1. Вход
    
Главная страница | RSS
    
Последнее подслушано: Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
Последние обновленные темы:
Администратор:
Admin, Elvenstar

Модераторы:

Elvenstar - энциклопедия Арда
Korvin - энциклопедия Амбер
a href='/index/8-1604'>Art-ek - энциклопедия Гарри Поттер
  • Сериалы (217)
    Артур | 15 Мая 2019 15:31
  •  
    Цитата:
    Время сервера: 23:39

    Дата: 06 Июня 2020
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Эрик
    Эрик
    Korvin Дата: Суббота, 30 Апреля 2011, 22:14 | Сообщение # 1
    Генерал
    Группа: Эльф
    Сообщений: 782
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Эрик



    Корвин: "...Эрик. Красивый мужчина по любым стандартам, с волосами настолько черными, что они даже отливали голубизной. Борода курчавилась у всегда улыбающегося рта. Он был одет в простой кожаный камзол, кожаные же чулки, плащ-накидку и высокие черные сапоги, на красном поясе висел серебряный меч, скрепленный большим рубином, а высокий стоячий воротник и манжеты были тоже оторочены красным. Руки его, с большими пальцами, заткнутыми за пояс, выглядели сильными и уверенными. Пара черных перчаток свисала с ремня у правого бедра. Это он пытался убить меня в тот день, и чуть было не преуспел в своем намерении. В глубине души я чувствовал страх."

    "...Тогда он кинулся на меня, отбросив назад, и я почувствовал, что несмотря на мое искусство, он все же сильнее. Возможно, он был одним из самых великих фехтовальщиков, с которыми я когда-либо имел дело. Внезапно у меня возникло чувство, что я не смогу победить его. Я стал отбиваться, как сумасшедший, шаг за шагом отступая назад по мере его неумолимого наступления. Оба мы несколько веков были учениками самых великих мастеров меча. Самым великим и непревзойденным из всех был мой брат Бенедикт, но его не было рядом, чтобы помочь - так или иначе. Я схватил со стола какие-то мелочи - первое, что попалось под руку - и бросил в Эрика. Но он быстро нырнул и продолжал наступать так же стремительно, а я стал постепенно отходить левее, делая круг, но все время видел кончик его меча у своего левого глаза. И я был испуган. Он фехтовал блестяще. Если бы я не так ненавидел его, то зааплодировал бы такому искусству."

    Синие / черные волосы, бородат, очень красив.
    Цвета одежды: красный и черный.
    Символ - пара пересеченных мечей на фоне полной луны в полностью черном небе.

    Единственный король Амбера, умерший в битве, Эрик провел большую часть своей взрослой жизни, строя планы, как бы дорваться до трона. Усилия, конечно, имели свою цену, и для Эрика этой ценой стала паранойя, граничащая с психозом. Его ненависть к Корвину была, наверное, самой сильной в королевской семье Амбера, со временем она привела к самому поспешному действию из всех - его само коронации королем Амбера . Это действие более чем любые другие повлекло его поражение. Тем не менее, на поле брани он показал свою любовь к Амберу, отдав могущественный Талисман Закона, единственную вещь, что могла бы спасти Амбер, злейшему, но единственному, из своих врагом, кто был ее достоин.

    Мертв, убит при защите Амбера.

    Принц и регент Амбера, провозгласивший себя королем во время официальной процедуры коронации, когда король Оберон загадочным образом исчез из Амбера. Эрик был старшим сыном Оберона и Файеллы. В то время Оберон еще не развелся с Цимнеей (Климнией), матерью Бенедикта, и гак и не признал Эрика законным наследником, а потому притязания последнего патрон всегда были довольно сомнительными. Когда Оберон расторг брак с Цимнеей и все же женился на Файелле, она родила ему еще двух сыновей — двух законных претендентов на престол: Корвина и Кейна.

    Царствовал Эрик в Подлинном Городе недолго, причем в смутные времена, однако он успешно отражал участившиеся нашествия доселе невиданных тварей из Теней. Несмотря на все более мощные вторжения внешних врагов и на постоянную грызню за трон между родственниками, Эрик как-то умудрялся поддерживать мир в Амбере ради спокойствия своих подданных. Он пал в бою за свое королевство.

    Надо отдать должное Эрику — мальчуганом он был прехорошеньким, чем и расположил к себе Оберона. Король относился к Эрику как к родному, хотя и не мог признать его законным наследником. И все из-за выгодного для Амбера торгового соглашения, которое Оберон обсуждав тогда с влиятельными сановниками того самого теневого королевства, откуда была родом Цимнея. По условиям соглашения он не имел права признать наследником ни одною из своих отпрысков от предыдущего брака. Как бы то ни было, но, между нами говоря, Оберон отдавал маленькому ангелочку немало любви и внимания.

    Эрик вырос настоящим красавцем. Волосы черные, как вороново крыло, аккуратная кудрявая бородка, вечно улыбающиеся яркие губы. Черный и красный — таковы были цвета Эрика. Он любил кожаные куртки и штаны, носил простой черный плащ на алой подкладке, капюшон плаща тоже был отделан красным.



    На широкой красной портупее висела отделанная серебром сабля, рукоять которой была украшена крупным рубином. Руки мощные, крупные: он был одинаково опасен для противника как в поединке с оружием, так и в рукопашной.

    Детство Эрика прошло в Замке Амбера в играх с его родными братьями Кейном и Корвином. К девчонкам его тянуло ничуть не меньше, и он немало времени проводил в обществе своей сводной сестрицы Флоры. В то же время от Ллевеллы, незаконной дочери Оберона, которую тот все же признал, Эрик держался подальше, поскольку сам этот факт его всегда уязвлял. Повзрослев, Эрик недолго послужил в королевской кавалерии, а затем ушел во флот. Ему нравилось странствовать по морям, омывавшим ее берега, и заходить в портовые города. Служа во флоте, он водил торговые корабли в Царство Теней, но всякий раз сильно тосковал вдали от Подлинного Мира. Однажды Эрик даже явно захворал с тоски, когда ему случилось надолго задержаться в порту в какой-то дальней Тени. Он продолжал служить во флоте, пока не кончился срок, но с тех пор редко уходил в Тени.

    Оберон следил за тем. чтобы сыновья его научились стоять за себя и могли дать отпор врагу и клинком, и голыми руками. Точно так же, как Бенедикт, Корвин и Кейн, в юности Эрик учился фехтованию у лучших мастеров, каких удавалось найти в Амбере. Приглашали учителей и из Теней. Братья научились искусно владеть клинком, причем Эрик превзошел Корвина, хотя и не сумел победить Бенедикта в товарищеском поединке. А еще он был неплохим борцом и мог с легкостью положить на лопатки любого бойца своими могучими ручищами. Из всех братьев один лишь Кейн отважился померяться с ним силой, но, проиграв, даже не просил о реванше.

    Пока братья странствовати по Теням, Эрик оставался в Амбе-ре. Когда пришло время, Дворкин помог ему пройти посвящение Огненным Путем, как помогал каждому из отпрысков Оберона. Пройдя по Пути, Эрик должен был по своему желанию выбрать место, куда ему больше всего хотелось бы перенестись. Он мысленно попросил Путь перенести его на виноградники, что раскинулись к востоку от Подлинного Города, а через несколько дней своим ходом вернулся домой с корзиной «Лучшего Бейли».

    Спортсменом Эрик был отменным. Бывало, вихрем он проносился верхом по улицам Амбера, состязаясь в скорости с братьями и дружками из местной «золотой молодежи». Охотился с луком и стрелами, увлекался рыбной ловлей, ходил под парусом, бился на палках. Городские состязания Эрик не пропускал и обычно присутствовал на них как зритель, но бывал особенно доволен, когда его приглашали в них поучаствовать. Это вызываю восторг у простого люда.

    В политике Королевства Эрик участия не принимал, и вовсе не потому, что не хотел. Не раз пытался он расспросить отца о вторжениях странных тварей из Теней, слухи о которых ползли по городу. Король Оберон обычно отвечал скупо, чаще советуясь с Бенедиктом, Кейном и Блейзом. Возможно, Оберон чувствоват. что Эрик не создан быть полководцем, а потому предпочитал не приглашать его на военные советы.

    Когда-то давным-давно королю Оберону пришлось сразиться с хорошо организованной армией всадников из Генеша. Это были злобные гадкие варвары с арбалетами и мечами, перемещавшиеся на живых шарах. Безжатостно разорив несколько деревень в окрестностях Амбера, они угрожачи Подлинному Городу. Во главе амбсрской армии король поставил своего старшего сына Бенедикта, и тот мастерки доказал, что способен защитить Королевство. С самого начата войны с Лунными всадниками, когда Оберон с Бенедиктом разрабатывали стратегию кампании, Эрик рвался в бой, дабы проявить себя. В ответ на просьбы отец приказал Эрику взять на себя командование королевской дворцовой гвардией — войско это нужно было на тот случай, если Лунные всадники прорвут линию обороны. Но не успел Эрик развернуться, как Бенедикт остановил врагов на перевате за Арденским лесом. Почти всеварвары были уничтожены, а те немногие, что осталиеь в живых, спаслись бегством и никогда больше не возвращались.

    Похоже, именно в этот момент Эрик и затаил обиду на отца. В войне с всадниками из Генеша Джулиан со своими патрулями помогал Бенедикту держать оборону, Корвин и Блейз защищали окраины Амбера, Кейн возглавил флот — его боевые корабли охраняли побережье. Все братья так или иначе принимали участие в войне, и только он, Эрик, остался в стороне. Его унизили подобным назначением — и этот осадок навсегда остался у Эрика в душе.

    Он вознамерился упрочить свое положение при дворе. Эрик устраивал вылазки в город, брал с собой Джулиана и Кейна, щедро угощал их и потчевал развлечениями. Дамочки к Эрику так и липли, он же, угождая Кейну с Джулианом, изо всех сил старался перетянуть их на свою сторону. Когда братья прониклись к Эрику уважением, он настроил их против Ллевеллы, постоянно твердя, что сам факт признания ее законнорожденноети унижает его — он-де о подобном не мог и мечтать.

    Эрик то и дело упрекал Ллевеллу, язвил, порой братья вторили ему, и тогда она решила вернуться туда, где родилась, — в Ребму. Письменных свидетельств тому нет, но травля, которой Эрик подверг сестру, и породила ту неприязнь, что испытывала к нему королева Моэри.

    Братья поддерживали Эрика, король же все чаще заговаривал об отречении. Сначала Оберон просто бурчал, но Эрик всерьез насторожился. Бенедикта престол не прельщал, он недвусмысленно дал понять братьям, что не поддержит ни одного из претендентов, покуда жив отец. После Бенедикт отбыл из Амбера и осел в какой-то Тени, где, возможно, обрел покой. И хотя при Обероне Эрик не мог открыто провозгласить себя наследником, он заручился тайной поддержкой Флоры, Кейна, Джулиана и юного Джерарда, который ни в чем не хотел отставать от Кейна.

    Принц Корвин, как и раньше, поддерживал отца и считал, что в случае отречения тот должен назвать своего преемника. Впрочем, нельзя сказать, что Корвин не имел никаких амбиций: он-то как раз и считал себя первым законным претендентом на престол, но против воли отца идти не желал. У Корвина с Эриком произошла крупная ссора — как всегда, из-за права наследования. Корвин стоял на том, что Оберон, если и надумает отречься, сам должен провозгласить имя наследника. Эрик возражал, дескать, поскольку панаша с этим не спешит, то он, Эрик, и должен по праву воссесть на трон, раз уж пришла пора Оберону выйти из игры. Мол, пора отцу на покой — стал он рассеян, будто мысли его какие-то постоянно гложут, да и в Тени в последнее время слишком уж зачастил — буркнет что-нибудь напоследок и был таков, а каково королевству без короля?

    Несмотря на сильные разногласия, Корвин по-прежнему тянулся к Эрику. Да и тот понимал, как много у них общего... И все же однажды, когда Оберон ненадолго отлучился по делам в Тени, у Корвина с Эриком, по свидетельствам многих жителей замка, произошел горячий спор. Затем вроде бы наступило затишье. Встретились, поговорили мирно друг с другом и условились вместе поохотиться в Арденском лесу. Многие видели потом, как они отъезжали с большими луками и колчанами полными стрел, направляясь в сторону леса. Как явствует из «Хроник» Корвина, в лесу они подрались, дабы разрешить вопрос, кто из них двоих более законный наследник. То, что произошло между ними, не было обычным поединком:

    «...Точнее это можно было бы назвать взаимным желанием убить другого. В любом случае дрались мы долго. В конце концов Эрик одолел и захотел стереть меня в порошок... Эрик не стал убивать меня. Очнулся я в Царстве Теней, на Земле, вместе, именуемом Лондоном. Вокруг свирепствовала болезнь, но я справился с нею. Столетия провел я в этом призрачном мире, пытаясь понять, кто я» (РА).

    Трудно сказать, с какими намерениями пошел Эрик на брата в Арденах. Как бы то ни было, он не хотел, чтобы ему приписали смерть Корвина. Потому-то Эрик и забросил брата в Царство Теней — туда, где его ждала скорая и почти неминуемая гибель. Вернувшись домой. Эрик сказал: дескать, они с Корвином малость повздорили, и тот в гневе отбыл в Тени. Он надеялся, что Кейн и Джулиан, как всегда, смолчат, а позже, если понадобится, замолвят за него словечко.

