздечка..
    Он ничего не понимал – какую ахинею понесли Степан с отцом? При чем тут лошади, выезды, парады… И к какому лешему тут приплели седла и уздечки?
    Он налил себе еще водки, выпил, закусил грибочком, который все таки нанизал на вилку и, жуя, снова сделал попытку вникнуть в эзопову речь собеседников, но это получилось плохо – он уже был не просто навеселе, а довольно основательно пьян…
    -Значит ездовая лошадки для дочери...
    Степан ничего не сказал. Оглядел стол, приметил стопарики, ухватил бутылку и разлил водку. Он тоже возрадовался и плеснул себе... Затем опустил взгляд в салатницу с грибочками и снова начал ловить самый большой..
    -Вы совершенно правы... Но я не понимаю, к чему такой невроз? Ребенок будет сыт, одет, при месте.. И, заметьте, не при последнем месте - должности ему буду обеспечены самые высокие... Ну, до Мининстра, скажем, дорасти не дадут, но до третьего зама - это пожалуйста. Квартиры, дачи, машина...... Сытая и спокойная жизнь...
    Степан говорил, а отец судорожно сжимал в кулаке стопарик...
    -Это не жизнь...
    Степан опрокинул стопарик в рот. Отец тоже...
    -Я все же против. В общем, забираю я его и мы уходим...
    -Не уйдете..
    -Не выпустишь?
    -Почему? -Степан сунул руку в карман, вытащил ключ и бросил его на стол
    -Пожалуйста... Только вы там двоих в коже видели? Видели... так вот только выйдете - они его - кивок в его сторону - под белы рученьки и да за свадебный пир... Или драться будете?...
    Отец сжал в кулаке хрустальный стопарь - стопарь был толстостенный, тяжелый - и в упор глянул на Степана словно примериваясь для удара...
    -И это тоже не выход...
    -Отец - не произнесла, пискнула мать..
    Отец бросил на нее взгляд, разжал кулак и стопарь скатился с его ладони. Он пальцами оттолкнул его. Степан поймал стопарь, поставил и снова плеснул водки..
    -Ну а прорветесь.. Потеряете квартиру, работу, второй сын вылетит из училища..
    -А и пусть... Переживем... Не будет военным - полно кукурузников вон по полям летает...
    -Это не то для второго вашего сына - умрет он без скорости и неба...Или сопьется..
    Отец наклонил голову и помотал ею, словно собака отгоняющая муху. Мать прижала платок к губам...
    -Значит действительно только и остается что пристрелить...
    -Получается,Ваш сын собирается умереть, и, честно говоря из за простого упрямства, лишь бы не сделать так, как ему не нравится.. Вы готовы принять смерть сына за эту глупость? Тогда о чем мы тут говорим? Ты вроде хотел умереть? А вы готовы принять его смерть ? Пожалуйста!
    Степан встал, вышел из-за стола и подошел к окну. Отдернул тюль и распахнул окно.
    -Прошу.. Еще хлебни пару-тройку рюмок, забирайся на подоконник , становись спиной и птичкой, птичкой.. Мгновенную смерть гарантирую... А я подтверждаю несчастный случай по причине алкогольного опьянения и глупой бравады...
    Он потянулся к бутылке водки. Мать метнулась к окну
    -Не дам!
    И встала руки крестом...
    Он уронил бутылку и водка забулькала на стол. Подхватил и поставил ее, глупо смотря на лужу.. Потом, развернувшись на стуле, оглянулся и посмотрел на мать, с белым лицом и отчаянными глазами стоящую у окна.. Окружающее слегка покачивалось и он с трудом понимал, что происходит..
    -ты что это отец? А? Сына мне решил угробить? да сделай же что нибудь...
    Отец дернулся и опустил плечи.. Потом поднял голову и посмотрел на него. Он в ответ только поджал губы - менять решение он не собирался ...
    Мать оперлась о подоконник, спрятала лицо в ладонях и зарыдала - горько, отчаянно и с какой то безысходностью..
    Он встал, качнулся и рывком метнулся к матери. Обхватил ее и прижал к себе.
    -Ну не надо, не надо...
    -Галинка осенью с каким то парнем приезжала - рыжим, вихрастым... Она даже не зашла поздоровкаться, как обычно.. И на улице увидела - на другую сторону - шасть! Я говорить тебе не хотела...
    Что то оборвалось внутри.. Стало холодно и смурно. Он гладил мать по спине и уткнувшись лбом в ее макушку стоял, словно окаменев. Он вот сейчас ясно понял, что вся его прошлая жизнь просто рухнула, как соломенный домик Ниф-Нифа, сметенная мощным ветром действительности...
    Он поднял голову. Рядом стоял Степан и держал две рюмки водки за тонкие ножки. Он почему то решил использовать рюмки, а не стопари - видимо так удобнее держать и подавать. Он отпустил мать, взял из его руки рюмку (отец напрягся, а мать сжалась, готовая вцепиться в него если что..), чокнулся о вторую рюмку, которую Степан держал в руке и опрокинул в рот. Проглотил. Передернулся и занюхал рукавом. Посмотрел на пустую рюмку... и сунул ее в карман пиджака.
    Потом отодвинул мать и взялся за створки окна.
    В комнате время остановилось...
    Он закрыл глаза и вдохнул холодный воздух. Раз. Другой. Оглянулся через плечо - Степан так и стоял держа в руке вторую рюмку с водкой. Он повернулся, взял из его руки эту рюмку и опрокинул в рот сильно закинув голову. Покачнулся, ухватился рукой за подоконник, тупо посмотрел на рюмку и с силой шибанул ее об пол. Осколки со звоном разлетелись по комнате. Он снова повернулся к окну и взявшись за откосы вскочил на подоконник. Мать метнулась к Степану и он обхватил ее одной рукой. А он, держась за откосы сделал шаг к краю и выглянул.
    Далеко внизу небольшими кучками стояли гости, нервно поглядывая на часы и двери. Но вот кто то крикнул и показал вверх - на него. Все вскинули головы. Из здания стали выскакивать другие гости. Все сбились в небольшую толпу, замершую в каком то оцепенении.
    И тут из здания выкатился белый ворох тюля - Анечка.. Все расступились и она оказалась в кругу свободного пространства - белая точка на сером кругу.
    -Анечка, хочешь я ради тебя летать научусь? - и он качнулся вперед, ухватился за откос и удержался на самом краю.. Постарался выпрямится, благо высота окна позволяла стоять во весь рост.. Его немного пошатывало.. Холодный ветер ерошил волосы, холодил грудь и наполнял его всего какой то отчаянностью. Было тягучее слезное веселье, веселье переходящее в глухие рыдания. Веселье истерики или истеричное веселье...
    Он снова качнулся вперед.. Внизу пронесся какой то то ли вздох ужаса, то ли нервного ожидания..
    -Так что, Анечка? А то поднимайся и полетаем вместе.. А? Анечка? Так мне лететь?
    Он поднял лицо к небу, низкому хмурому небу.
    А что, вдруг пришла откуда то мысль, а что если вправду... развернуться спиной, закинуть лицо, сделать шаг, всего один маааленький шажок назад и лететь... Лететь к этому свинцово-серому бездонно-глубокому небу.. Это ничего что вниз.. Это все равно вверх.. И лететь, лететь пока удар, мгновенная боль, темнота и покой, покой, покой не накроют его.. И уйдет из груди эта рвущая грызущая боль.. И будет покой...
    Он отпустил левый откос и начал разворачиваться спиной...
    Прилетевший откуда то крик остановил его. он огляделся, так и стоя полуповернувшись - одна рука над пропастью, другая держится за откос - и посмотрел вниз.
    Кричала Анечка...
    Он вернул руку на левый откос и внимательно, пытаясь навести резкость на глаза, всмотрелся вниз.
    Там, внизу, Анечка вдруг содрала с головы фату и тонко тонко кричала, прижав ее к накрашенным губам,размазывая тюлем по лицу крем, косметику и тушь, отчего лицо становилось красно –серым с черными полосами…. Он так удивился, увидев это лицо в боевой африканской раскраске, что даже на какое то время отвлекся от своего намерения. Сверху, конечно, лицо плохо разглядывалось, но разноцветность его все же была видна и он решил шагнуть вперед, чтоб рассмотреть ТАКОЕ на лице всегда красивой Анечки. Но что то, какая то мысль удерживала его от этого шага – шага вперед к Анечке… Возможно, какой то шум за спиной, на причину которого он тоже хотел посмотреть…
    Он стоял, покачиваясь, решая поворачиваться или нет...
    И тут ветер швырнул ему в лицо горстку водяных брызг - с крыши, видать. Она, крыша, была недалеко - здание было трехэтажным. От неожиданности он сделал шаг назад, покачнулся и ухватился левой рукой за створку. Она затрещала - он все же был не пушок и весил прилично. Правой ладонью он обтер лицо, сильно натянув его. Ветер снова ударил его в грудь, вздул сзади тюль. Ожидая еще брызг, он качнулся назад, сделав неловкий шаг. И тут сила инерции поволокла его Он отпустил створку, понимая ее ненадежность и попытался ухватиться за откосы, но пальцы соскользнули и он сорвался на пол левой ногой больно ударившись коленкой и , кажется, ободрав ногу о радиаторы отопления.Постоял в такой нелепой позе - одна нога на полу, другая на подоконнике держась руками за створку, потом крутанулся на левой ноге, как балерина попытался сделать фуэте, не получилось, и он нелепо качнувшись, топнул второй ногой об пол... Оперся пятой точкой и руками о подоконник.... Поднял голову и посмотрел на Степана
    -Трус я все таки... Трус и подлец... Не решился...
    -А хотел?
    -Хотел... очень, понимаешь, хотел... Но не смог...
    И он сделал шаг от окна. Мать отлепилась от Степана и метнулась к нему. Она упала ему на грудь и стала бить, бить, бить кулачками его в грудь ругая его и плача...
    Отец шагнул к нему, оторвал мать и отставил в сторону. Потом взял его снова за грудки, приподнял трепля в воздухе как куклу, развернул спиной от окна, поставил и влепил мощный хук справа. Он улетел в угол и осел там... Степан крякнул..
    Отец стоял, опустив руки и пытался что то сказать тэкая и шевеля руками. Потом вдруг взмахнув рукой резко опустил ее вниз, словно бросал на пол с размаху кепку
    -Иии- даа – эх… А гори оно все… - и развернувшись, пошел к столу, где налив полную рюмку водки, одним глотком отправил ее в рот. И даже не поморщился. Потом плюхнулся на стул, поставил локти на стол и обхватил руками голову…
    -И так нехорошо… И этак плохо… Загнали, сволочи…

