1. Вход
    
Главная страница | RSS
    
Последнее подслушано: Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
Последние обновленные темы:
Администратор:
Admin, Elvenstar

Модераторы:

Elvenstar - энциклопедия Арда
Korvin - энциклопедия Амбер
a href='/index/8-1604'>Art-ek - энциклопедия Гарри Поттер
  • Сериалы (217)
    Артур | 15 Мая 2019 15:31
  •  
    Цитата:
    Время сервера: 16:20

    Дата: 31 Мая 2020
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Брэнд
    Брэнд
    Korvin Дата: Суббота, 30 Апреля 2011, 22:17 | Сообщение # 1
    Генерал
    Группа: Эльф
    Сообщений: 782
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Брэнд



    Корвин: "Мои черты лица, хотя и более мелкие, мои глаза, волосы - Блейза, но бороды не было. На нем был зеленый охотничий костюм и сидел он на белом коне, лицом к правой стороне карты. В нем чувствовались одновременно сила и слабость, воля и нерешительность. И я тоже одобрял и не одобрял этого человека, относился к нему хорошо, но не любил его. Звали его Брэнд... Брэнд был похож лицом на меня, но меньше ростом и изящнее. Волосы у него были огненные, как у Фионы. Он был одет в зеленый костюм для верховой езды и скакал на белом коне. Мечтатель, мистик, поэт, всегда печальный или восторженный, циничный или безгранично доверчивый, Брэнд, казалось, не знал умеренности в чувствах. Не то, чтобы он был психопатом, нет, слишком сложным был его характер, и все же, со множеством оговорок, это слово объясняло, к чему он шел. Должен признать, что иногда Брэнд был так очарователен, тактичен и предан, что я ставил его выше всех своих сородичей. Но временами он бывал так злобен и жесток, едок, что я старался избегать его, опасаясь, что сорвусь и искалечу его. Последний раз, когда я видел Брэнда, незадолго до нашей ссоры с Эриком и моей ссылки, он был именно в подобном настроении."

    Зеленые глаза, рыжие волосы, короткая борода, невысокий. Цвет одежды: зеленый.
    Обладатель Вервиндла, дневного клинка - горящего лезвия Лабиринта.
    Подвергся полному ритуалу, чтобы стать живой картой.
    Символ - падающая звезда на фоне звезд.

    В хрониках Корвина Брэнд был главным злодеем. Он пытался исказить Лабиринт Амбера, приобретая таким образом власть, равную власти создателя. Корвин помешал исполнению его планов, создав новый Лабиринт. Насколько известно, Брэнд умер. При жизни он был замкнут, легко поддавался переменам настроения и свои проблемы решал с упрямой решительностью. Раз встав на путь, он не желал менять направление, пути, которые он выбирал, редко бывали мельче вселенских масштабов. Могущественный и задумчивый, он был одним из самых романтичных деятелей клана Амбера.

    Третий отпрыск короля Амбера Оберона и рыжеволосой Клариссы из какой-то дальней Тени. Оберону Кларисса скоро разонравилась, и он пустился во все тяжкие. Правда, перед тем как расторгнуть брак, супруги снова ненадолго сошлись — так на свет появился Брэнд.

    В детстве, проведенном в королевском дворце, Брэнд больше держался родных сестры и брата — Фионы и Блейза, с остальными принцами и принцессами не был так близок. Трудно сказать, дружил ли он вообще с кем-либо, пока рос. Да, он много времени проводил с Фионой, вот только частенько отмахивался от сестры, если сам вдруг что-то затевал. И уж тогда действовал один...

    Кстати, сама Фиона не раз давала понять остальным, что приятельство их подпитывал общий интерес к изучению древней премудрости деда — старого Дворкина. Ничто так не связывало детей, как его уроки. Сама Фиона немного робела перед мудрым старым наставником и была признательна Брэнду, когда тот был рядом. Брэнд же настолько погружался в учение, что вряд ли вообще замечал ее присутствие, а до старшего брата Блейза ему и вовсе не было дела.

    Желание Брэнда знать все, что можно, об Огненном Пути, о волшебной колоде Таро, обо всем, что только давало магическую власть, удивляло не только Корвина, но и, похоже, остальных братьев. Корвин отметил это в своих «Хрониках»: «...Он (Дворкин) часто пытался обсудить с нами эти вопросы, однако большинству наших эти разговоры казались слишком абстрактными и скучными. Черт побери, мы всегда были слишком практичны» (РА). Королевские отпрыски увиливали от тайных знаний, не видя в них пользы, и Брэнд доказал им, как они, к сожалению, заблуждались. Можно сказать, все семейство, недооценив его возможности, от части виновно в великой войне между Амбером и Владениями Хаоса перед Днями Мрака.