    Что и говорить, слова Эрика никого не убедили, и у многих зародились подозрения. Днями позже вернувшись в Амбер. Оберон молча выслушал всю эту историю и сильно встревожился. Напрасно Бенедикт, который в ту пору возвратился домой из странствий, вместе с братьями не раз и подолгу пытался связаться с Корвином через карту. Время шло, от Корвина не было ни слуху ни духу, и Бенедикт решил поискать его в Царстве Теней. За ним последовали Брэнд с Джерардом, чуть позже — Джулиан, Кейн и Рэндом. Каждый отправился своей дорогой, и все вернулись ни с чем. Позже Бенедикт намекнул, что почти все они, включая и его самого, пустились на поиски с одной только целью — найти доказательства того, что Корвин и в самом деле погиб от руки Эрика. Правда, у других — особенно у Джулиана, Кейна и Джерарда — были свои планы: очень уж им хотелось вырасти в глазах Оберона и усилить свои позиции.

    Много позже из разговора с Брэндом Корвин узнал о том, что происходило в его отсутствие.

    В «Хрониках» Корвин представляет ситуацию в точности так, как ее изобразил Брэнд:

    «...Отец подозревал, что к этому приложил руку Эрик, но доказательств не имел. Ну а мы провоцировали и эксплуатировали это чувство — там словечко, сям словечко, еще и еще. Годы шли, тебя никак не удавалось разыскать, и все сильнее казалось, что ты и в самом деле умер. Неприязнь отца к Эрику росла с каждым днем. Как-то вечером, когда за столом собрались почти все наши, я завел какой-то совершенно нейтральный разговор, и отец заявил, что никто из нас, братьев, никогда не воссядет на престоле Амбера. Говоря это, он не спускал глаз с Эрика. Ты знаешь, как папаша умел порой посмотреть. Эрик зарделся, будто солнце на закате, у него, похоже, кусок в горле застрял. А потом папаша пошел дальше, гораздо дальше, чем все мы ожидали и хотели. Честно тебе скажу — не знаю, для чего он все это выложил: не то дал волю чувствам, не то действительно говорил, что думал. А сказал он, что почти наверняка решил назначить тебя своим преемником, а потому твое исчезновение принимает очень близко к сердцу. Он не заговорил бы об этом, если бы не был уверен в том, что тебя нет в живых» (ЗЕ).

    После таких слов Оберона между братьями возникло нечто вроде молчаливого заговора против Эрика, дабы тот все время находился у отца под подозрением. Полагая, что Корвин, должно быть, и в самом деле умер, братья решили поставить склеп. Король и раньше не особенно тянулся к Эрику, а с того момента и вовсе перестал его замечать. Эрик, по существу, чувствовал себя изгоем в собственном доме.

    На какое-то время все, похоже, отвернулись от Эрика. Даже Флора старалась не встречаться с ним во дворце, полагая, что он вполне мог расквитаться с Корвином. Отчасти из-за этого она и решила удалиться в Тени. Между тем, и один прекрасный день Эрик обнаружил, что Джулиан был и остался его верным товарищем, потому как не к Оберону пришел, а к нему, по делу, которое казалось действительно важным. Братец Брэнд втайне от всех проворачивал какие-то делишки, что и встревожило Джулиана. У Брэнда внезапно проявились невиданные способности — ни один из родственников ничем подобным похвастать не мог. Джулиан был в полном смятении. Брэнд, например, сумел прямо из дворца перенестись в Тени, причем, как уверял Джулиан, без всякой карты. Все, что знал Джулиан, то и выложил. Эрика в душе слегка покоробило — понял он, что за беспокойством братца отчасти стоит банальная ревность. Как оказалось. Брэнд исчезал из дворца не один, а с сестрицей Фионой — Джулиан не раз замечал во дворце, как они вдвоем шепчутся по углам. Поэтому поначалу Эрик большого значения опасениям Джулиана не придал, но все же решил при случае воспользоваться информацией, дабы, сделав Брэнда козлом отпущения, вновь войти в доверие к родственникам. Манипулируя Джулианом, Эрик плел свою сеть, не выходя из дворца. Вдвоем они сумели перетянуть на свою сторону Джерарда с Кейном и настроили их против Брэнда. За Брэндом установили слежку: каждый из братьев возглавил свою группу шпионов из числа придворных и слуг. Действовали с большой осторожностью втайне от Оберона.

    Брэнд доставлял Эрику массу хлопот: несмотря на все старания братьев, он всегда ускользал от слежки. Как-то утром перед рассветом Брэнд тайком вышел из дворца. Бдительный стражник тут же сообщил об этом Джулиану, который в сопровождении двух придворных последовал за Брэндом. В городе они его упустили — Брэнд вполне мог завернуть в какой-нибудь кабачок или ресторанчик. Через несколько дней малорослый толстяк — хозяин одного из заведений, куда Эрик зашел перекусить, узнал его и рассказал о рисунке, который был оставлен в его закусочной несколько дней назад пришпиленным к столешнице. Только позже до хозяина дошло: человек, что его оставил, — рыжеволосый Брэнд, брат Эрика. Рисунок не сохранился. Хозяин порвал его, ведь посетитель, в котором он поначалу не признал амберского принца, внезапно исчез, так и не расплатившись.

    Возможно, Эрик только бы посмеялся, если бы исчезновение Брэнда не сулило ему остаться в дураках. Пересказав братьям все, что ему удалось узнать, Эрик крепко задумался. Все вместе они, ожидая возвращения Брэнда, решили держать ухо востро.

    В те дни король Оберон по-прежнему игнорировал Эрика, но во дворце устраивались то обеды в честь важных гостей, то дипломатические балы, на которых должны были присутствовать все члены королевского семейства. Во время этих мероприятий Эрику не возбранялось вести светские беседы, однако в сколь-либо важные государственные дела его не посвящали. На одном из приемов Эрик заметил на шее отца кулон с алым камнем и краем уха услышал, что тот называл драгоценность «Судным Камнем».

    Любопытство взыграло, но Эрик не мог прямо спросить у Оберона о Камне, а потому решил сам разведать о нем псе, что можно. Через своих шпионов Эрик узнал, что Оберон прячет Камень в королевских покоях, но где именно, узнать не сумел. Пока Эрик был поглощен поисками хоть какой-то информации о Камне, Брэнд снова дал о себе знать. На этот раз к Эрику явился Кейн и рассказал о том, как, бродя в Тенях, уловил какие-то странные импульсы. Чисто интуитивно Кейн вытащил карту Брэнда — она пульсировала, словно живая. Выслушав, Эрик вынул карту Брэнда и тоже почувствовал сильные толчки. Будто могучие волны обрушивались на берег, «берегом» же в данном случае явно был королевский дворец.

    Вызвали Джулиана и вместе с ним уже молча стояли и следили за картой Брэнда. Воспринимая сигналы, они определили те шесть-семь мест во дворце, где, вероятнее всего, должен был появиться Брэнд. Вызвав в подкрепление вооруженных стражников, разделились, кому и где расположиться в засаде. Оставалось только дождаться появления Брэнда.

    Кейн стоял на посту, когда Брэнд внезапно возник перед ним, шагнув прямо из Тени. Кейн со стражником набросились на него. Другой стражник уже звал дежурившего в холле Эрика. Через минуту Эрик с гвардейцами тоже навалился на Брэнда, который тщетно пытался сопротивляться. Вскоре подоспел Джулиан со своими людьми, и Брэнда отделали до бесчувствия.

    Оставив одного стражника, остальным Эрик приказал вернуться к обычным обязанностям — и чтоб о произошедшем ни слова. Потом они с Джулианом, Кейном и стражником без лишних свидетелей оттащили Брэнда в подземелье. Занесли в камеру и, привязав к койке, ввели ему сильнодействующее снотворное, дабы он не скоро пришел в себя. Эрик приказал гвардейцу выставить пост у двери камеры Брэнда и велел время от времени к нему заглядывать. Так они продержали Брэнда не один год.

    Политическая обстановка в Амбере и теневых королевствах, принадлежавших к Золотому Кругу, заметно оживилась. Оберон еще больше зачастил с визитами в Тени, улаживая многочисленные проблемы по торговым соглашениям. В одном из Теневых королевств воинствующая вероотступница осквернила святыни, и делегация тамошних дипломатов явилась с официальной жалобой к Оберону. Джулиан с Кейном иногда сопровождали отца в поездках в Тени, но на этот раз оба они отбыли каждый со своим поручением в другие королевства Золотого Круга. Все это не могло не сказаться на обстановке в Амбере, и Эрику пришлось успокаивать местных коммерсантов и мелких лавочников. Разумеется, все эти сложности были вполне преодолимы, и Оберон совместными усилиями с принцами и принцессами сумел с ними справиться.

    Эрик по-прежнему удерживал Брэнда в подземелье, но за всеми хлопотами утратил бдительность. Думалось, что, пока Брэнд сидит под замком, одурманенный зельем, он вряд ли способен на очередные выкрутасы. Поэтому Эрик ушам своим не поверил, когда Джулиан сообщил ему, что Брэнд сбежал. Со слов Джулиана, Брэнд избавился от цепей, торопливо набросал интерьер какого-то дома в неизвестной дальней Тени и прямо из камеры шагнул туда. Вдобавок Брэнд ухитрился проделать другой, еще более удивительный трюк. Каким-то образом он отыскал Корвина в той самой Тени в городе Лондоне и по сути упрятал его в психиатрическую лечебницу, что в простонародье звалась «Бедламом».

    Воспользовавшись рисунком, Джулиан последовал за Брэндом в ту Тень. Джулиан сумел помочь Корвину выйти из лечебницы, но позже они потеряли друг друга на улице в толпе. В лечебнице спохватились и пустились в погоню. Уходя от преследователей, Джулиан вернулся в камеру Брэнда в подземелье амберского замка. Он сразу же направился к Эрику доложить обо всех этих чудесах.

    В то время как Брэнд продумал и осуществил свой побег, Эрик вплотную занялся делами в Амбере. Из-за противоречий в торговых договорах с Тенями, допущенными в Золотой Круг, амберские купцы волновались все больше. А поскольку Оберон постоянно был в отлучке, Эрику волей-неволей пришлось разбирать их жалобы. Он по-прежнему принимал живое участие в жизни города, где его хорошо знали, потому-то купцы и явились к нему со своими проблемами. Он попытался пустить в ход всю свою дипломатию, но от купцов было не так-то просто отделаться. Пришлось Эрику попотеть, объясняя им тонкости политики Оберона. Всякий раз, когда король Оберон отбывал из страны с официальным визитом, Эрик, пользуясь случаем, проникал в его комнаты. Слуги не раз видели, как Эрик выходил из отцовских покоев. Думал, наверное, что Оберон вряд ли возьмет Камень с собой в Тени.

    Именно тогда Эрик и обнаружил часть отцовских заметок о свойствах Камня.

    Когда Джулиан поведал ему о побеге Брэнда и о своем маленьком приключении в Тени Земля, Эрика не столько озаботило исчезновение беглеца, сколько известие о том, что Корвин остался жив. Правда, Джулиан предположил, что это мог быть ненастоящий Корвин — мол, Брэнд мог исказить Тень, а потому он, Джулиан, принял одного из обитателей Бедлама за Корвина. И все же Эрик сильно заволновался и долго еще не мог забыть о том случае.


    "Воля - это то, что помогает победить, когда разум говорит, что ты повержен."
     
    Korvin Дата: Понедельник, 02 Мая 2011, 15:56 | Сообщение # 2
    Генерал
    Группа: Эльф
    Сообщений: 782
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Прошли годы. Однажды летом Флора на время заглянула в Амбер погостить и, как ни в чем ни бывало, поприветствовала Эрика (он же раздумывал, не держит ли сестрица камень за пазухой — когда они виделись последний раз, она считала его братоубийцей). Флора рассказала о том, как жила в Тени Земля — все больше в Париже, во Франции, в самый волнующий период ее ис­тории. Как бы невзначай, но с улыбкой, она упомянула о том, как столкнулась с Корвином на вечеринке у некоего мсье Фуко. Думала, Эрик взовьется на месте, а он даже в лице не переменился, только спросил, что было дальше. Флора пояснила, что их представили друг другу, правда, Корвин ее не признал. Он утверждал, что зовут его Кордель Фенневаль. Флора засомневалась — то ли перед ней действительно Корвин, то ли его двойник — и она решила порасспросить о нем. Кое-кто из знакомых Фенневаля рассказал Флоре о его удивительной силе и других необычных способностях, после чего она еще больше уверилась в том, что это и впрямь Корвин.

    Эрик выложил Флоре, что произошло между ним и Корвином в тот день, когда тот исчез. Выходит, Корвин жив... И добавил, что всегда подозревал, что так оно и есть. Эрик взял с Флоры клятву молчать и спровадил обратно на Землю шпионить за Корвином. О состоянии его здоровья Флора должна была регулярно докладывать Эрику. Пока Корвин не вспомнит, ни кто он есть, ни откуда, пусть себе живет в Тени Земля.

    Время шло, а Эрик, как и подобает принцу, продолжал служить на благо Королевства. Замещая отца, он встречался с послами из Теней, принимал официальных гостей, а в присутствии Оберона от его имени улаживал многочисленные внутренние дела. Исполнял все добросовестно, стараясь загладить перед отцом прошлую вину. Оберон, разумеется, мог и намекнуть Эрику, дескать, ему известно, что Корвин жив, но не делал этого. И все же он как будто простил сына, потому как одобрял его участие в делах Королевства.