    Мать бросилась к нему, начала гладить по лицу..
    -Убил, убил, ирод..
    Отец посмотрел через плечо
    -Ничего ему не будет... Подумаешь, мозгу вправил.. За дело дык..
    -Так ведь не встает..
    И она все трясла и трясла его, зовя по имени.. Из разбитой губы медленно вытекала струйка крови и капала на белую рубашку, окрашивая ее в цвет знамени..
    Звон в ушах медленно проходил и он попытался встать. Рукавом пиджака вытер кровь и опершись о стенку снова сделал попытку подняться. Степан подошел и протянув руку дернул его вверх. Он встал. Покачался, утверждаясь, на ногах и ловя нужное, вертикальное, положение. Мать подхватила его, воткнувшись куда то в подмышку. Он оперся на нее рукой и они поковыляли к столу..
    -Ну ты , батя, даешь...
    -Поговори мне. А то вот не погляжу что вымахал под косяк. Сдеру штаны то и отхожу по пятой точке как в добрые старые времена, чтоб неделю охал садясь...
    -Садист ты, батя, однако...
    Степан нервно хихикнул. А он, утвердившись за столом, пытался поймать ломтик огурца, который так и норовил увернуться от его неловких пальцев. Наконец, устав гоняться за ломтиком, он запустил пятерню в блюдце с нарезанными огурцами, ухватил пятерней сколько попалось, потом подняв руку поднес улов к лицу и стал ловить губами ближайший огуречный хвостик капая рассолом на лицо и рубашку....
    Что то оборвалось внутри и падало, падало, падало куда то вниз, в густую темноту, где лежало уже достаточно обломков, медленно затягиваемых тиной забвения... А в ответ поднималось скользкое, холодное, противное, медленно заполняя освободившееся пространство...