    Брэнд всегда и для всех оставался загадкой и каждому из близких виделся по-своему. Вот как обрисовал его Корвин:

    «...Он был очень похож на меня, только ниже ростом и более стройный. Волосы — как у Фионы. В зеленом костюме для верховой езды... Мечтатель, мистик, поэт... Брэнд вечно менял настроение — он был то возбужден, то разочарован, то циничен до предела, то, наоборот, открыт нараспашку и верил всему на свете. Его чувства, казалось, не ведают такого понятия, как золотая середина. Маниакально-депрессивный синдром — такая оценка, пожалуй, слишком примитивна для понимания характера Брэнда, однако именно это могло определять направления его вылазок из Амбера и объяснять то огромное количество препятствий, на которые он то и дело наталкивался...

    ...Порой Брэнд виделся мне таким очаровательным, внимательным, чутким и верным, что я ставил его для себя выше всех остальных родственников. Но в другие времена... в другие времена он становился таким язвительным, саркастичным и несправедливым мерзавцем, что я старался уйти от него подальше из страха, что разозлюсь и сделаю ему что-нибудь плохое» (ЗЕ).

    Не только Корвин, но и почти вся семья признавала, что Брэнд как никто другой умел расположить к себе окружающих, но стоило пообщаться с ним подольше, как сквозь шарм уже сочился яд.

    Как-то навестив в Рэбме принцессу Ллевеллу, он растрогал ее. щедро расточая комплименты. Даже попросил позволить ему запечатлеть се красоту на холсте. Недели две он ее «воспевал», а пока грудился над портретом, вместе они вспоминали добрые старые времена и милых родственничков. Позже Ллевелла припомнила, что говорила-то в основном она, он же больше слушал и лишь мило поддакивал. А она все щебетала и щебетала. Он часто кивал, вежливо соглашаясь, время от времени вставлял безобидную шуточку или острое словцо и внимал, внимал... И пока она Брэнду позировала, вид у него был такой, словно нет для него большей радости, чем прелести ее живописать. Лишь в последние день-два он выглядел так, словно был чем-то расстроен или озабочен. Заключительные два сеанса он, казалось, очень спешил, лихорадочно бросая краску на холст короткими нервными мазками. Закончил портрет, показал Ллевелле — и сам, похоже, остался недоволен работой. Вскоре Брэнду приспичило уехать из Ребмы, прощался он скупо и как-то отрешенно. После отъезда в его комнате Ллевелла нашла неоконченный мужской портретик, написанный на холсте, лицо было тщательно замазано, так что черты было не распознать под потеками краски.

    Годы спустя сын Рэндома Мартин как-то увидел на стене в гостиной у Ллевеллы тот самый ее портрет кисти Брэнда. Хохотнул и тут же осекся, но поздно... Пришлось объяснять тетушке, что сразу распознал оригинал — по позе, которую попросил ее принять Брэнд. Он списал ее с рембрандтовой «Данаи». В зеленые вуали «приодел» и томный взгляд Ллевеллы выписал, но позу и жест списал у Рембрандта. Мартин указал тетушке и на едва наме­ченные контуры лица в дверном проеме — просто вылитый Брэнд. А когда Мартин показал репродукцию «Данаи» в учебнике по истории живописи. Ллевелла тоже посмеялась остроумной пародии.

    Портрет, над которым много лет назад серьезно трудился Брэнд, обратился в едкую шуточку вполне в его стиле.

    Юношей Брэнд, как и подобало принцу Дома Амбера, поступил на службу в армию. Впрочем, в пехоте он пробыл ровно столько, сколько счел нужным, пока не пришло время пройти посвящение Огненным Путем. После того как Дворкин позволил Брэнду испытать себя и пройти по Пути в дворцовом подземелье, ничто уже не могло удержать его дома, он посчитал, что выполнил долг перед отцом: отслужил свой срок, так и не потрудившись хоть как-то проявить себя в армии. И пока «тянул лямку», ночи напролет просиживал во дворце с Дворкином. Тяга Брэнда к Искусству магии, которому учил его старый колдун, была куда сильнее порывов с честью исполнить воинский долг. Поэтому, едва почувствовав в себе силы, с согласия Оберона юный Брэнд отправился познавать Царство Теней.