    Эрику продолжали доносить о каждом шаге Фионы. В основном этим занимался Джулиан, который с еще большим увлечением следил за перемещениями сестрицы. Джулиан то и дело оправдывался, мол, опасается, как бы Брэнд не вернулся и не навел на всех порчу. У Эрика же интерес Джулиана к делам Фионы по-прежнему вызывал легкое отвращение. Что действительно волновало Эрика, так это весточки от Флоры, которая постоянно жила на Земле. Она докладывала обо всех переменах в том мире, но Эрика беспокоило только одно — как бы Корвин не начал вдруг что-то припоминать. Флора уверяла Эрика, что это невозможно. Корвин много странствовал на Земле, сражаясь на стороне то одного, то другого из населяющих ее многочисленных народов — такая жизнь его, похоже, вполне устраивала.

    Вскоре, после того как Эрику донесли о том, что Брэнд тайком наведался в свои покои в королевском дворце, в Амбер все чаще стали проникать из Теней существа незнакомые и опасные. Правда, тогда Эрик одно с другим не связал. Войска Оберона были по­стоянно в состоянии боевой готовности на случай, если враги попытаются осадить город. Много позже Флора так рассказывала Корвину об этих необъяснимых вторжениях:

    «Проникновение сюда странного и незнакомого для нас никогда не было секретом. Что еще сказать? Ну, например, за несколько лет до твоего возвращения таких проникновений стало больше, и почти всегда сюда попадало что-то опасное. Чаще всего в Амбер попадали знакомые существа из непосредственно примыкавших к нему Теней. Но время шло, и сюда стали проникать существа из все более далеких миров. Чем дальше, тем больше среди них попадалось совсем уж неведомых. Причину такого неожиданного вторжения понять было невозможно, хотя мы довольно-таки старательно искали отклонения, способные его вызвать» (ЗЕ).

    Пока Оберон искал причину непонятных вторжений тварей из Теней, Эрик снова вспомнил о Судном Камне. Нельзя ли с помощью заключенной в нем силы навсегда отпугнуть чудовищ от Амбера?

    Джулиан вспоминал, как Эрик рассказывал ему о некоторых свойствах Камня. Эрик прямо не сказал, что хотел бы владеть волшебным Камнем, но заметил, что тот, кто его носит, приобретает могущество. Джулиан не возражал: раз так, то пусть папаша и держит его при себе.

    Угроза вторжения из Теней постоянно висела над Амбером. Атмосфера накалилась еще больше, когда однажды утром Оберона не оказалось в собственных покоях. Накануне вечером, когда Эрик и остальные родственники в последний раз видели Оберона, все они как всегда мирно ужинали, говорили о пустяках. Ничего необычного, разве что отец был немного рассеян, но на это тогда не обратили внимания. Эрик, а с ним Кейн, Джулиан, Блейз, Джерард, Фиона и Дейрдре заканчивали десерт, Оберон поднялся и вышел из комнаты. Мысли его где-то витали — даже спокойной ночи не пожелал. Тарелки давно опустели, но Эрик, братья и сестры засиделись за разговором — никто никуда не спешил. Затем один за другим, извинившись, встали из-за стола, и каждый, надо полагать, пошел к себе — спать. Эрик с Джулианом вышли из столовой последними. А наутро обнаружилось, что Оберон исчез, даже постель его оказалась несмятой.

    Неприятностей меньше не становилось: с одной стороны, твари из Теней продолжали проникать в Подлинный Город, с другой, Амберу пришлось разорвать торговые соглашения с некоторыми королевствами — членами Золотого Круга, и все же катастрофа без Оберона не разразилась. Долго еще все думали, что он внезапно уехал по делам. Все решили, будто он нашел способ, как покончить с нашествием тварей из Теней и поспешил испытать его.

    Эрик и братья как и раньше справлялись с государственными делами, при этом ни один из них порядков своих не вводил и прав на трон не заявлял. Эрик решал государственные дела во дворце, Джулиан со своими патрулями охранял Арденский лес, Кейн с Джерардом во главе флота патрулировали побережье, Блейз муштровал королевскую кавалерию, заранее готовя ее встретить врага, если тот нарушит границы Подлинного Мира. Так проходили месяцы.

    Минуло полгода, вестей от отца все не было, и Эрик с братьями забеспокоились, не случилось ли с ним чего. Его исчезновение было столь неожиданным, что все они сошлись в одном: должно быть, отца обманом выманили из Амбера и удерживают теперь в какой-нибудь Тени. Возможно, его похищение — дело рук все той же группировки, что открыла чудовищам путь в Амбер. Все эти полгода принцы и принцессы изо дня в день пытались связаться с отцом при помощи волшебной карты. Оберон не отвечал. Прошло уже много времени, и все они со страхом думали, жив ли отец.

    К тому же Эрик, похоже, боялся, как бы его не обвинили в похищении и убийстве отца, но Джулиан готов был поручиться за него перед остальными. Джулиан искренне верил, что ничего такого Эрик не совершал, хотя бы потому, что в день отъезда отца они засиделись вместе до поздней ночи, вдобавок он хорошо запомнил слова Эрика. Когда в тот вечер они остались вдвоем, Эрик признался: он-де глубоко раскаивается в том, как поступил с Корвином много лет назад. И не хотел бы, чтобы от него снова отвернулось все семейство. Джулиан поверил тогда в чистосердечность его слов. Даже если учесть, что Эрик чертовски хитер, он ничего не выигрывал от такого признания. Когда расходились по комнатам, Эрик, казалось, и в самом деле устал, и Джулиан видел, как он вошел в свои покои. Все это убедило Джулиана в том, что Эрик не причастен к исчезновению Оберона.

    Когда Оберон необъяснимым образом исчез, Эрик оказался в трудном положении. Он чувствовал, что ему придется самому принимать решения и замещать отца, однако ему не хотелось враждовать с родственниками и местной аристократией. Поспеши он, ни семья, ни знатные вельможи не одобрят его порыва. Стоит им заподозрить, что он, Эрик, спит и видит воссесть на престол, как его непременно убьют. Приходилось учитывать и другое. Возможно, отец просто испытывает его или кого-то еще из возможных претендентов на трон. Оберон мог нарочно уехать из Амбера, дабы издали следить за ходом событий. Если так, то всякие попытки Эрика укрепить престол и взять бразды правления в свои руки позже можно расценить как государственную измену. В случае возвращения Оберона Эрика ожидало нечто похуже отцовского гнева. А это Эрику было ни к чему.

    Прошло более года и Эрик с братьями и сестрами пришли к заключению, что Оберона действительно нет в живых. И все же Эрик не спешил заявить о своем праве наследования, пока никто другой не брал инициативу в свои руки.

    Как-то к Эрику явился Кейн и сообщил, что Брэнд тайно сговорился с врагами, и те пообещали ему помочь воцариться в Амбере. Эрик сильно встревожился. Впервые он понял, насколько опасен Брэнд. Раньше, когда Джулиан предупреждал, что от Брэнда можно ждать чего угодно, у Эрика возникало какое-то двойственное чувство. Тогда ему казалось, будто Джулиан просто ревнует Фиону к Брэнду. Но последние новости принес Кейн, который был уверен в том, что Брэнд заручился поддержкой Лордов Хаоса. Пренебречь этим Эрик не мог — слишком уж очевидной была связь между нашествием чудовищ из Теней и предполагаемым сговором Брэнда с Владениями.

    Эрик с Кейном вызвали на совет Джулиана, дабы вместе решить, как лучше поступить. Понимая, насколько опасен может оказаться Брэнд, Эрик предложил его убить. Джулиан согласился, Кейн же заметил, что в таком случае все они рискуют головой — пособники Брэнда отомстят за него. Если в деле замешаны властители Хаоса, то смерть Брэнда их не остановит. Нужна согласованная стратегия, всем родственникам необходимо объединиться и выступить против общего врага.

    Как и следовало ожидать, Кейн с верным ему флотом и Джулиан, за которым стояли отряды в Арденах, примкнули к Эрику. Эрик, нужно отдать ему должное, умел повелевать и вести за собой, и в королевской гвардии — самой отборной части амберской армии — пользовался большим авторитетом. На гвардейцев равнялась вся армия Амбера. Это были закаленные в битвах ветераны, с честью выигравшие не одну кампанию. Многие из них дослужились до чинов не одной только доблестью, а умом и находчивостью. Поэтому каждый солдат-пехотинец, конник или моряк в Королевстве были всецело преданы принцу, командовавшему таким воинством.

    Джулиан с Кейном смекнули, как выгодно официально короновать Эрика. Братья понимали, что воины сплотятся вокруг Эрика и поддержат его, стоит только им как следует все объяснить. Поначалу Эрик отказывался — боялся, что его устранят. Было бы ошибкой с его стороны провозгласить себя королем, особенно когда неизвестно, жив Оберон или умер. Кейн же нашел компромисс — предложил объявить Эрика регентом, дабы никто не посмел посягнуть на престол, пока не отыщется Оберон и не займет свое место. Регентство вряд ли будет расценено превратно, то есть как захват престола, и в то же время оно объединит Амбер против клики Брэнда. Так и сделали, а народу объявили об этом так, что ни в Амбере, ни в одном из королевств Золотого Круга никому и в голову не пришло считать событие переворотом. Имя Брэнда в официальной речи хоть и не называлось, но о «принце, вхожем в известные круги в Царстве Теней» было выдано столько информации, что любой легко бы догадался, кто стоит во главе преступного сговора против Янтарного Королевства.

    После такого заявления Брэнд становился изгоем общества и уже не смог бы беспрепятственно передвигаться по территории Королевства. Дабы обезопасить себя, Эрик велел заключить Брэнда под домашний арест. Он ясно дал понять, что ни в коем случае не угрожает Брэнду расправой. Брэнд имел право пойти куда угодно, но только в пределах дворца, чтобы все знали, где он в данный момент находится. По приказу Эрика трое стражников были приставлены приглядывать за Брэндом. К тому же Эрик, Кейн и Джулиан сами по очереди следили за его передвижениями. Если Брэнд и был узником Эрика, то узником, который пользовался привилегиями королевского дома, и обращались с ним с подобающей вежливостью.

    Вскоре после того к Эрику явился Блейз. Его не столько возмутило то, как обошлись с Брэндом, а то, что Эрик посмел править Амбером в отсутствие отца. Эрик в гневе вскочил. «А кто бы правил лучше? — бросил он. — Ты?» Блейз долго молча глядел на него, потом обвел взглядом королевскую стражу. А затем спокойно заявил, что не останется в Амбере, пока им правит тот, кто не имеет на это законных прав. Сказал, что уезжает и в тот же день покинет замок. Когда Блейз повернулся, чтобы уйти, Эрик царственным жестом махнул ему вслед, словно сам его отсылал. Блейз вспыхнул, казалось, он готов был броситься и на месте прикончить Эрика, но взял себя в руки и вышел.

    Эрик поддерживал связь с Флорой, которая по-прежнему жила на Земле. Особенно часто они общались, после того как Брэнд раскрыл свои планы Кейну. Провозгласив себя регентом, Эрик больше всего опасался, как бы Корвин не восстановил память и не вернулся в Амбер заявить право на трон.

    По сведениям Флоры, Корвин, похоже, начал что-то припоминать. Теперь он называл себя Карлом Кори — вряд ли это было простым совпадением, слишком уж созвучно оно было его настоящему имени. К тому же он посещал психиатров, обследовался в лучших университетских клиниках Земли. Судя по всему, Корвин «прозрел», то есть давно понял, что он не такой, как все, и пытался выяснить, кто он и откуда.

    Когда Корвин уплыл из Европы в Америку, Эрик, снабдив Флору деньгами, что были в ходу в тех краях в то время, велел ей следовать за братцем и продолжать наблюдение. Под именем Карла Кори Корвин поселился в просторном доме в штате Нью-Йорк, где постепенно завел друзей и чувствовал себя вполне довольным жизнью. И все же, по донесениям Флоры, он много вре­мени проводил один, обычно работая в своем кабинете. Временами он резко срывался и уезжал на неделю-другую, затем так же неожиданно возвращался. Всякий раз, раздумывая над донесениями Флоры, Эрик чуял что-то недоброе.

    Вскоре после того как Эрик был вынужден взять Брэнда под арест, странные создания из Теней стали еще чаще проникать в Амбер. И пусть это были не войска, а разрозненные банды, с каждым разом чудовища являлись все более злобные и омерзительные. Зверолюди хватали и убивали мирных жителей на улице и прямо на порогах домов. Горожане жили в страхе, ожидая их появления. По городу и окрестностям Эрик разослал дружины в помощь местным отрядам по поддержанию порядка. Общими усилиями им какое-то время удавалось сдерживать нашествие, и люди немного успокоились.

    Через Карту Эрик получил от Флоры кое-какие свежие новости о Корвине. Во время очередного отсутствия Корвина Флора сумела проникнуть к нему в дом и порыться в бумагах на столе кабинета. Она показала Эрику небрежно исписанный листок бумаги. Это был список случайно выхваченных из памяти имен. В основном тех, с кем Корвин встречался в Нью-Йорке. Но были там и другие имена: Брэнд, Оберон, Кейн, Блейз, Эрики Корвин. В перечислении их не было никакой закономерности, и имя Корвин ничем не выделялось из остальных.

    Эрик поинтересовался у Флоры, не думает ли она, что Корвин ищет дорогу в Амбер. Флора успокоила: Корвин вернулся, он снова у себя дома. Что, если он хватился того листка? Флора ответила, дескать, она сняла копию, а оригинал еще до возвращения Корвина вернула на место. Эрик задумался. Выходит, память к Корвину пока не вернулась... Впрочем, Флора не могла его не предупредить. Составленные Корвином списки свидетельствовали: в его памяти, похоже, что-то всколыхнулось. Эрик велел Флоре держать его в курсе событий.