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 10:51
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 10:52 | Сообщение # 10
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    -Ну, хватит!
    Степан повернулся к двери, открыл ее и выглянул в коридор. За дверью почти на вытяжку стояли два официанта, а на лестнице маячили некие личности в коже и фуражках. Он отметил это все краем глаза, но не стал примчать.
    Степан подошел к официантам и что то спросил. они ответили и одновременно махнули руками в правую сторону. Степан сдернул у них с локтей полотенца и пошел в комнату. На середине пути он остановился и крикну в дверь - Новый костюм, чистую рубашку и галстук! (официанты исчезли, словно испарились) - и он продолжил путь .
    Степан подошел к нему, взял его руку с огурцами и стал трясти над блюдцем. он тряс и тряс, пока последний ломоток не вывалился из его руки. Потом повернулся к отцу - помогите пожалуйста! Отец сразу понял.
    Вместе они подхватили его подмышки и поставили на ноги. Он шатался и тупо смотрел на них не понимая чего им от него надо. Кровь все еще капала с разбитой губы, которая стала уже отекать, а на скуле начал проявляться синяк... Степан покачал головой, но отец жестко сказал - шрамы украшают мужика - и они вдвоем, ухватив его с двух сторон поволокли вон из комнаты. он попытался сопротивляться, но потом подумал -а нафик! -и просто волочился , вися у них на руках.
    они приволокли его в туалет. Там содрали пиджак и галстук, открыли кран холодной воды и сунули его голову под ледяную струю...
    Ледяная вода судорогой стянула кожу и словно холодный ветер ворвался в душную затхлою комнату выметая все что там накопилось...
    На первые струи он как то не среагировал, но когда холод мощным прессом давнул под черепную коробку дернулся, ударился о носик крана, взвыл, хватаясь за затылок и вывернувшись из их рук отскочил к стене... Струи ледяной воды потекли с головы по спине вызывая озноб и сметая остатки пьяного угара...
    -Вы чё!!!! С ума сошли, что ли?..
    Но тут его качнуло, ударило о стенку и он попытался удержаться намертво прилипнув к ней..
    -А что, собственно происходит?
    - А ничего.. Просто один охламон ужрался в стельку и начал тут кренделя выкидывать... Вот, приводим в чувство..
    -Это я что ли...
    -А другого здесь нет... Не отец же твой ..
    Он посмотрел на отца. Нет. Отец не мог. Отец - серьезный мужик. Потом его взгляд переместился на Степана. Нет. И Степан, похоже, не охламонничает... Остается он..
    -Ты забыл - свадьба у тебя. Родителей позоришь...
    Он выпрямился. Постарался держаться самостоятельно и не падать. Действительно. Пора трезветь.
    А потом сделал шаг вперед и упал на раковину руками.
    Потом он попытался подсунуть голову под струю, но было очень низко и ему пришлось встать на колени. Вода текла на затылок и по лбу стекала на нос и с подбородка заворачивалась струйкой.. "Вот сейчас простужусь, заболею и умру.." мысль была вялой, но все же была... "Ага.. -хихикнуло кривое слюнявое лицо с отвисшей губой- тот случай. А если простынешь, заболеешь и не умрешь? Давай. Тогда вместе будем.." - Ванька Корейко, переболевший минингитом, слюняво шевелил губами перед его лицом..
    Он выдернул голову из под струи, не удержался и сел на пятки. Ботинки разъехались.. "Поцарапаю" - "Да и хрен с ними..."
    Он так и сидел, а вода с мокрых волос текла на грудь, живот и колени образовывая под ним лужицу... Краем глаза заметил что то белое. Полотенца. На автомате протянул руку , взял одно и стал вытирать мокрые волосы. Продолжая вытирать правой рукой, левой оперся об пол и подтянул левую ногу, поставив ее на ступню. Ботинок был мокрый. Он протер ботинок полотенцем, оттолкнулся левой рукой от пола и резко встал. Покачнулся, махая руками, но удержался на ногах. Бросил мокрое полотенце в раковину, взял второе, сухое, и начал с остервенением вытирать волосы, идя к окну. У окна он остановился и стал смотреть в него, продолжая вытирать голову. Он смотрел не в окно - он его не видел - он смотрел в перекрестье рам как в перекрестье прицела. В голове было пусто, холодно и гулко. Холод был внутри. Медленно замерзали эмоции и чувства. " А в сущности чего я так разволновался? Галинка нашла себе вихрастого. А мне так и эта сойдет. Кроме того, девка вроде бы как и не очень страшная. Зато папаша с положением..." Он чувствовал, что мысли совсем плохие, но ему было уже все равно. Внутри поселился холод. И все замерзло, как в замке снежной королевы.
    Он почувствовал, что сзади стоят. Он обернулся. Там стоял официант и держал на одной руке перекинутые брюки, на другой майку и рубашку.
    Он рванул рубашку, разорвав ее просто сдернул с себя и швырнул в раковину к мокрому полотенцу. Потом снял майку и отправил туда же. Расстегнул ремень и брюки упали. Он просто вышел из них, сделав шаг вперед. Ботинки зацепились за штанины и он потряс сначала одной ногой, высвобождая ее из штанинного плена, потом второй. Носки и трусы, удивительное дело были сухими. Только резинка трусов чуть чуть намокла. Сойдет.
    Он взял майку. Одел. Потом рубашку и начал застегивать пуговицы. Закончив возиться с рубашкой, взял брюки и посмотрел - где посуше и прыгая на одной ноге , одел одну штанину, потом другую. Подтянул. Заправил рубашку. Застегнул ремень. Повязал галстук и посмотрел на себя в зеркало.