    Вернувшись из первого путешествия по Теням, Брэнд взахлеб рассказывал Фионе, Корвину и всем остальным о жалких, ничтожных созданиях, коих повидал немало, бродя по их крохотным замкнутым мирам. Не в пример многим другим. Брэнд остро ощутил свое превосходство над «живыми тварями», населяющими Теневые миры. Его бесило их вопиющее невежество и безразличие к силам высшего порядка, что способны вмиг стереть с лица любой земли целые народы. Брэнд был, мягко говоря, изумлен, когда никто из родственников не отреагировал на его рассказ тем же праведным кипением крови. На лицах сестер и братьев читалось нечто вроде тревоги, поэтому он больше никогда и никому не рассказывал о своих путешествиях. Исчезал он с тех пор все чаще и чаще подолгу не показываясь дома, а когда возвращался в Амбер, то пережитым не делился ни с кем, даже с Фионой.

    Только теперь, по прошествии времени, стало ясно, что именно в бесконечных походах по Царству Теней Брэнд и черпал свою разрушительную силу. Но до сих пор остается загадкой, сколь много он узнал и каких умений набрался за время странствии. Правда совсем недавно в своих дневниках Мерлин поведал о некоторых доселе неизвестных моментах, которые приоткрывают перед нами чудовищное могущество Брэнда. Еще на заре своих странствий Брэнд наведался к Призрачному Кузнецу из Тир-на Ног`тха, тот лил ему Меч, Выкованный при Свете Дня, - Вервиндль - родной брат Корвинова Грейсвандира. В одном из более поздних походов Брэнд побывал в колдовской цитадели - в Страже Четырех Миров, где совершил омовение в Черном Фонтане - величайшем источнике энергии. Причем наверняка проделал это не раз чтобы, напитавшись силой, стать своего рода «живой картой'» - именно тогда он приобрел возможность пересекать 1ени буквально в мгновение ока и извлекать из них любые предметы. Возможно, что и небезызвестное кольцо, дающее ею владельцу безмерные возможности манипулировав Тенями, Брэнд также получил в Страже. Чем больше близкие узнавали о скрытых возможностях Брэнда, тем больше понимали, какую страшную угрозу представляет он для самого мира.

    Когда при Обероне в Королевстве начались волнения, Брэнд с Фионой словно заговорщики, принялись шептаться по углам. Сначала Фиона рассказала Брэнду о том, как побывала во Владениях Хаоса, и все сравнивала: дескать, там - жизнь, здесь рас­при В свой черед. Брэнд намекнул ей, что помимо Огненного Пути есть и другие источники силы, которые находятся в Царстве Теней Тогда же Брэнд и предложил избавиться от отца, который, как ему казалось, и был виновен в том, что не предотвратил вовремя все углублявшиеся противоречия между знатью, владевшей землями, и верноподданными крестьянами, что ее обрабатывали. На эти другие промашки Оберона обращал внимание Брэнд, подбивая сестрицу взять бразды правления в свои руки.

    Обладая буйным нравом, Брэнд заводился с пол-оборота. Так вышло и тогда, когда однажды вечером Корвин с Брэндом поспорили в его комнате. Спор крутился вокруг политики Оберона, с которой Брэнд был в корне не согласен. Корвин же горячо ее защищал. Он так твердо стоял на своем, что Брэнд вдруг впился в полным бешеной ненависти взглядом. Когда Корвин поднялся, чтобы уйти, Брэнд буквально кипел от ярости и был готов убить его. Вот как впоследствии вспоминал Брэнд о событиях того вечера и о тех диких чувствах, что им владели:

    «Я сидел тогда на краешке кровати. Ты стоял у моего письменного стола. Когда ты повернулся ко мне спиной и направился к двери, я решил убить тебя. И уже сунул руку под кровать, где у меня был спрятан заряженный тяжелой стрелой арбалет. Я готов был выстрелить, когда вспомнил нечто незначительное, что и остановило меня.

    ... Ты стоял на моем любимом коврике. Мне не хотелось, чтобы он был залит кровью. Позже мой гнев улегся. Так что я тоже всего лишь жертва эмоций и обстоятельств» (РО).

    Брэнду тот случай крепко запомнился. Что-то в словах Корвина здорово задело его за живое, так что с тех пор Брэнд четко усвоил: как только его клика попытается захватить власть в Амбере, Корвин будет тому главной помехой. Возможно, с тех самых пор он и начал строить козни против Корвина, а позже к делу под­ключилась и другая компания — причем без каких бы то ни было усилий с его стороны. Как-то Корвин с Эриком поехали на охоту, с которой Эрик вернулся один: дескать, Корвин в гневе отбыл в Царство Теней и бормотал по пути, что не желает возвращаться. Ничего лучше Эрик придумать не мог, а потому никто ему не поверил. Брэнд усмотрел в этом славную возможность выставить Эрика перед всеми виновником исчезновения брата — пусть думают так, пока он не осуществит свой план, который тогда только-только зародился.