    Известия от Флоры удручили Эрика, хоть он и не подавал вида. В Амбере и без того хватало хлопот, и Эрику в тот момент некогда было разбираться с очередным претендентом на престол. Распределив большую часть своих обязанностей между Джулианом и Кейном, Эрик ломал голову над тем, что предпринять, лишь бы только остановить Корвина, не причинив ему при этом вреда. Не подстроить ли что-нибудь эдакое в Тени Земля, чтобы засадить Корвина хотя бы на время?

    Через несколько дней Флора снова связалась с Эриком. Корвин опять уехал, но на сей раз все было иначе. Он просто исчез, даже дорожной сумки не захватил. Флора хоть и не была уверена, но чувствовала: Корвин либо ранен, либо его накачали наркотиками. Флора поинтересовалась у Эрика, не произошло ли в Амбере чего-нибудь такого, что можно было бы увязать с недавним исчезновением Корвина. Пообещав ей выяснить это, Эрик заглянул к Брэнду. Тот сидел у себя и читал книгу, потягивая вино из кубка. Брэнд кивнул и шутя поднял кубок, мол, тост в вашу честь. Беседовать с Брэндом Эрик не стал, но, выходя от него, столкнулся с Джулианом и Кейном. Передал им все, что узнал от Флоры, и велел с Брэнда глаз не спускать — ни на минуту не оставлять без присмотра. Разделились, кто и когда будет стеречь Брэнда, и Кейн первым заступил на дежурство.

    Через некоторое время, один из стражников буквально влетел в покои Эрика. Выпалил, что принца Кейна прямо во дворце едва не растерзало невиданное чудовище, и добавил, что Брэнд исчез из-под стражи.

    Ворвавшись к Брэнду, Эрик увидел на полу мертвое чудовище и сразу догадался, что братец притащил тварь из какой-то дальней Тени. Осмотрев тело. Эрик предположил, что протащить в Амбер такое можно было, только обладая способностями, о которых братья не имели ни малейшего представления. Комнату спешно обыскали, но это ничего не дало.

    Эрик заглянул к Кейну. Возле раненого хлопотали Джулиан с Джерардом. Кейн лежал без сознания, но до прихода Эрика успел рассказать братьям о том, как все было. Стражник, стоявший в карауле вместе с Кейном, подтвердил, что из комнаты Брэнда вдруг вывалилось жуткое чудовище, и Кейну пришлось защищаться.

    Вернувшись к себе. Эрик снова связался с Флорой через карту. О Корвине никаких новостей. Эрик велел сестрице быть начеку — Брэнд мог появиться в любой момент. Флора усомнилась в его причастности к исчезновению Корвина. Эрик же подозревал, что Брэнд давно научился подслушивать их разговоры через карты. Похоже. Брэнд, воспользовавшись своими неслыханными способностями, разведал, что Флора не первый год присматривает за Корвином, и тогда разыскал его для своих собственных целей.

    Прошло еще дня два, но ни о Брэнде, ни о Корвине не было никаких вестей. Между делом Эрик заглядывал к Кейну, который быстро поправлялся. Тогда же Эрику донесли об исчезновении Фионы из дворца. Ожидание было столь мучительным, что Эрик подумывал, не отправиться ли ему самому на Землю. Он уже было почти собрался, когда его срочно вызвали через карту — Фиона из Тени Земля. Она проинформировала Эрика о том, что они с Блейзом поймали Брэнда и поместили его в особую Тень, откуда он теперь вряд ли сбежит. Когда Эрик спросил о Корвине, она сообщила: Брэнд пытался его убить. Фиона выложила все, что знала о похождениях Брэнда: как-то раз, несмотря на надзор со стороны Эрика, Брэнд довольно надолго отлучился из дворца. На Земле, выдавая себя за лечащего врача-психиатра, он упрятал Корвина в санаторий Портера. Там Корзин пробыл два дня и сбежал. В тот же день Брэнд устроил ему аварию, прострелив шины его автомобиля. Корвин остался жив, и его со сломанными ногами и многочисленными ушибами привезли в местный госпиталь. Когда Фиона закончила рассказ, Эрик поблагодарил и намекнул, что будет рад увидеться с ней в Амбере.

    Связавшись с Флорой, Эрик пересказал ей все новости от Фионы. Он велел Флоре ехать в госпиталь и просить врачей, чтобы Корвина перевезли в клинику «Гринвуд». Назвавшись Эвелин Фломель, сестрой Корвина, Флора хорошенько заплатила начальству «Гринвуда», и Корвину все время кололи снотворное. Разумеется, Флора была рядом, контролируя, чтобы Корвин не сбежал.

    Эрик встретился с Джулианом в покоях Кейна, который поправлялся, но был еще слаб. Раз Корвин жив, а злые силы, что вызвал к жизни Брэнд, все еще угрожали Амберу, необходимо было решить, как лучше защитить Королевство. Возможны ли переговоры с властителями Хаоса? Нет, поскольку до сих пор не подтвердилось, что именно они сыграли свою роль в нашествии чудовищ. Они ничем не обнаружили свою причастность к похищению Оберона, и у Эрика нет доказательств их вины. Для безопасности Подлинного Города будет лучше всего объединиться против врагов из Теней. Возможно, в какой-то момент тот, кто стоит за этими вылазками, выдаст себя. Как только это произойдет, как только станет известно, кто враг, он. Эрик, возможно, сумеет его остановить.

    Джулиан предложил Эрику официально назначить день коронации и объявить об этом всем. Эрик воспротивился, опасаясь за свою жизнь. Тогда Джулиан намекнул, что нет лучше способа выяснить, не стоит ли кто из Владений Хаоса за вторжениями чудовищ из Теней. Стоит назначить день коронации, как враги наверняка двинутся на Амбер. Те, кто состоял в сговоре с Брэндом, непременно покажут свое лицо, вот тогда армия и флот Амбера будут готовы отразить их атаку. Эрик хоть и неохотно, но признал, что лучше всего так и поступить.

    Прежде чем начать готовиться к церемонии, Эрик решил оценить свою позицию и посовещаться с теми из родственников, кто был тогда далеко от Амбера. Хотелось знать, станет ли кто-то еще, кроме тех, чье мнение ему было известно, противиться его коронации. Поскольку Кейн еще до конца не выздоровел, Эрик велел Джулиану переговорить со всеми через карту.

    Ни Блейз, ни Рэндом на вызов не откликались. После многочисленных попыток Джулиан добрался до Бенедикта. Бенедикт вообще не хотел иметь с Эриком ничего общего, но и выступать против него в отсутствие Оберона не собирался. Правда, ясно дал понять, мол, если Оберон вернется, Эрику придется освободить престол. Джулиан заверил его, что так оно и будет.

    Позже Джулиану удалось-таки переговорить с Рэндомом. Он отозвался из какой-то дальней Тени, но в разговоре умолчал о том, что он там делает. Ну а Джулиану нужно было выяснить только одно — как братец относится к правлению Эрика в Амбере. Рэндом отвечал уклончиво. Услышав новость о коронации, он вроде бы ничего против не имел и не думал выступать против Эрика. Довольный тем, что Рэндом не представляет никакой угрозы, Джулиан закончил разговор.

    Между тем Эрик уже вел переговоры с Теневыми королевствами, допущенными в Золотой Круг. Перед коронацией необходимо было заручиться их поддержкой. Нужно было наладить отношения и с Ребмой, поэтому, выбрав момент, Эрик связался через карту с королевой Моэри.

    Моэри ответила холодно и без особого интереса, хотя и без явной враждебности. Она не собиралась связывать себя обязательством поддерживать Эрика, но пообещала, что не станет помогать тому, кто пойдет на него войной.

    Эрик намеревался провести церемонию коронации по всем правилам и со всеми формальностями, чтобы Корвин не мог претендовать на престол, лишившись на него всех прав. К несчастью, сам Корвин помешал Эрику поскорее покончить с процедурой.

    Почувствовав, что Флора вызывает его из Тени, Эрик связался с ней через карту. Контакт получился очень слабый, и Эрик догадался, что она пытается пройти через Тени в Амбер. Эрик видел, как какие-то чудовища атаковали Флору в Тени, почувствовал ее страх. Отступая, она передала Эрику, что Корвин бежал из клиники. Сказано было ясно, но у Эрика создалось впечатление, будто Корвин пока на Земле и не успел еще предпринять против него никаких шагов.

    Эрику было бы проще самому перенестись на Землю или даже заслать шпиона в дом Флоры, но из этого следовало бы только одно: пришлось бы прикончить Корвина, дабы тот не мешал его планам. Об этом нечего было и думать. Если Оберон жив и вновь пожелает править Амбером, он охотно уступит ему престол и су­меет оправдать все свои поступки — все, кроме убийства брата, когда тот был абсолютно беспомощен. Нужно принять все меры, чтобы только не пропустить Корвина в Амбер, но он, Эрик, не станет его убивать.

    Тогда Эрик созвал совет. Вместе с Джулианом, Кейном и Джерардом они решили, что если Корвин и будет пробираться в Амбер, то только окольным путем через Тени, чтобы явиться нежданным гостем. Эрик рассудил, что удаленные от Амбера Тени «сами о себе позаботятся» — тамошние чудовища уж точно постараются остановить Корвина. Им же в Амбере нужно выставить защиту в ближних Тенях и чинить Корвину всяческие препятствия, дабы заставить его отступить. Разумеется, если кому-то из братьев подвернется случай захватить Корвина, то так тому и быть, но брать его надо живым. Не убивать... Если только по чистой случайности, чтобы потом можно было оправдаться... Тогда Корвин будет похоронен в его гробнице на склоне Колвира со всеми подобающими почестями. Но это, так сказать, последнее средство.

    Следуя приказу Эрика, Джулиан вернулся к своим отрядам в Арденский лес и патрулировал ближайшие Тени на подступах к Амберу. Джерард командовал частью королевского флота и контролировал подступы со стороны моря на юге, а выздоровевший к тому времени Кейн — на севере.

    Эрик остался в Амбере и раздавал приказания офицерам, командовавшим военными патрулями в окрестностях Колвира.

    Корвина нельзя было ни убить, ни дать ему уйти назад в Тени, поэтому Эрик сплел настоящую паутину из ловушек, сам же засел в самом ее центре. Не надеясь только на Джулиана, охранявшего самый простой путь — главную дорогу в Амбер, пролегавшую через Тени, Эрик приказал своим воинам, отличавшимся кто силой, кто ловкостью, рассеяться по местности и прочесывать те участки, через которые предположительно мог двигаться Корвин. Были среди воинов и оборотни, принимавшие звериное обличье. Корвину будет нелегко ускользнуть от них, когда они возьмут след.

    Принцесса Дейрдре, возмущенная затеей Эрика, потребовала аудиенции. Опасаясь за жизнь Корвина, она высказала Эрику свой протест. Даже если Эрик намерен только задержать Корвина, как с ним поступят дальше? Эрик знал, что Дейрдре симпатизирует Корвину, поэтому решил ее изолировать, чтобы не мешала. Он арестовал ее и запер в одной из камер подземелья, пояснив, что все это — ради ее же собственной безопасности.

    Эрик усилил наряды королевской гвардии в стратегически важных позициях на подступах к замку, но все равно продолжал лихорадочно суетиться. Когда он обозревал с балкона замка северный склон, с ним связался Джулиан. В своем донесении он сообщал, что видел, как Корвин с Рэндомом ехали через Арденский лес на «Мерседесе» через Тень на достаточном расстоянии от Амбера, поскольку мотор продолжал работать. Эрик был раздосадован тем, что Корвину удалось захватить Джулиана врасплох и с таким ценным пленником свободно проехать через лес, но подавил злобу в голосе. По крайней мере, Джулиан, похоже, не слишком много выболтал Корвину, к тому же теперь известно, на чьей стороне Рэндом. И уж в отношении него Эрик не склонен был менять гнев на милость.

    Если он считал себя обязанным сохранить Корвину жизнь, то с Рэндомом мог поступить так, как вздумается.

    Эрик даже обрадовался, что Корвин продвинулся так далеко. Он специально дал Корвину подойти поближе к Подлинному Миру — чтобы у того не было возможности уйти от преследования в Царство Теней.

    Эрик предупредил патрули о том, что Корвин с Рэндомом скоро войдут в Амбер. Солдаты Эрика, приняв звериный облик, все обратились в нюх и слух.

    Пока Эрик ждал новостей, обнаружилось, что Дейрдре бежала из подземелья. За ней была послана погоня. Эрик надеялся, что гвардейцы перехватят Дейрдре раньше, чем ей удастся разыскать Корвина с Рэндомом.

    Вскоре пришло донесение — и оно здорово разозлило Эрика. Шестеро его воинов были найдены убитыми на месте лагеря в лесной долине к югу от Амбера. У потухшего костра в землю был вбит кол, привязанная к нему веревка аккуратно перерезана: похо­же, солдаты кого-то поймали, но не убили, а вели за собой — человека, судя по длине веревки. Вскоре Эрика опять вызвал Джулиан. Его люди наткнулись на трупы трех волков-оборотней. Один был обезглавлен, у другого сломан хребет, и у всех проткнуто сердце одним ударом острого клинка. Джулиан уже послал всадников и пехотинцев в погоню за теми, кто это совершил, подозревая, что это дело рук Корвина и Рэндома. Эрик велел Джулиану идти по следу. За убийство воинов Амбера Рэндома с Корвином можно было бы объявить вне закона — и тогда все средства будут хороши, лишь бы только остановить их.