    Синяк от холода побелел, но все же был пока еще заметен, да и губа малость припухла. Но это ничего. Он отряхнулся как пес. Поправил галстук.
    В голове было звонко и свежо. Еще немного покачивало, но самую малость - не надо просто делать резких движений. Внутри тоже все было стерильно чисто - и морозно. И полнейшее равнодушие. Ко всем и всему. Словно плотно захлопнули дверь в мир чувств и ничего кроме трезвого расчета и реальности не было...

    Пьяный угар прошел. Исчезла и боль утраты. Вернее она легла на дно памяти туда, туда к обломкам мечты и укладывалась между их острыми краями. Туда, туда падали обломки его большой любви и надежды на большое счастье с любимым человеком. А взамен приходили равнодушие,злость и немного жестокости... Природа не терпит пустоты.

    "И все таки орешник зеленеет" - произнес он... Да. как там у Сименона - и пусть зима, ветер, морозы и люди гнут, топчут и ломают его ветки, по весне он снова выбросит новую поросль и опять огромным кустом будет шелестеть листвой. Вроде бы так.. а впрочем черт с ним.. Главное, суть он ухватил. Возможно, когда нибудь и он - зазеленеет.. А пока только теряет ветки и листья. Главное, чтоб не погибли корни... А ветки и листья дело наживное..
    Но вот насчет "корни" это еще тот вопрос.. .. Могут и не выжить...

    Старая жизнь кончилась. Нужно начинать новую. И без детских соплей.
    Он увидел расческу, лежавшую на раковине, взял ее, сполоснул под струей, расчесался, став похожим на прикзчика из лавки (прибор может еще навести для пущей схожести -юмор был равнодушный,холодный и совсем не смешной), поправил ремень и вышел в коридор

     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 11:01 | Сообщение # 11
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ .........
    ............................................................................................................................................ .........