    В пропаже Корвина отец сразу заподозрил Эрика, и семейные обеды в тронном зале погрузились в атмосферу невысказанных обвинений. Бежали дни, а Корвин все не возвращался, Бенедикт уже начал сильно беспокоиться, не случилось ли с ним чего. Брэнд вторил ему, полагая, что кто-кто, а Бенедикт не станет ломать комедию. Бенедикт первым отправился в Царство Теней на поиски Корвина, за ним — Джерард и Брэнд, каждый своей дорогой. Вернувшись через какое-то время, все трое заявили, что в Тенях о Корвине никто ничего не слышал.

    Шли годы, от Корвина не было никаких вестей, и Оберон как будто бы уже подзабыл о нем. Зато Брэнд с Фионой нет-нет, да и напомнят всем о его загадочном исчезновении. Как-то вечером, когда за столом собралось почти все семейство, Оберон, который до этого едва прислушивался к общему разговору, вдруг заявил, что «никто из ...братьев никогда не воссядет на престоле Амбера» (ЗЕ). Говоря так, он указал на Эрика. Эрик весь позеленел и умолк. Этот момент все запомнили надолго.

    За обедом воцарилось молчание, но тут Оберон снова заговорил. Дескать, он надеется, что Корвин не стал жертвой грязной игры кого-либо из здесь сидящих, и сказал, что почти наверняка решил назначить Корвина своим преемником. И кто бы ни был убийца, его ждет страшная кара, поскольку он повинен в смерти престолонаследника. И злодеяние, если таковое свершилось — это и братоубийство, и политический шаг. Всех ошарашило такое заявление, и Брэнду оно ох как не понравилось. Теперь Корвин как никогда мешал ему на пути к власти, поэтому нужно было срочно «похоронить» братца. Вот почему Брэнд уговорил братьев воздвигнуть Корвину склеп — пустую гробницу, где упокоятся его останки, если когда-нибудь будут найдены. Тем самым он почти убедил остальных, и прежде всего отца, в том, что Корвина нет в живых. Сам же по-прежнему сильно желал получить подтверждение смерти брата. Как-то с восходом луны он поднялся с вершины Колвира в призрачный небесный город Тир-на Ног`тх. Позже он поделился с Фионой тем, что ему там открылось: Корвин жив и вернется в Амбер, неся с собой смерть и разрушение. Видения, обступившие Брэнда в призрачном городе, были туманны и зыбки, но он чувствовал: они не лгут и Корвин в самом деле жив.

    Брэнд зачастил в Тени, что не укрылось от глаз остальных. Первым заподозрил неладное Джулиан, наблюдая за братцем, который то был необычайно мил, то вдруг злился, то исчезал, то вдруг неожиданно вырастал за спиной, а то о чем-то шептался с Фионой. Как раз последнее и заставило Джулиана, который всегда питал к Фионе симпатию, как следует призадуматься. Не хотелось верить в сговор Фионы с Брэндом, но, скорее всего, так оно и было. Джулиан высказал свои подозрения Эрику, и они вместе решили проследить за Брэндом.

    Брэнд, должно быть, заметил слежку, к тому же его сильно тревожила возможность возвращения Корвина. Но, если уйти в Царство Теней, можно разом избавиться от двух зол: однажды глубокой ночью, лежа в постели, Брэнд пожелал прямо оттуда перенестись, куда провидение пошлет. Не получилось, хотя он чувствовал, что вполне могло получиться, будь у него побольше умения. Он встал с кровати, оделся и тихо выскользнул из дворца. Купив в городе все необходимые принадлежности, Брэнд торопливо набросал пейзаж одной из Теней, о которой слыхал от отца, но своими глазами не видел. Однажды Оберон в красках описывал край густых лесов, что показался тогда юному Брэнду истинным чудом. Порывшись в памяти. Брэнд перенес на лист бумаги все, что помнил. Закончив, он сумел, призвав на помощь силу Огненного Пути, войти в рисунок и очутился в той самой Тени. А набросок так и остался лежать, приколотый кнопкой в столешнице в маленьком кафе на одной из городских улочек.

    Покинув Амбер, Брэнд решил делом проверить то, чему научил его старик Дворкин.