    За ними охотились два дня, и всякий раз Корвин с Рэндомом ускользали от посланных Эриком поисковых отрядов. По разным приметам, с ними была и Дейрдре. На третий день с утра Эрика вызвал Джулиан. Один из его отрядов обнаружил Корвина, Рэндома и Дейрдре на востоке на берегу моря, на пути в подводный город. Воины, пешие и конные, хоть с ними и не было Джулиана, ринулись в погоню. Четверо всадников спустились за беглецами в морские глубины — вниз по подводной лестнице Файэлла-бионин. Все четверо — ветераны многочисленных походов в Теневые миры, куда водил их Джулиан. И все они (в голосе Джулиана слышалась печаль) приняли смерть, недостойную воина: их тела были просто раздавлены чудовищной толщей воды в морских глубинах. Преследователи были уже близко, когда трое беглецов влетели в арку Ворог Рэбмы.

    На время потеряв Корвина из виду, Эрик переключился на поиски способа положить конец нашествию тварей из Теней и думал, как бы пресечь дальнейшие попытки Корвина прорваться в Амбер и отнять у него трон. Посовещавшись с Джулианом, Кейном и Джерардом, Эрик решил назначить день коронации. Как только о коронации было объявлено, Эрик разослал братьев в наиболее значительные теневые королевства, с которыми Амбер вел торговлю, оповестить тамошних правителей. Готовились вовсю: через каналы, которые братья Эрика должны были временно открыть с помощью волшебных карт, в Тенях могли следить за церемонией коронации. Позаботившись об этом, Эрик немало времени проводил в покоях отца, стараясь как можно больше узнать о Судном Камне. Поиски хоть какой-нибудь информации и привели его в дворцовую библиотеку.

    Корвин был уже там, беседовал со слугой. Разговор между братьями, замешанный на ненависти друг к другу, был недолгим. Должно быть, Эрик уже в полной мере ощутил тяжкое бремя власти и не кривил душой, говоря:

    «— Что ж, теперь мы снова встретились лицом к лицу, Корвин... Я старше тебя и умнее. Если ты намерен решать наш спор в бою, я вполне готов к этому. В случае победы ты, вероятно, полупишь и трон. Что ж, попробуй. Мне кажется, однако, что успеха ты не добьешься. И вообще, мне порядком надоели твои наглые притязания. Ну, давай! Клинок наголо! Посмотрим, чему ты научился в Царстве Теней!» (ДПА)

    Бились жестоко, Корвин навязывал Эрику свою тактику, которой научился на Земле, во Франции. Приемы атаки, неизвестные Эрику, позволили Корвину пробиться через защиту и ранить противника. Но Эрик нашел в себе силы сделать выпад и заставил Корвина отступить. Были моменты, когда Корвин чувствовал, что не может одолеть Эрика. Отчаянно обороняясь, Корвин шаг за шагом отступал к тяжелой двери библиотеки. Он ухитрился быстро задвинуть засов на двери, за что расплатился раной в плечо, но продолжил бой, запугивая Эрика разговорами о том, что тот постепенно слабеет, и его убьет его же рана.

    Подоспевшие прислужники Эрика тщетно ломились в запертую дверь. В глазах Эрика мелькнул страх. Он ушел в глухую оборону и начал отступать. Удары и вопли приспешников смолкли. Эрик сообразил, что они отправились за топорами и собираются выбить дверь. Корвину удалось ранить брата во второй раз. Они продолжали сражаться, подначивая друг друга.

    Понимая, что если продолжать в том же духе, то Корвин в конце концов его одолеет, Эрик отступил, схватил левой рукой несколько книг с ближайшей полки и швырнул в Корвина. Тот отвлекся, а Эрик бросился через всю комнату к стулу, схватил его и, зажав в левой руке, как щит. забился в угол, прикрываясь этим «щитом» и выставив перед собой клинок.

    В этот момент возвратившиеся стражники заработали топорами, ломая массивную створку. Корвин сообразил, что не успеет добраться до Эрика раньше, чем стражники ворвутся в библиотеку. Пробормотав непристойность, он отбежал к противоположной стене, отодвинул панель и, нырнув в тайный лаз. задвинул за собой панель. Эрик понимал, что Корвин не вернется, и напоследок что было силы метнул в него свой меч, не столько из желания убить, сколько в бессильной ярости — клинок из блестящей стали проткнул деревянную панель.

    Когда стражники взломали дверь, Эрик, указав на сдвижную панель с торчащим в ней мечом, послал их в погоню за Корвином. Они ринулись через потайной ход, но гнаться за Корвином было бесполезно — это Эрик хорошо понимал. Без сомнения, улучив минуту, братец перенесется куда-нибудь — ведь теперь у него с собой волшебные карты. Вопрос оставался открытым: кто станет помогать Корвину? Вариантов было несколько, но даже если бы Эрик и угадал, он все равно уже не мог помешать.

    Оставшиеся стражники отвели Эрика в его покои. Он велел вызвать к себе одного из братьев с медицинской сумкой. Вскоре явились Джулиан с Джерардом. Джерард обработал и перевязал раны Эрика. В тот же вечер, когда Эрик был уже в постели, его вызвал через карту Корвин. Эрик тут же вскочил.

    Корвин сказал:

    «— Мне просто захотелось сообщить тебе, что у меня все в порядке... А еще — дать тебе один совет. Насчет дурной головы. Ты был прав. Но, боюсь, тебе недолго осталось носить ее на плечах. Так что берегись, братец! День, когда мы вновь встретимся в Амбере, будет твоим последним. Мне захотелось тебе об этом напомнить: ведь день этот недалек!

    — Что ж, приходи, — ответил Эрик. — Но за твою жизнь тогда я не дам и ломаного гроша» (ДПА).

    И, прежде чем Эрик успел бы что-нибудь предпринять, Корвин разорвал связь. Эрик потом всю ночь не спал, в тихой ярости глядя в потолок.



    "Воля - это то, что помогает победить, когда разум говорит, что ты повержен."
     
    Korvin Дата: Понедельник, 02 Мая 2011, 15:58 | Сообщение # 3
    Генерал
    Группа: Эльф
    Сообщений: 782
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    И в Амбере, и в Тенях все было готово к предстоящей коронации, поэтому отложить ее было нельзя. Эрик приказал Джулиану повсеместно набирать в армию добровольцев, понимая, что Корвин пойдет на Амбер, как только соберет свое войско. А если ему поможет кто-то еще, значит, война не за горами. Договорились, что Джулиан проведет смотр войск и, дабы пополнить армию, организует кампанию по вербовке жителей Королевства. И хотя в Амбер продолжали проскальзывать неизвестные создания из Теней, теперь это случалось нечасто. Те из них, что попадались людям в руки, не проявляли враждебности, а скорее сами были удивлены и напуганы. Их отправляли домой, открывая проход в нужную Тень. Это уже стало привычным делом.

    Стараясь поддержать согласие среди теневых государств Золотого Круга, Эрик задействовал дипломатические каналы, изредка наносил визиты тамошним правителям, чаще сам принимал их делегации в королевском замке. Эрик не любил надолго уезжать из Амбера, но в королевства, допущенные в Золотой Круг, зачастил — за поддержкой. Сплетни при дворе — дело обыкновенное, и вот по дворцу поползли слухи о том, что принц Эрик проводит время то ли с принцессой из соседнего королевства, то ли с сестрой вельможи из какой-то Тени. Была тому причина или нет, но, когда Эрик уезжал с визитом, подобные слухи росли как грибы.

    По возвращении в Амбер у Эрика почти сразу возникло знакомое ощущение — Кейн вызывал его через карту, стоя на палубе корабля. Услышав, что Корвин предложил Кейну сделку, Эрик припомнил, как Брэнд пытался перетянуть паевою сторону Кейна, дабы вместе пойти войной на Амбер. У него, у Эрика, только и было забот, что защищать Амбер от нашествий.

    От Кейна Эрик узнал о военном альянсе между Корвином и Блейзом.

    Кейн предположил, что Корвин с Блейзом станут наступать по двум направлениям: один двинет серьезные части пехоты через Царство Теней, другой приведет корабли по морю. Корвин просил Кейна дать ему армаду в подкрепление и открыть северные проливы для их флотов, а значит, именно Блейз поведет армию по суше.

    В Амбере никто не знает, как все было в подробностях, но Эрик завладел Судным Камнем, в конце концов отыскав его в покоях отца. Теперь он не расставался с Волшебным Кристаллом. Пока Кейн с Джулианом усиливали оборону против братьев-союзников, Эрик готовился уничтожить их, не выходя из дворца, еще во время их похода через Царство Теней. Он сосредоточился на картах Корвина и Блейза. Понаблюдать за ними не получилось, но он чувствовал, что оба пересекают Царство Теней, и сумел довольно точно установить, где именно. С помощью Камня он почти без усилий насылал шквалы и шторма на флот Корвина. Определив через карту местонахождение Корвина. Эрик делал все, следуя записям старого Дворкина, чтобы направить туда энергию Камня.

    Обладая властью над погодой, Эрик чинил Блейзу, который вел свое сухопутное войско, бесчисленные препятствия: землетрясение, лесные пожары, наводнения, ураганы. Испытания отличались куда большим разнообразием, чем на море — на суше с се изменчивым рельефом и растительностью открывался полный простор для фантазии. Более того, обладая теперь достаточной силой, Эрик манипулировал Тенями, через которые двигалось войско Блейза. Эрик мог посылать сигналы, предупреждая население Теней о вторжении армии Блейза. Разъяренные местные жители во всеоружии встречали чужаков, вторгшихся на их землю. Эрик мельком видел бои и испытания, выпавшие на долю Блейза: битву с кентаврами, встречу со странными самоходными боевыми машинами и многое другое. Знал он и о том, что Корвин поддерживает с Блейзом связь через карту. Эрик в редкие разговоры братьев не вмешивался, только следил за ними.

    Затем Эрик связался через карту с Рэндомом, который все еще оставался в Рэбме. Предупредил, мол, ему, Эрику, теперь подвластны все стихии, рассчитывая на то, что Рэндом передаст это Корвину и тем самым задержит его продвижение. Джулиан запросил время на постройку дополнительных укреплений у подножия Колвира, но Эрик считал, что в этом нет надобности. Его больше волновало другое — успеет ли Джулиан собрать свое войско. Для Амбера было крайне важно, чтобы ряды его обороны численно превышали войска, идущие войной на Подлинный Город.

    Когда флот Корвина вошел в воды Янтарного Королевства, Эрик без особых усилий наслал на корабли жестокий шторм, дабы разметать их словно ореховые скорлупки. Столь же мощная буря досталась и Блейзу. Вглядевшись в карты, Эрик с наслаждением отметил выражение ужаса на лицах обоих братьев. Не без удовольствия наблюдал он и разговор Рэндома с Корвином. Рэндом пытался предупредить Корвина, но тот стоял на своем, дескать, слишком далеко он зашел, и назад уже пути нет. Прослушав их разговор до конца, Эрик с волшебной колодой в руке зашагал в свои покои.

    Когда Эрик снова принялся подсматривать за Корвином через карту, удивлению его не было границ — в поле зрения был один только падающий снег. Он рассчитывал увидеть лишь бледные тени кораблей Корвина, идущих к берегам Подлинного Мира, но чтобы картина была такой осязаемой... Эрик воочию наблюдал, как валил снег и бушевала метель на море. Догадавшись, что это Корвин устроил метель, Эрик с помощью Камня сумел ее остановить. В ответ на такую дерзость он решил разбить флот Корвина и наслал на него грозу и шторм. Одновременно он обрушил на войско Блейза страшный ливень. Толи расстояние было слишком велико, то ли Эрик недостаточно умел повелевать Камнем, только Кореи ну с Блейзом удалось пережить его ярость.

    Переговорив с Кейном, когда тот на флагмане вел корабли Амбера против остатков флота Корвина, Эрик понял, что битва близка. Он послал против Корвина еще одну ужасную бурю, надеясь вконец обескровить его флот. Когда корабли все же пробились сквозь шторм. Эрик сосредоточился на карте Кейна, и тот, не прерывая контакт, требовал от Корвина, чтобы они сдавались. Через карту Эрик мог ясно видеть всю картину боя, поэтому он не разрывал контакт и как-то упустил из виду момент, когда Корвин перемолвился с Джерардом, охранявшим южное побережье. Однако Джерард сам связался с Эриком и предупредил, что Корвин, похоже, пытается найти выход из тяжкого положения.

    Эрик, уверенный в своем превосходстве и силой, и духом, все внимание перевел на Корвина. Он копил силы, выбирая подходящий момент, чтобы через карту Корвина парализовать его волю. Полагая, что Корвин устал и подавлен. Эрик надеялся застать его врасплох.

    В тот момент, когда Корвин ненароком открылся, принимая вызов, Эрик изо всех сил мысленно метнул в его мозг воображаемое копье. Эрик вонзал его все глубже и глубже. Превозмогая острую боль, Корвин каким-то образом выдержал и нанес ответный удар. Ослабив нажим, Эрик, уверенный в своей победе, поинтересовался у Корвина:

    «— Каково изволит поживать брат мой?

    -Худо...

    — Достойно сожаления. Если бы сделал милость, возвратился и споспешествовал бы мне в моей борьбе, я бы щедро наградил тебя. Однако теперь уже поздно. Теперь мне досталось лишь одно удовольствие, одна радость: поразить вас обоих — тебя и Блейза» (ДПА).