    Он встал и обошел матрацы по правой стороне, чтоб не беспокоить что то стерегущего котяру. Подошел к прорехе, взобрался на трубы и вплотную прижался к стеклу. Небо за окном совсем побелело - днем это были бы черные тучи, но ночью они были белые на черном небе. "Снег будет" -вяло подумал он. Снизу шло приятное тепло, в щели стекла слегка поддувало и это было приятно. Ночь уже перевалила середину, но спать почему то не хотелось... На стекле от его дыхания образовалось белое пятно конденсата.. Он закрыл глаза - что то внутри, стягивающее его, отпустило. Совсем чуть-чуть. Словно в тугом корсете порвалась петелька или оторвалась пуговка в самом напряженном месте и стало немного, самую малость легче дышать....
    Отсюда, с труб он уже мог рассмотреть не только небо, но и заваленный обломками и арматурой двор предприятия. То ли часть ажурной линии электропередач, то ли железный каркас какой то конструкции занимал большую его часть. Какое это было предприятие и что выпускало - он так и не узнал. Через его территорию транзитом из одного жилого квартала в другой шли трубы парового отопления, водопровод холодной и горячей воды, а так же канализация. Поэтому и обслуживали их по полной программе - в подвал была сделана крепкая стальная дверь закрываемая с той стороны на большой висячий замок.
    Он слез с труб и прошаркал к колоде. Свою коптилку он таскал с собой чтоб не долбануться о балки, в некоторых местах расположенных довольно низко. Присев на колоду, он достал сигарету и прикурил от коптилки. А ведь не случись то, что случилось он так бы и прокоптил всю свою жизнь и умер в своей комнате от какой нибудь сердечной болячки или цирроза печени или еще от чего нибудь такого.. а может быть доведенная его безразличием до белого каления Анечка однажды с очередным любовником отравила бы его или надумала еще чего нибудь...
    Но Судьба и Случай, весельчаки-изобретатели, провернули совершенно невообразимую комбинацию в результате которой он и оказался здесь живой мертвый, без документов и всего остального...



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Вторник, 26 Ноября 2013, 12:10
     
    Teia-ai-Sin Дата: Вторник, 26 Ноября 2013, 12:09 | Сообщение # 12
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ .....
    ............................................................................................................................................ .....