    Поработав с самой структурой Тени, он создал силу, что по его приказу обрушивала бы на Колвир жестокие бури и смерчи. С самого начала его работы за ним кто-то следил. Брэнд ничего не замечав ровно до тех пор, пока сильнейший ливень не пролился ему прямо на макушку и не промочил насквозь. Оглядевшись. Брэнд заметил даму в струящейся накидке. Глядя на него, леди откровенно потешалась. Рассвирепев, он послал в нее грозовой разряд, но она его отразила. Так завязалась жестокая битва чародеев. Можно только гадать, что за силы с демонической яростью насылали они друг на друга, только к концу битвы оба были в крови от ран.

    Усталые, они объявили перемирие. Присев на землю передохнуть, разговорились, приглядываясь друг к другу. Ее звали Джасра. Умна, иронична и хороша собой — такой она показалась Брэнду. Джасра же нашла его чересчур самонадеянным, высокомерным и в то же время до странности одиноким. Перемирие переросло в прочный мир — они полюбили друг друга.

    Страна звалась Кашфои, и Джасра была ее королевой. От леса, где Джасра и Брэнд повстречали друг друга, до ее замка было рукой подать — там, в замке, они вскоре и обвенчались. Джасре хотелось закатить пир на полкоролевства, но Брэнд настоял, чтобы церемония была тихой и немноголюдной. Джасра уступила его пожеланиям, поэтому на свадьбе был лишь узкий круг придворных да дворцовые слуги. При жизни Брэнда ни одна живая душа в Амбере ни сном ни духом не ведала о его женитьбе.

    Как-то вечером, когда они ужинали вдвоем, Джасра рассказала Брэнду об одном любопытном месте — средоточии великой силы. Источник энергии, или Фонтан Черного Камня, находился в колдовской цитадели, что звалась Стражем Четырех Миров. Возник­ший при слиянии четырех теневых миров Фонтан извергал мощный поток чистейшей энергии — другого такого места нельзя было сыскать нигде. Тот, кто прошел через ритуал омовения в его огненных струях и уцелел, сам становился воплощением магиче ской силы. До сих пор это сумел сделать лишь один — старик-колдун Шару Гаррул.

    Само собой, Брэнд сильно заинтересовался Стражем и долго еще о нем расспрашивал. Вызнав у Джасры все, что она знала сама, Брэнд попросил у нее провести его в Страж. Она пыталась его отговорить, убеждая, насколько опасен Шару. Наверное, Брэнд настоял бы на своем, если бы к тому времени Джасра не ждала от него ребенка. Пока она вынашивала чадо, Брэнда вдруг опять обуяла жажда странствий. Он покинул на время Джасру, чтобы вновь прошвырнуться по Царству Теней. А кроме того, навестил Фиону, которая свела его кое с кем из своих знакомых — благородных Лордов из Владений Хаоса. Заранее трепеща перед ними, Брэнд подивился их миролюбию. Как оказалось, Лорды слыхали о нем и готовы были завести дружбу. И все же Брэнд осторожничал и держал дистанцию. Во всяком случае, он отказался сопровождать Фиону в поездке по Владениям и отправился дальше. В одном из странствий он, говорят, столкнулся со старым знакомцем — Призрачным Кузнецом. Произойти это могло где угодно, совсем не обязательно в Тир-на Ног'тхе. Получив, к примеру, не­сколько капель крови принца Амбера, Кузнец вполне мог обрести материальность, что позволило бы ему время от времени покидать небесный город. Случилось так, когда Брэнд впервые встретил его, или нет — неизвестно. Так или иначе, но из странствий по Теням Брэнд привез меч, что назывался Вервиндль.

    Когда Брэнд вернулся в Кашфу, во дворце уже подрастал мальчуган — его сын. Джасра дала ему имя Ринальдо и многое рассказала об отце. Мальчишка обожал Брэнда. А Брэнд надолго превратился в любящего папашу и все свободное время проводил с Ринапьдо. Джасре хотелось, чтобы Брэнд навсегда остался с ними и правил Кашфой, ему же этого было мало. Он не переставал думать об Амбере, о Подлинном Мире, который мечтал сделать своим — на меньшее он был не согласен.


    "Воля - это то, что помогает победить, когда разум говорит, что ты повержен."
     
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Брэнд
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
    При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
    Tolkienists.Ru©2008-2020
    Счетчики:
    Яндекс.Метрика

    Партнеры:
    Связаться с нами:
    Обратная связь

    Оставить отзыв:
    Гостевая книга



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
    Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
    При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
    Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2020
    Правила сайта Баннерообменник
    Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
    На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
    Кое-что об авторских правах

    )\