    Корвин, неожиданно собрав все душевные силы в кулак, обрушил их на Эрика, тот немного отступил под его нажимом, затем нанес ответный удар. В жестоком мысленном поединке каждый впивался взглядом в лицо противника. Пока они силой воли сдерживали друг друга, Кейн пошел на абордаж. Корвин пытался торговаться за жизни своих людей. Эрик наотрез отказался, мотивируя это тем, что стоит ему отвлечься на мгновение и приказать Кейну сохранить жизнь морякам, как Корвин немедленно возобладал бы в их противостоянии. Корвин решил замолвить слово за Рэндома, которого он увлек за собой, но Эрик только позлорадствовал и отказал, заметив, что такое заступничество лишь подтверждает вину Рэндома. Мысленный контакт позволял братьям проникать в мысли друг друга, и Эрик был раздосадован, когда в голове его пронеслась мысль, что если бы Корвин сдался в плен в обмен на свободу своих воинов, потом можно было бы предоставить Кейну возможность с ними расправиться. Пытаясь скрыть раздражение, Эрик еще больше выдал себя. Воспользовавшись моментом, Корвин собрал все душевные силы и обрушился на Эрика. Эрик ощутил страшную боль, но устоял, пытаясь ответить тем же. Он чувствовал, как дикая ненависть Корвина давила на его рассудок. Под ее напором Эрик начал отступать и, в конце концов сдался. «Ты дьявол!» — вскричал Эрик (ДПА) и разорвал контакт.

    Страдая от боли, без сил Эрик бросил колоду и встал из-за стола. Упав на ложе, он еще долго пытался унять боль, терзавшую его мозг.

    Казалось бы, Эрик все свои силы направил против Корвина, но прежде чем затеять с братом мысленный поединок, он постарался уничтожить войско Блейза. Блейз еще не пересек границы Подлинного Мира, поэтому Эрик наслал на него армию теневых всадников. Пока Эрик боролся с Корвином, Блейзу в походе через Тень пришлось выдержать жестокий натиск тамошней кавалерии. Позже, когда Эрик почти успокоился, его вызвал Кейн через карту. Корвин битву проиграл. Когда Кейн брал его корабль на абордаж, Блейз через карту помог Корвину уйти. Эрик хоть и молчал, но считал, что, упустив Корвина, Кейн совершил едва ли не роковую ошибку, которую он, Эрик вряд ли скоро забудет.

    Сосредоточившись на Картах Блейза и Корвина, Эрик почувствовал — они вместе, в одной из ближайших Теней. В ту ночь же ночь он наслал на них чудовищную грозу. Наутро в Тени, где по его ощущениям двигалась армия, все заледенело, повалил снег. Затем на войско поочередно нападали тигры, белые медведи и волки.

    Преодолевая все возводимые Эриком препятствия, армия шла вперед — близился Реальный Мир. Эрик велел Джулиану привести войско в боевую готовность. Неожиданно потеплело, и воины Блейза разбили лагерь. Противник напал на них через несколько часов. Командовал вражеским войском Джулиан. Несмотря на дозорных, люди Джулиана перебили немало воинов на границе лагеря. Остальным Блейз с Корвином приказали бежать в обход атакующих. Многие погибли, остатки армии Корвину и Блейзу удалось собрать уже на пути к Колвиру, до которого еще было далеко.

    Перегруппировав свои силы, Джулиан доложил Эрику об успехах. Весь день его патрули то и дело атаковали измученное войско противника, устало шагавшее вперед.

    Через карту Джулиана Эрик с удивлением и некоторым раздражением наблюдал, как Корвин и Блейз вошли в долину, что тянулась параллельно побережью, войско у них все еще оставалось немалое. Пехотинцы Блейза продолжали двигаться к Кол-виру, Эрик попытался сотворить грозу, и хотя Судный Камень при этом светился вовсю, в Подлинном Мире ливня не получилось. На долину к югу от Арденского леса пролился лишь небольшой дождь. Как ни старался Эрик, те редкие молнии, что сверкали на небе, никому не причинили вреда.

    Распаляясь не на шутку и желая сорвать поход Корвина любой ценой, Эрик прекратил дождь, раздвинул тучи, сквозь которые уже проглядывало солнце. Теперь Эрик уже не видел Корвина с Блейзом, но через карту чувствовал их приближение. Они пробирались сквозь чашу леса, раскинувшегося вдоль долины. Эрик приказал Джулиану послать патруль им навстречу, за лес, к реке Ойзен. Он велел Джулиану обойти лес и расставить лучников в засаде по обеим берегам реки. Джулиан поспешил исполнить приказы Эрика.

    Эрик сосредоточился на карте Корвина. Злость, которую Эрик испытывал к брату, только придавала ему сил. Камень пульсировал у него на груди, когда Эрик собрал всю энергию и мысленно направил ее чуть подальше того места, где ощущал присутствие Корвина. Это должно было начаться позади идущего войска, чтобы отрезать ему путь к отступлению. Эрик чувствовал, как оно начиналось. Огонь охватил иссушенные жарким солнцем кусты. Пламя, питаемое и ведомое яростью Эрика, занявшись, набирало силу. Словно понимая, чего от него ждут, огонь, вскормленный густым кустарником, взметнулся вверх и уже пожирал кроны самых высоких деревьев, подступая к солдатам вплотную. Превратившись в волны жара, стены огня окружали войско Блейза. Воины ринулись вперед, где-то впереди бежали Корвин и Блейз.

    Эрик связался с Джулианом, когда тот уже подошел к реке. Джулиан нарочно держал карту так, чтобы Эрику было видно, как его лучники переправляются через реку. Участок леса, что просматривался с позиции Эрика, был недвижим и тих. Только легкие шорохи — то были всадники Джулиана, ожидавшие в засаде под прикрытием лучников по берегу реки. Минутой позже стая птиц с резкими криками пронеслась к северу над самыми верхушками деревьев. Охваченные паникой волки, олени и зайцы выскакивали из кустов и неслись прочь, игнорируя всадников поблизости. Воздух наполнился дымом. Эрик видел, как желтые языки пламени лизали деревья, подползая все ближе. Джулиан явно отступал от опушки горящего леса, но Эрик по-прежнему мог наблюдать картину происходящего. Узкая река, до истоков которой было всего несколько миль, несла вперед к морю воинов Блейза. Эрик заметил, как Блейз и Корвин бросились в темные воды, но связь неожиданно прервалась.

    Эрик понял: пора готовить к бою королевскую гвардию. Посовещавшись с командирами, он приказал им встать лагерем у Ворот и ждать дальнейших распоряжений. Получив сигнал от Джулиана, Эрик с волнением выслушал новости. Корвин и Блейз с остатками войска в несколько тысяч солдат двинулись к Колвиру. Джулиан предлагал атаковать немедля и покончить с противником до того, как тот подойдет к Колвиру. Эрик думал иначе. Такое сражение дорого обойдется и той, и другой стороне. Он приказал Джулиану с его патрулями вернуться к подножию Колвира, не ввязываясь по пути ни в какие стычки с противником. Через карту Эрик переговорил с Кейном. Оказалось, королевский флот только что вошел в доки, приведя на буксире захваченные корабли противника. Кейн получил приказ с командами уцелевших кораблей присоединиться к патрулям Джулиана у подножия Колвира.

    На следующий день Джулиан порадовал Эрика мощью армии защитников Амбера. К ним подоспели ставшие пехотинцами моряки Кейна — вряд ли Корвину с Блейзом по силам преодолеть такой заслон. Вскоре Эрик уже следил через карту за осадой, начатой войском Корвина и Блейза. Завязался бой, в хаосе связь оборвалась.

    Обеспокоенный Эрик присоединился к своим гвардейцам у Восточных ворот. Он обратился к воинам с краткой речью, строй внимал ему — как всегда, природное обаяние Эрика сослужило ему великую службу. Закончив, он почувствовал — эти люди пойдут ради него на смерть, солдаты и в самом деле были готовы умереть за него.

    Вечером того же дня Кейн вышел на связь с Эриком. Он не пытался оправдываться, а лишь сообщил, что воины Блейза и Корвина, набранные ими в тенях, бились яростно и, даже умирая, пытались разить противника мечом. Как ни удивительно, но Корвин и Блейз одержали блистательную победу. Кейн бежал. Бежал и Джулиан.

    Эрик пробормотал что-то в адрес Джулиана, дескать, лучше было бы, чтоб тот сдох. От себя Кейн предложил собрать остатки армии и наутро атаковать противника. При этом Кейн хоть и не умирал от ран, но Эрик готов был поклясться, что его изрядно помяли — левая рука его была глубоко рассечена и кровоточила.

    Эрик ответил Кейну отказом. На сей раз не стоит ввязываться в бой. Пусть Кейн отдохнет и подкопит сил. Блейзу с Корвином остается только штурмовать Колвир, и он, Эрик, подготовился к встрече.

    На другой день один из командиров предупредил Эрика, что противник начал подъем на Колвир. Эрик кивнул, мол, понял, но, прежде чем отпустить офицера, спросил, подготовили ли сети и особые стрелы на случай, если Блейз с Корвином дойдут-таки до Восточных ворот. Со слов командира все было готово, тогда Эрик взмахом руки велел ему удалиться.

    Пока Эрик вглядывался в карту Корвина, Судный Камень на его шее вспыхнул и запульсировал. С моря подул ветер. Он все больше усиливался, повинуясь воле Эрика. Его люди продолжали охранять Ворота, недонесений от них не было. Эрик чувствовал, как ветер с силой набрасывался на стены дворца, и знал, что на склоне великой горы его порывы еще сильнее. Ветер принес черные тучи, и Колвир окутала мгла. Порывы ветра продолжали обрушиваться на воинов, поднимавшихся по каменной лестнице на склоне. Начался ливень. Ступени были страшно скользкими.

    К тому времени, по прикидкам Эрика, его вооруженный отряд должен был встретиться с воинами Блейза, поднимавшимися им навстречу по восточной лестнице. Не имея возможности наблюдать за боем, Эрик покинул дворец и направился к Воротам. Там, у Ворот, оставалось немало вооруженных людей. Цепочка из их товарищей по оружию змеилась по направлению к верхней площадке лестницы и, спускаясь вниз по каменным ступеням, терялась из виду. С гордостью слушал он, как стоявшие перед ним люди одобрительными возгласами поддерживали тех, кто бился с врагом внизу. Кто-то из офицеров обернулся и, заметив Эрика, уже готов был скомандовать воинам замереть по стойке смирно и отдать честь. Эрик остановил офицера и, шагнув вперед, по-свойски потрепал его по плечу. Стоя позади командиров, он смотрел, как шагают вниз его воины, словно был одним из их товарищей по оружию.

    День тянулся в бесконечном ожидании, тело ломило от напряжения, но Эрик все стоял с командирами, следя за тем, как медленно, шаг за шагом сходят вниз его люди, исчезая за краем горы. Вдруг на исходе дня до вершины Колвира эхом докатился крик. Офицеры подались вперед и заспешили вдоль вереницы спускавшихся. По цепи передали, что теперь впереди врагов идет Блейз. С площади Эрик не мог наблюдать за боем на лестнице, но, как и все, кто стоял рядом с ним, понимал, что враги приближаются к верхней площадке — достаточно далеко от Ворот, от того места, где он стоял. Непрерывный поток людей дрогнул, воины на дальнем конце цепи перестраивались, подтягиваясь друг к другу.

    Громкий крик, но не страха, а ликования, пронесся по цепи, затем наступило зловещее молчание. Эрику оставалось только догадываться, что произошло внизу, поскольку больше никто не издал ни звука.

    Неожиданно цепь сильно дрогнула, гвардейцы попятились назад. Они быстро выровнялись, а затем опять, толкая друг друга, принялись отступать. В первую минуту Эрика с офицерами потеснили назад, после чего командиры дружно принялись уговаривать его вернуться во дворец. Эрик отказался. И все же они отошли от Ворот, как казалось, на безопасное расстояние.

    Со своей новой позиции Эрик видел головы многочисленных врагов — краснокожих гигантов, прокладывавших себе дорогу через линию обороны его гвардейцев ударами коротких кривых сабель. Вытащив волшебную колоду, Эрик вперился в карту Корвина и тут же ощутил его близкое присутствие. Корвин несомненно был здесь, убивая лучших его воинов. Эрик прокричал командирам, что Корвин нужен ему живым, ему необходимо сохранить жизнь. Рванувшись вперед, офицеры дали приказ ближайшим гвардейцам, те передали его дальше.

    Бой кипел не один час. Эрик в нем не участвовал, только командовал издали. Он кричал, отдавая распоряжения командирам, стараясь, чтобы его услышали сквозь звон металла о металл и вопли людей. Эрик не мог взять в толк, как Корвину с его тающим на глазах отрядом удалось продержаться так долго — поразительно, как много его лучших гвардейцев забирали враги с собой, умирая.

    Сумерки сгущались, теперь Эрик мог разглядеть лишь горстку гигантов, окружавших уступавшего им в росте воина. В темноте он уже не различал лиц, но знал: тот человек в середине — Корвин. В ярости Эрик разыскал одного из своих командиров, дабы еще раз убедиться, что все поняли: Корвин должен быть взят живым.

    Спешно передали приказ, и воины Эрика теперь добивали остатки армии врага с некоторой осторожностью. В конце концов перебили всех, кроме Корвина. Воины Эрика не оставили ему возможности сопротивляться. На него набросили сеть, предвари­тельно оглушив огнем стрел с затупленными наконечниками. Выронив меч, Корвин упал, был связан по рукам и ногам и от удара дубиной лишился сознания...

    Эрик приказал своим людям отнести Корвина в подземелье и запереть в камере. Проследив, что все сделано, как было велено, Эрик немного постоял и посмотрел, как его солдаты по распоряжению командиров переносили и укладывали трупы. С одинаковым уважением ко всем павшим в бою они поднимали с земли и осторожно переносили тела друзей и врагов. Выделив похоронную команду, командиры, расстелив карты, выбирали место, где будут лежать свои, где — чужие. Обернувшись и бросив взгляд в сторону дворца, Эрик устало зашагал к себе.