    С пяти до семи Анечка посещала косметолога.
    Косметологический центр занимал весь первый этаж многоэтажки точечной застройки и был окружен деревьями вперемешку с росшим между стволами густым кустарником. Все это было прорезано одной узкой аллеей, идущей от парадного входа до внутриквартальной дороги. Чуть дальше располагалась платная стоянка, куда посетительницы (а иногда и посетители0 ставили свои машины. Центр имел двух шоферов, которые отгоняли на платную стоянку машины и пригоняли по мере потребности. Но от двери до машины минут 5-7 надо было идти сквозь строй кустарника и деревьев.
    Он приехал на автобусе и встал так, чтоб его не было видно от входа. и приготовился долго ждать.
    Он уже наполовину освободил пачку, когда в дверях показалась Анечка. Она как всегда была размалевана и раскрашена. Он дождался, когда она спуститься со ступенек и пройдет шагов десять по аллее.
    -Ну здравствуй, жена...
    Анечка вскинула руки и быстро заоглядывалась. Он схватил ее за руку и поволок в кусты. протащив ее поглубже внутрь, туда, где он обнаружил маленький уголок для отдыха - две скамейки под высоченными разросшимися кустами.
    -Значит, говоришь, опознала меня в трупе какого то ублюдка... Забыла, может, как я выгляжу?
    Анечка вдруг вся перекосилась. Глаза ее побелели от ярости. кулачки сжались. она отскочила от него и зашипела пронзительным, злым голосом
    -Да! опознала! Опознала! опознала! И еще раз опознаю! Ненавижу! Как я тебя ненавижу!
    Он даже опешил.
    -Да кто ты такой? Грязь! Мусор! Дерьмо под ногами! тебя папа (ударение по прежнему на последнее а -отметил он механически, опешивший от такого натиска) вытащил из грязи. поднял! Сделал начальником.. А ты? да ты всю жизнь мне должен был ноги целовать, носить меня на руках, и вообще...-она задохнулась - И вообще... Я снизошла до тебя и позволила.. позволила..
    -Спать с тобой...
    -Да, да! Я позволила тебе.. Тебе! - делить со мной постель..
    -И трахать тебя...
    Она аж вся повелась и если бы не толстый слой крема и пудры он мог бы увидеть красные пятна, покрывшие ее лицо..
    -Кто ты такой, чтобы ТАК вести себя? Сын работяги и расчетчицы... Да ты бы всю жизнь провалялся в том дерьме в котором родился. Папа вообразил, что ты молодое даарование -(она произнесла это как выплюнула) и что тебе надо помочь.. И помог! А ты! Ты! Пальцы веером, меня игнорировал! Еще и носом крутил! Ты вообще никто! Ты не имел права даже перебивать меня!
    -И исполнять все твои прихоти..
    -Да! И исполнять все мои прихоти! А ты..
    И она шипела и хрипела высказывая ему все, вываливая на него всю накопившуюся обиду игнорированной женщины...
    А он смотрел и не слышал. Он видел перед собой начфина Министерства - мужика делового, умнейшего, почти гениального в финансовых делах. С ним считались даже в президентских верхах и советовались... Но дома этот крутой и решительный человек превращался в тряпку. Его жена - погремушка -пустая и взбалмошная особа- крикливая и абсолютна лишенная такта и вкуса - вытирала об него ноги и топтала его по всем параметрам. А все из-за чего? да все из-за того, что ее отец - зам. пред. исполкома предложил ему, простому рабочему парню, жениться на его дочери, а он, зам. пред. - поможет ему выучиться и сделать карьеру.. и вот теперь он пожизненно благодарит этого зам. преда, стелясь перед его тупой и безмозглой дочкой...
    Он достал новую сигарету. Анечка замолчала и уставилась на пачку. Да. это были его любимые сигареты - очень и очень дорогие. Он не спеша достал зажигалку - ту, свою, золотую, инкрустированную перламутром, с бриллиантом на колпачке - и прикурил.
    В темноте не видно, что на нем дешевый костюм. Но это не важно..
    -Мой папа вытащил тебя из грязи, чтоб ты... чтоб ты... Да! И вот я вернула тебя туда, где и должно быть твое место - обратно в грязь! Живи там и ройся в помойках! там!Там твое место! Я давно думала как от тебя избавиться и неужели бы ты думаешь я упустила ТАКОЙ великолепный шанс, как похоронить тебя? А теперь только сунься! только подойди к дому! Я скажу, что ты преследуешь меня и посажу в тюрьму! На всю жизнь! Слышишь? А может и найму киллера. Ты сдох! сдох! сдох!... - ее голос сорвался на сип...
    Он все понял - домой хода нет...
    Он повернулся и пошел. Потом остановился и повернулся к стоящей Анечке. Ее прическа растрепалась, косметика размазалась...
    -Петр Владимирович... Да, Петр Владимирович сделал меня твоим мужем только для того, чтоб я содержал тебя. Чтоб у тебя всегда были деньги на красивую жизнь и на любой твой каприз.Чтоб я обеспечил тебе - тебе- такую же жизнь, какую ты вела в его доме...Он за этим следил строго. Да и двигал он меня по служебной лестнице только в том направлении, где было много денег - денег для тебя. И я обещал Петру Владимировичу что буду содержать тебя в достойном состоянии. До самой, так сказать, смерти. Он подрядил меня на эту работу, скрутив и поставив в такое положение, чтоб я не смог отказаться. И я подрядился. Я дал согласие кормить, обихаживать и содержать тебя в полном достатке. НО Я НЕ ПОДРЯЖАЛСЯ ЛЮБИТЬ ТЕБЯ!!!!
    Он сделал несколько глубоких затяжек. Анечка стояла и рот ее медленно раскрывался, а глаза округлялись.
    -В общем, будь осторожна со счетами - не транжирь деньги.- пополнения счетов больше не будет. Я умер, а больше некому. Правда я успел открыть субсчет на оплату коммунальных услуг - положил средств лет на сто и оформил договора - счета на оплату за свет, газ, воду и тепло будут приходить туда и оплачиваться с него. а вот на жизню, цацьки и бирюльки, а особенно на мачо - тебе придется искать теперь самой. Придётся идти либо на работу, либо на панель... ты собственными рукам прирезала курочку, несущую тебе золотые яички... ты все таки с этой стороны дура..
    Но я благодарен тебе - ты освободила меня от обязательств. И я теперь могу спокойно заняться своей, своей, а не обеспечением твоей, жизнью... пусть даже и на помойке.... но я теперь свободен... прощай...
    И он развернувшись двинулся было уйти, но что то задержало его. Делая затяжку взглядом он зацепился за обручальное кольцо, которое до сих пор болталось на пальце - именно болталось - руки его после всего пережитого похудели и пальцы стали тоньше. Нервно дергая он буквально содрал кольцо с пальца и вернувшись к Анечке швырнул ей кольцо под ноги. Оно упало у ее левой ноги на поросший травой гравий, а он развернувшись так, что под каблуком образовалась ямка, пошел быстрым шагом по узкой дорожке сквозь хлещущие лицо ветки. Уже отойдя шагов пятнадцать он услышал сзади крик - крик отчаяния, обиды и поражения... Кричала Анечка...

     
    Teia-ai-Sin Дата: Среда, 27 Ноября 2013, 08:36 | Сообщение # 13
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ ....
    ............................................................................................................................................ ....

    Он стоял и курил на платформе. До отправления поезда было еще минут двадцать. Поезд Москва - Владивосток уходил в 1час 50 минут....

    Попрощался с ребятками -девчатками еще дня два назад.. И на платформе появляться запретил. Вадим позвонил теткам и попросил собрать Вовку и взять справку от ветеринара на котяру. Котяре он купил чудную переноску с лотком - лоток прикреплялся снизу и имел лаз - так что ни запаха ни грязи от лотка не было. Он закупил целое купе - так что никто мешать не будет. Потом съездил за Вовкой и котярой. Тетки рыдали в голос. Он прижал тетку Агриппу - адреса не оставляю - ни к чему.. Так тебе будет спокойнее... Ты не знаешь где я - сгинул на просторах Великой России - пусть прочешут Россию... попробуют...

    С Петром Ильичем договорился - завещание будет озвучено завтра... Ключи от последней квартиры и джип ему передаст Антон. Через него и связь, если что. Ну а как уедет - тогда все...

    Десять минут назад Антон увел джип - отдать Петру Ильичу... Перед тем, как уйти вдруг засуетился, начал искать бумажку. Не найдя, взял квитанцию на билет и на обратной стороне нацарапал какие то цифры и то ли имя, то ли кличку
    -Сохрани. Не потеряй. Пожалуйста.
    -Не потеряю - сунул в портмоне.
    Обнялись. Хлопнули друг друга по спине и Антон бегом умчался по перрону, пряча лицо..
    Он тоже протер враз заслезившиеся глаза.. Дым от печек стоял столбом...

    Вовка спит в купе - умаялся малец от треволнений дня. Ждал, ждал отправления так и уснул сидя. Котяра оказался настырнее - сел на стол и пялился единственным глазом в окно на перрон...

    А он вышел. Стоял и смотрел. Одет он был в теплые солдатские штаны, футболку и свитер.. Кирзачи на ногах - простой мужик, работяга...

    В проеме выхода на платформу подземного перехода послышались шаги. Внутри все сжалось. Что то холодное стало подниматься снизу. Страх? Возможно страх. Шаги. Те самые шаги - значительные. Он сделал шаг в вагон, не сводя взгляд с проема...

    Вот медленно стала показываться фигура - тень, контур - сухой, высокий, в ремнях. Постояла и пошла к нему..
    Грудь сдавило - но постепенно стало отпускать - фигура была одна...

    Вот она вышла на свет. Что то очень знакомое... знакомое-знакомое... Степан!

    -Ну, здрассте...
    Протянутая рука. Он делает шаг вперед и жмет ее...
    -Здорово... Степан... Ты следил?
    -Я..
    -Зачем...
    Тот сунул руку в карман, вытащил портсигар и достал папиросу..
    Он щелкнул зажигалкой..
    -А зажигалка то приметная...
    он бросил взгляд на зажигалку - Дьявол! и стал искать куда выбросить..
    -Но-но.. Давай сюда... Верну Анечке - как точку поставлю...

    Стояли. Молчали.
    -Чего следил то?
    -Смотрел - выберешься сам или помогать надо будет..
    -Но сначала не следил?
    -Потерял. Случается. Несколько раз порывался влезть - подтолкнуть, но сдерживался. Хотел проверить крепость натуры. Ты выбрался... Сам...
    -Не совсем сам.. Помогли.. Сам бы точно не смог..
    Степан кивнул, делая затяжку и выпуская дым кольцами. Кольца медленно, один за другим, поднимались в небо медленно тая...
    -Задержишь?
    -А причина?
    -Так Анечка?
    -Я не нанимался искать Анечке то, что она выбросила... Анечка сама выбрала тебе свободу - зачем же ее расстраивать..
    Он усмехнулся.

    -А вот теперь ты мне нравишься больше..
    Поезд дернулся. Он вскочил на подножку. Поезд медленно пошел вдоль платформы. Степан какое то время шел рядом. Потом остановился.
    А он стоял в проеме двери и смотрел как он исчезает вдали. Вместе с городом. Вместе с его прошлой жизнью...

    Проводница закрыла дверь и ушла в вагон. А он прижался к стеклу щекой и смотрел, смотрел, смотрел как мимо - назад - пролетают сначала море, потом озерки и,наконец, одиночные огоньки света.. И вместе с ними как кожура, шкура, налет с него слетала та, прошлая, жизнь оставляя в душе легкость и свободу...

    Ему навязали и он сам, чего уж скрывать, сам дал согласие на то чтоб навязали и игру и правила игры. И заставили жить по Их правилам.

    Но он вырвался. И теперь он сам будет играть по своим правилам.
    А возможно и отменит все правила...
    Возможно..

    Поезд уносился в темноту.... но - к рассвету..
    На Восток.



    Сообщение отредактировал Teia-ai-Sin - Среда, 27 Ноября 2013, 08:39
     
    Teia-ai-Sin Дата: Среда, 27 Ноября 2013, 08:40 | Сообщение # 14
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    На самом восточном берегу огромной России, за массивом скал, пряталась долина, соединяемая с берегом океана нешироким ущельем. Она хорошо была защищена от ярости великого океана толстыми спинами скал.
    Здесь расположилась База Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичева Дальневосточного отделения Российской академии наук. Невысокие корпуса исследовательских лабораторий занимали большую часть долинки. В глубине, справа от расщелины,т.е. входа в долинку, в такой аккуратной ложбинке находилось озерко термального источника - близость к вулканам Камчатки сказывалась... Так что своим всегда горячим бассейном база была обеспечена, что доставляло несказанное удовольствие всем ее обитателям. Недалеко от ущелья, рассекающего массив скал, кучкой располагались домики обслуживающего персонала и сотрудников. Аккуратные дорожки, вымощенные сланцевыми пластинами, пересекали всю территорию базы, создавая неповторимый и красивый узор.