    Когда Эрик собрал братьев на совет, и в голосе, и в манерах его появилось что-то новое. Обсуждали предстоящую коронацию: нужно было все устроить так, чтобы местная знать не проигнорировала событие: открыть проходы в Амбер для гостей из стран Золотого Круга, распределить места за столами, подготовить банкет, раздать поручения страже и слугам, кто и что будет делать во время церемонии. Эрик не выказывал ни злости, ни обиды на братьев за недавние их оплошности — все держал в голове, чтобы припомнить при случае.

    Едва собрались, Джерард спросил у Эрика, что за камешек у того на груди. Мол, видел вещицу раньше и интересуется, как она попал к Эрику. Эрик только рукой махнул, мол, случайно обнаружил в покоях папаши. Больше Джерард ничего не узнал — Эрик отвернулся от него и завел с остальными разговор о Корвине. Вопрос щекотливый — Эрик не мог приговорить Корвина к смерти. Слишком многим в Амбере были известны подробности поимки Корвина, поэтому Эрик не мог взять и без долгих рассуждений казнить его. Если отец жив и вернется-таки на престол, он никогда не простит ему смерть Корвина — ни при каких условиях. Вот если бы Корвин пал в бою при штурме Колвира...

    На совете Эрик стоял на своем — они оставят Корвина в подземелье и забудут о нем. Кейн заметил, что угроза со стороны приспешников Брэнда все еще сохраняется. И если Брэнд вдруг сбежит из заточения, он отыщет дорогих родственников и отыграется за прошлые обиды. Опять же, если Корвин останется живым и здоровым, союзнички Брэнда, пожалуй, будут заинтересованы в нем. Корвин, со своей стороны, постарается при первой возможности отомстить братьям. И тут Джулиан высказал иное соображение. Разве нельзя оставить Корвина в живых, но так, чтобы ни Брэнду, ни его союзникам не было от него никакого проку? Когда Эрик поинтересовался, что тот задумал, Джулиан заявил, что знает простой способ, как лишить Корвина всякой способности действовать, тогда любые попытки противоположного лагеря с самого начала обречены на провал. И предложил выколоть Корвину глаза.

    Братья надолго умолкли, раздумывая. Наконец Эрик высказал мысль, что если и придется ослепить Корвина, то это будет не навсегда. Все принцы и принцессы обладали способностью быстро справляться с недугами и залечивать раны. Возможно, когда-нибудь, через много лет, Корвин сумеет восстановить зрение. Джулиан с Кейном подстрекали Эрика ослепить Корвина тотчас же, но Эрик покачал головой и, как ни странно, отказался. Он заверил их, что все будет сделано, но не в тайне — Эрик хотел, чтобы все знали, какой милосерден и справедлив. На коронации у Корвина будет своя роль. В нем будут видеть не вынужденного участника церемонии, а предателя и изгоя. Как и следует ожидать, он воспротивится коронации — перед всеми присутствующими на церемонии, и тогда его объявят изменником. И когда Эрик свершит над ним суд, все сочтут приговор справедливым и оценят его милосердие — ведь Корвину будет дарована жизнь.

    Закрывая совет, братья провозгласили тост за успех и сдвинули кубки с вином.

    В день коронации за Корвином пришли. Слуга тщательно вымыл его, побрил, постриг и надушил дорогими духами. Корвина переодели во все новое. Теперь он, закованный в тяжелые кандалы, снова стал похож на принца, что должно было лишь подчеркнуть могущество Эрика,

    В тот вечер слуги торжественно возвели Эрика по винтовой лестнице, которая вела в огромную столовую. За столами сидели люди, в том числе и Корвин. Эрик ощущал, как знатнейшие люди из королевств Золотого Круга следят за церемонией по открытым, поддерживаемым Джерардом каналам.

    С улыбкой милосердного монарха Эрик сошел по лестнице в зал. Двое стражников, стоявших у ее подножия, встретили Эрика и провели к огромному столу в центре зала. Теперь Эрик оказался во главе стола. Все встали, кроме Корвина, сидевшего ровно напротив Эрика. Стражникам пришлось поднять Корвина за цепи и силой удерживать на ногах. Эрик не сел, а продолжал стоять. Рядом с ним появился виночерпий, и на столах тот час же начали наполняться кубки и бокалы. Когда вино было налито, Эрик поднял свой кубок: «Да пребудем мы во веки веков в мире... и да пребудет во веки веков наш Амбер!» (ДПА)

    Он нисколько не смутился, когда Корвин поднял свой кубок и провозгласил: «За Эрика, что сидит вон там, на дальнем конце стола!» (ДПА) — чем больше бунтует Корвин, тем лучше.

    Жестом Эрик велел музыкантам играть, и обед начался. Кейн сидел дальше от Корвина и ближе к Эрику, справа от него. Корвин догадался, что Джулиан почему-то лишен милости. Еще бы, Кейн с Эриком были родными братьями и всегда с пренебрежением относились к матери Джулиана. Однако у Эрика, который каждому отвел свое место за столом, могли быть и другие мотивы.

    После окончания обеда Эрик кивнул одному из офицеров, тот дал знак музыкантам. Эрик поднялся, а музыканты исполнили торжественную песнь, тем самым подчеркивая важность момента. Пока они играли, все, кто был в зале, встали из-за стола, и процессия направилась в тронный зал. Эрик остановился у трона, и все склонились перед ним в низком поклоне. Корвина силой заставили упасть на колени.

    На мгновение в зале воцарилось молчание. Музыканты заиграли тихую мелодию, когда Кейн приблизился к Эрику, держа в руках алую подушечку, на которой лежала корона Амбера. Джулиан, стоявший позади Корвина, провозгласил: «Восславим же нашего нового короля!» (ДПА), а затем попытался силой заставить закованного в цепи Корвина взять корону и подать ее Эрику, чтобы тот надел ее. Корвин сделал то, чего и следовало ожидать, а потом с него сорвали корону и вновь водрузили на подушку. То, что Корвин успел возложить корону себе на голову и провозгласить себя королем, мало заботило Эрика. Он решил не отвечать на этот выпад. Когда Джулиан вновь заставил Корвина взять корону и подать Эрику, тот метнул ее прямо в будущего короля, стараясь попасть ему зубцами в глаза. Эрик поймал корону на лету и улыбнулся.

    Пусть это будет первый приказ только что коронованного короля, подумал Эрик. Своим поступком Корвин унизил его на глазах у всех присутствующих, и он, Эрик, бесспорно, намерен восстановить свой авторитет. И тогда он произнес спокойно и безжалостно:

    «...Эй, стража! Отвести его в кузницу и ослепить! Выжечь ему глаза! Пусть сегодняшняя церемония будет последним, что они увидят! А потом заточите пленника в самом глубоком и темном подземелье! И пусть даже имя его будет забыто!» (ДПА)

    Убрав Корвина с дороги, Эрик испытал явное облегчение — теперь он правил Амбером, не боясь конкурентов. В первую очередь он постарался смягчить трения между Теневыми королевствами Золотого Круга. Странные существа из Теней продолжали забредать в Подлинный Мир. И Эрик подумывал, почему бы дипломатично не договориться с Тенями и не перекрыть уже известные каналы, по которым чужаки просачивались в Амбер. Вместе с делегациями, представляющими интересы короны, он разослал в Тени отряды воинов, чтобы обеспечить безопасность Янтарного Королевства. Вторжения почти прекратились — по крайней мере, из ближайших Теней.

    Что творилось у Эрика в душе — этого он не выдавал. Правда, Джулиан считал, что, раздавая посты, новый король кое с кем все же свел счеты. Джулиану казалось, что Эрик так и не простил ему бегство с поля боя у подножия Колвира и не забыл, как Кейн упустил Корвина, позволив ему уйти через карту с уцелевшего флагмана. На самом деле Эрик был терпелив и никогда при всех не упрекал братьев за прошлые ошибки. Как бы то ни было, он отправил Джулиана с патрулями обратно в Арденский лес — неспокойно в то время было в Царстве Теней... Обойдя Кейна, несмотря на его старшинство, Эрик произвел Джерарда в адмиралы и поставил командовать королевским флотом. Кейну оставалось лениво наслаждаться жизнью, вином и красотками. Впрочем, такое житье имело свои преимущества: Кейн почти все время проводил в городе в обществе женщин и стал завсегдатаем местных ресторанчиков и пивных.



    "Воля - это то, что помогает победить, когда разум говорит, что ты повержен."
     
    Korvin Дата: Понедельник, 02 Мая 2011, 15:58 | Сообщение # 4
    Генерал
    Группа: Эльф
    Сообщений: 782
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    В последующие месяцы Эрик оперативно решал государственные дела, и в Королевстве наступило относительное затишье. Он восстановил отношения с Ребмой, с правившей там королевой Моэри. Вскоре поползли слухи, будто Эрик даже хотел к ней посвататься. Флора почти не покидала дворец и пользовалась полным доверием Эрика.

    Позже она вспоминала, что Эрик подолгу расспрашивал ее о жизни на Теневой Земле, особенно интересовался жилищем Корвина в Штатах.

    После трех месяцев покоя и порядка на Эрика было совершено покушение. Как-то ближе к вечеру он шел по коридору в столовую, занятый своими мыслями, когда его с силой отбросило спиной к стене. Эрик вскрикнул от боли, на помощь прибежала стража. Эрик оседал на иол, между ребрами у него торчала стрела. Другой группе гвардейцев удалось задержать принца Рэндома. Стражники схватили его в тот момент, когда он уже зарядил арбалет новой стрелой и, развернувшись, целился в одного из них. Они и не подозревали, что он только что выпустил стрелу в короля. Чуть позже стало известно, что Эрик ранен, и Рэндома арестовали.

    Эрика лечил Кейн. Пока Эрик несколько дней лежал без сознания, Кейн дежурил в его покоях. Тем временем Рэндом сидел под стражей в замке — никто не знал, что с ним делать. Если Эрик умрет, кто тогда взойдет на престол? Если Эрика не станет, какое наказание понесет Рэндом? К счастью, пока все ломали над этим головы, Эрик пришел в себя. Кейн, Джулиан и Джерард были рядом, когда он очнулся и заговорил. Джулиан сообщил ему, что Рэндом взят под стражу. Эрик повелел держать Рэндома в тюрьме. Пусть посидит там же, где и Корвин. Эрик председательствовал на суде и сам зачитал Рэндому приговор, который был приведен в исполнение хоть и торопливо, зато все формальности были соблюдены.

    Спустя несколько дней королева Моэри вызвала Эрика через карту. Расспросив о Рэндоме и узнав о совершенном им покушении, Моэри дала возможность молодой знатной даме из Ребмы переговорить с Эриком. Звали ее Вайол; едва взглянув на нее, Эрик понял, что она слепа. Леди Вайол, жена Рэндома, попросила разрешения присоединиться к нему в тюрьме. Ее искренность тронула Эрика, но он сразу не решил, что ей ответить. Когда Эрик снова обратился к Моэри, он был мил и обходителен. После обмена любезностями он галантно кивнул на прощание и разорвал связь.

    Шли месяцы, Эрик продолжал успешно решать внутренние задачи Амбера, часто встречался с посланниками королевств Золотого Круга. Сам хоть и наносил визиты в соседние земли, но обычно предпочитал посылать туда делегации во главе с кем-нибудь из братьев. Как политик, Эрик понимал, как важно поддерживать тесную связь с королевствами Золотого Круга — обычно предметом переговоров становилась какая-нибудь мелкая поправка или дополнение к уже действующему торговому соглашению.

    Со временем Эрик позволил Вайол воссоединиться с Рэндомом в тюрьме, даже перевел их из камеры в более просторное помещение — раньше в этих смежных комнатах отдыхала тюремная стража. Разместил Рэндома с супругой с тюремным комфортом, но больше — никаких привилегий.

    В первую годовщину своего правления Эрик закатил пир, дабы отметить событие. По его желанию на пиру должны были присутствовать все, кто был на коронации. Когда стражники провели Корвина в зал, наполненный музыкой и ароматами яств, Эрик напрягся, высматривая, нет ли признаков того, что к брату возвращается зрение. Остальные братья тоже вовсю следили за Корви-ном, стараясь уловить хоть какой-нибудь признак того, что глаза его видят — хотя бы легкий поворот головы к свету. Но так ничего и не заметили.

    Однажды, еще в начале заключения Корзина, его тайно навестил Рейн, придворный менестрель. Он и дальше изредка приходил к Корвину, о чем Джулиан всегда доносил Эрику. На самом деле, Эрик сквозь пальцы смотрел на визиты Рейна, поскольку тот по доброте душевной приносил Корвину то, что могло хоть как-то скрасить жизнь заключенного. Он, Эрик, и сам сделал бы то же самое, если бы можно было сохранить все в глубокой тайне. Рейн своими визитами только упростил дело, что было одинаково хорошо и для Корвина, и для Эрика. А так никто не мог упрекнуть короля в чрезмерной жестокости, а у злопыхателей не было повода для сплетен, будто Эрик дал Корвину послабление. Вот почему Рейну никто не мешал тайком приходить к Корвину — на третий год заключения менестрель каждый месяц приносил ему в подземелье еду, вино и новости.

    Вскоре до Эрика дошла петиция от крупнейших торговых домов Амбера и их постоянных клиентов из знати. В ней люди жаловались на неслыханные убытки и необъяснимые разрушения: то там то тут по всему Королевству кто-то громил склады, уничтожал товар. Это было начало нового нашествия злобных тварей из Царства Теней. Когда делегации Эрика направились в ближайшие Тени и потребовали ответа, тамошние правители как один заявили, дескать, с их стороны все чисто — они следят, чтобы никто из их подданных ни случайно, ни с умыслом не нарушат границ Янтарного Королевства, и доказательства тому предъявили. Эрик чувствовал, что ближние Тени тут ни при чем, не зря же он заслал туда отряды амберских воинов.