    Утро только только начиналось. Солнце еще не взошло, но из дверей одного из домиков вышла фигура в накидке и высоких рыбацких сапогах. Она осторожно спустилась с нескольких широких ступенек и по сланцевой дорожке направилась в сторону расщелины. Пройдя всю дорожку, фигура не останавливаясь продолжила ход в сторону океана.
    Выйдя к самой линии прибоя фигура остановилась. Раскрыла плащ-накидку и наклонившись опустила что то на прибрежную гальку. Это был кот со странной вывернутой лапой. Кот огляделся и деловито поковылял, волоча лапу по берегу в поисках выброшенных ночными волнами мелких рыбешек. А фигура выпрямилась и посмотрела на горизонт. Небольшие облачка медленно пересекали еще сумрачное небо. Океан был покрыт рябью мелких волн. Легкий ветерок шевелил совершенно белые волосы.... Фигура достала из кармана трубку, повертела ее в руках. Потом достала кисет и стала набивать трубку табаком. Затем долго раскуривала ее. Наконец трубка раскурилась и фигура сделал глубокую затяжку...

    Вот уже несколько лет он работает на Базе. Снабженец, хозяйственник и вообще обеспечивает нормальное существование базы.
    Он посмотрел на океан. День сегодня будет отличный, а это значит, что друзья — аквалангисты возьмут его сегодня с собой на погружение и он целых два часа будет наслаждаться океаном изнутри.... Он счастливо вздохнул...

     
    Teia-ai-Sin Дата: Среда, 27 Ноября 2013, 08:43 | Сообщение # 15
    Рыцарь
    Группа: Эорлинг (Рохиррим)
    Сообщений: 162
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    ............................................................................................................................................ ....
    ............................................................................................................................................ ....

    Котяра уже стар. Невероятно стар. Кошки так долго не живут. Но этот жил. Он уже почти не ходил на охоту на улицу, а только выбредал на веранду греться на солнышке. Он выносил его на траву и на берег океана и он ковылял по ровному месту часто присаживаясь или ложась. В домике котяра выбрал место для лежки в комнате Вовки под батареей - он там соорудил ему подстилку и часто заходя в комнату с волнением смотрел на спящего кота - шевелится ли шерстка на боку поднимаясь и опускаясь от дыхания... Он свозил котяру к скульптору, посадил его перед ним и попросил сделать скульптуру в метр высотой. Нет, в полтора. Скульптор сфотографировал котяру с разных сторон и пообещал что будет очень похож.
    Дождется ли?....

    А вчера, когда он зашел в комнату Вовки, он вдруг обратил внимание на лежащий на его столе дневник. Он не любитель читать чужие дневники и поэтому раньше никогда даже не подходил к этому краю. Но отклеился один уголок картинки и он, решив прикрепить его, и оказался рядом с открытой страницей. Прикрепив уголок он уже хотел развернуться и уйти, но глаз зацепился за знакомое слово — Артек.. И он уронил взгляд вниз...
    «Он пионером был в Артеке у моря Черного в Крыму. И с этой осени, навеки, Артек запомнился ему. Здесь, у подножья Аю-Дага горнист окрестности будил и весь отряд к подъему флага, к подъему солнца выходил. Звенела от шагов площадка, шумело море ей в ответ... С тех пор промчалось два десятка военных лет и мирных лет. И тот, кто смуглым мальчуганом, на берегу встречал восход, на флоте служит капитаном. Могучий водит теплоход. Он каждый день глядит из рубки на свой Артек, на дальний флаг, на море, где ходил он в шлюпке. На каменистый Аю-Даг... И боевой моряк суровый он молча отдает салют далекой юности, что снова встает на несколько минут...» С.Я.Маршак... Маршак..
    Слова заскребли по душе и растревожили струны.Он пошел к дверям. Остановился. Повернулся и оглядел комнату. Захотелось поприветствовать или отдать честь. Он не служил в армии. Но он был пионером.
    И рука сама пошла вверх — он отдал салют — салют чужим сбывающимся мечтам...

    И стоящий на берегу вскидывает руку в пионерском салюте приветствуя утро..
    Волна, плеснув, ласково погладила концы сапог...
    Горизонт полыхнул золотом...
    Вставало солнце...

     
    Форум » Трактир "Пьяный гном" » Творчество » "Сквозь пальцы..." (отрывки) (Однозначно - получилось.. Но что?)
    • Страница 1 из 2
    • 1
    • 2
    • »
    Поиск:



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
    При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
    Tolkienists.Ru©2008-2021
    Счетчики:
    Яндекс.Метрика

    Партнеры:
    Связаться с нами:
    Обратная связь

    Оставить отзыв:
    Гостевая книга



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
    Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
    При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
    Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2021
    Правила сайта Баннерообменник
    Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
    На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
    Кое-что об авторских правах

    )\