    Когда Эрик принялся прочесывать более удаленные Тени, откуда могли явиться незваные гости, пришло донесение: ночью в Амбере погибли ни в чем не повинные люди, некоторые из них были убиты спящими в своей постели. Эрик поручил братьям поскорее разыскать и уничтожить врага. Вслед за тем ему принесли еще более тревожную весть — Корвин бежал из-под замка. Теперь Эрику было проще оправдать все свои действия по отношению к брату, но побег Корвина его совсем не порадовал. Последнее время Эрика заботила только безопасность Амбера и он не мог разрываться между поисками врагов и укреплением обороны на случай, если Корвин вновь придет с войском. С тяжелым сердцем Эрик отложил тяжкие думы о Корвине на потом — его по-прежнему больше тревожило нашествие нечисти из Царства Теней.

    Образовался некий проход в Подлинный Мир — странная Черная Дорога пролегла там, где ее никто не строил, и уже достигла Амбера. Эрик решил отправить разведчиков, дабы те прочесали ее, пройдя через Тени до самого ее начала. В разведку были посланы Джулиан и Джерард. Вернулись они во дворец с докладом едва живыми — Черная Дорога, стоило ступить на нее, казалось, вытягивала из путников все силы. Странная то была дорога: и полоса земли, и трава вдоль нее были неестественно черными. Эрик велел братьям возвращаться назад к своим патрулям, разбившим лагерь у Черной Дороги. В лагере Джулиан обнаружил, что все его воины убиты, тела изуродованы. Через карту Джулиан известил об этом Эрика. К тому времени Кейн тоже выехал к Черной Дороге, только в другом месте. Эрик повелел братьям быть настороже и выставить караулы на ночь.

    Утром Эрик получил известия от Кейна, Джулиана и Джерарда с разных участков дороги. Ночью на них никто не нападал, но караульные видели, как по дороге сновали какие-то странные тени, но к людям не приближались. Эрик считал дорогу порождением чьей-то злой воли и разума: кто-то открыл ворота, и то, что лежит за Царством Теней, теперь подбиралось к Амберу.

    Все три вооруженных лагеря продолжали наблюдение. Больше их никто не тревожил. Так они стояли день, потом еще ночь, за это время из королевств Золотого Круга до Эрика дошли донесения, что таинственная дорога прорезала Тени и продолжает расширяться. Сообщали и о внезапных вторжениях тварей, о растерзанных мирных жителях и о странном движении на дороге. В одних землях пришлые твари устроили настоящую резню, в других — армии неизвестных созданий захватили врасплох наскоро собранные отряды обороны из местных добровольцев. И все королевства молили Амбер о помощи.

    Когда братья сообщили, что на дороге все спокойно, Эрик приказал им возвращаться во дворец. Позже он призвал Джулиана с Кейном и Джерардом к себе. Они согласились с Эриком, что подошедшая к Амберу Черная Дорога, похоже, и есть тот канал, по которому твари попадали в Подлинный Мир. Кто бы ни стоял за этим, он старается ослабить защиту Амбера и оттягивает его силы, нападая на близлежащие Тени. Тогда Эрик снарядил войско, разделил его на части и разослал их по ближайшим королевствам Золотого Круга — и обязательства перед соседями выполнил и видимость создал, будто защита Амбера сильно поредела. Тем временем Кейну было поручено проследить, как готовятся к войне пехота, конница и флот Амбера. Джерард с Джулианом получили задание исследовать Черную Дорогу вдвоем без патрулей, чтобы не привлекать к себе внимание. От них требовалось пройти вдоль дороги как можно дальше, до самого ее начала и связаться с Эриком через карту. Он сможет перебросить туда пешее войско, и тогда врагу не поздоровится. На том и расстались.

    В Амбере Эрик вместе с Кейном принялся укреплять оборону, когда вдруг случилось нечто такое, что круто изменило его. Эрик словно отгородился от всех стеной, и для придворных и слуг настал момент, когда всяческие слухи и сплетни, которые обычно гуляли во дворце, вдруг прекратились. С того момента о делах Эрика нам известно только из воспоминаний Корвина — в основном из «Хроник».

    По рассказам одного из слуг, большая черная птица влетела в покои Эрика, когда тот завтракал в одиночестве. К ноге ее был привязан аккуратно сложенный листок бумаги — слуга видел, как Эрик отвязал его. Эрик отослал слугу, но тот, задержавшись у двери и прильнув к ней ухом, слышал, как Эрик издал жуткий вопль, а затем разразился проклятием и громко выругался. С того времени Эрик уже никому не доверял и распустил всю созданную им за годы сеть дворцовых доносчиков.

    Из «Хроник» Корвина мы знаем, что было в коротком послании, которое он привязал к ноге птицы своих желаний. Он написал всего два слова: «Я иду!» — и поставил свою подпись: «Корвин, король Амбера» (ДПА). Чучело той самой птицы до сих пор можно видеть на шкафу в покоях Эрика.

    Те, кто постоянно жил в замке, в том числе и ваш покорный слуга, неожиданно оказались в полном неведении — никакой информации. Нам оставалось добывать се, где только можно, наблюдая и расспрашивая курьеров, приносивших новости из города и ближних Теней. Эрик подолгу, иногда даже целыми днями, не выходил из своих покоев, хотя все считали, что он наверняка не сидел сложа руки, а переносился при помощи карты в Царство Теней. Когда Эрик прогуливался по замку, обедал в зале или совещался с братьями, многие из нас заметили, что теперь он почти постоянно носил на шее пульсирующий алый Камень — никуда без него не выходил. Казалось, Эрик все больше и больше зависит от Камня — они словно бы стали частью друг друга.

    И хотя жители замка оказались отгорожены от событий, разворачивавшихся за его стенами, до них доходили многочисленные жалобы горожан. Вторжения чудовищ уже не прекращались, и граждане Амбера хотя и могли постоять за себя с любым оружием в руках, надеялись на то, что король их защитит. Эти люди, хоть и стойкие по натуре, горько переживали потерю близких, павших жертвами вылазок врага. Они давали волю гневу и не скрывали горя - пусть придворные и королевские гонцы слышат, как честят они весь королевский двор.

    Не ускользнуло от нас и то, что Рэндому и его супруге было разрешено теперь свободно передвигаться по замку, хотя кто-то из стражников непременно маячил неподалеку. Видимо, прошения леди Вайол все же тронули Эрика, раз он сделал такую милость. Самого же Эрика никогда не видели в обществе младшего брата.

    Джулиан с Джерардом возвратились из разведки вдоль Черной Дороги; лишь много позже стало известно, чем закончился их поход. Несмотря на все трудности, Джулиан с Джерардом углубились достаточно далеко в Тени. Вблизи Авалона их атаковал мощный отряд каких-то тварей. Джерард через карту позвал Бенедикта на подмогу. Врагов они разогнали. Бенедикт забрал обоих раненых братьев к себе домой, после чего впервые за долгие годы прервал заговор молчания между ним и Эриком и сообщил ему, что случилось с Джулианом и Джерардом и где они находятся. Когда разведчики наконец вернулись в Амбер, они уединились в своих покоях, но слуги, приносившие им еду, не могли не заметить ни того, как сильно изранен Джерард, ни болезненной бледности Джулиана.

    К тому времени Черная Дорога разрослась настолько, что подошла к самому подножию Колвира. Атаки тварей из Теней еще более участились и с каждым разом набирали силу. Эрик все больше времени проводил в полях со своими воинами, строя укрепления вокруг замка и обороняя город и окрестности.

    Мы понимали, что между армией Эрика и бандами чудовищ из Теней разгоралась настоящая война. Король почти не бывал в замке, поэтому точно не известно, чем еще занимался он в те дни. Сведения отрывочны, хотя «Хроники» Корвина отчасти помогли восполнить пробелы.

    Годами раньше король Эрик интересовался заброшенным жилищем Корвина в штате Нью-Йорк, расспрашивал о нем Флору, поэтому вполне вероятно, что он наведывался туда. В «Хрониках» Корвин упоминает о том, что в его студии Эрику приглянулся ви­севший на стене рельеф японского мастера Мори. Эрик явно снимал его и повесил обратно, тем самым давая знать, что побывал в доме совсем недавно, когда для Амбера наступили трудные времена. В сейфе Корвин обнаружил конверт, в котором лежало письмо Эрика и его карта.

    Письмо гласило:

    «... Корвин, не для себя, ради Королевства я бы помирился с тобой.

    Теперь из Теней к Амберу все время приходят войска, и я не совсем понимаю, откуда они берутся. Вся семья сплотилась под моей державой против врагов, самых страшных за всю историю Королевства. Я бы хотел, чтобы ты поддержал меня в этой борьбе. Если же нет, я требую, чтобы ты на время воздержался от нападения на меня. Коли ты решишь оказать мне содействие, никакой присяги сеньору от тебя не потребуется — просто на время опасности признай мою власть. Тебе будут оказаны все положенные почести. Чтобы ты убедился, что я не лгу, свяжись со мной. Я не смог вызвать тебя через свою карту, потому посылаю тебе свою собственную. И хотя твой ум учитывает возможность обмана с моей стороны, заверяю тебя, что это не так» (РА).

    Проникновение в северные и западные районы Амбера ужасных чудовищ — мантикор, уничтожавших все живое на своем пути, ознаменовало начало войны с Тенями. Эрик велел Джулиану разослать патрули, чтобы те прочесали окрестности к северу и западу от города — обнаруженных тварей было приказано убивать на месте.

    Затем последовала череда жестоких и кровопролитных сражений. Вместе с регулярными войсками сражались ополченцы, но даже тогда не все понимали, что войска из Теней подходят к Амберу именно по Черной Дороге. Казалось, странные твари лавиной хлынули сразу со всех сторон, и лишь узкому кругу приближенных ко двору было дозволено знать, что именно загадочная Черная Дорога и стала для врагов проходом в Подлинный Мир.

    Со слов Джулиана, Бенедикт немедленно вышел с ним на связь через карту, когда даже в отдаленных Тенях стало ясно, что Амбер осажден. Через карту Джулиан перевел Бенедикта и его войско в Амбер. Приблизительно в то же самое время Джулиан доложил Эрику об исчезновении одного из патрулей с северной стороны Колвира. Оба сошлись в одном: похоже, что Корвин набрал войско и вернулся, чтобы, в свою очередь, штурмом взять Амбер. Бенедикт лишь подтвердил их догадку, рассказав о недавней встрече с Корвином. Вероятность того, что Корвин пойдет в наступление, была высока, но Эрик решил на время забыть об этом — нужно срочно остановить тварей из Теней. Ему просто некогда было думать о Корвине.

    Зверолюди — пешие и всадники на крылатых вайвернах — уже окружали Колвир, поэтому пришлось спешно отозвать патрули, прочесывавшие его окрестности. Всем, в том числе офицерам и простым морякам королевского флота, было приказано присоединиться к войскам пехотинцев, которые занимали позиции внизу на склонах Колвира. Отряды обороны с Кейном, Джулианом и Джерардом во главе засели в скалах, Бенедикт повел свою немалую кавалерию в долину к подножию Колвира. Эрик с кучкой людей встал на широком уступе утеса. С помощью Судного Камня Эрик слал штормовые ветра навстречу всадникам на драконах, многие из них падали и гибли, полыхая огнем. Собрав все силы и направив их против врага, Эрик, глядя с уступа на кипевшее вокруг сражение, оценил чудовищные размеры армии противника. Какое-то время казалось, что Амберу не выстоять.

    Бой продолжался, и были моменты, когда в головах людей проносились мысли, что всех их выкосят пикирующие сверху всадники на драконах. Битва была столь жестокой, что не было времени обрадоваться, когда выстрелы прорезали воздух, и вайверн вместе со своим наездником полетел вниз, а затем, несколько раз перевернувшись на лету, объятый пламенем, рухнул на землю. Даже простой пехотинец знал о существовании ружейного пороха, хотя до сих пор в Подлинном Мире огнестрельное оружие не срабатывало. Воины Амбера продолжали сражаться — им некогда было удивляться выстрелам, повергшим врага.

    Стоя на уступе, Эрик слышал ружейный огонь и сумел разглядеть длинные стволы, торчавшие среди камней в скалах ровно напротив. Он уже знал, что это Корвин. Кто, кроме него, сумел бы притащить с собой огнестрельное оружие да еще заставить его стрелять в Амбере?

    У Эрика не было времени изумляться Корвину и стреляющим ружьям — несколько вайвернов, направляемых зверолюдьми, уже пикировали на уступ, застав людей врасплох. Эрик парировал удары вражеских клинков, но из-за внезапности атаки на миг потерял равновесие. И прежде чем охрана Эрика успела разделаться с нападавшими, три метких удара пришлись Эрику прямо в грудь. Он неловко шагнул назад, к нависавшей над уступом скале, и, прислонившись к каменной стене, медленно сполз на землю.

    Минутами позже, добравшись до уступа, где лежал Эрик, Джерард быстро осмотрел его раны. На глазах у бывалых гвардейцев Джерард изо всех сил старался остановить кровь, бившую из ран в груди Эрика. Однако раны были слишком глубоки, и Эрик потерял много крови. Никто уже не надеялся на лучшее.

    Веки Эрика дрогнули, поднялись. Он то приходил в себя, то снова терял сознание. Он едва дышал. Судный Камень на цепочке вокруг шеи лежал на окровавленной тунике и пульсировал, словно вырванное сердце.

    Добравшись до уступа, Корвин подошел к умирающему брату и встал возле него на колени. Глаза их встретились, и Эрик заговорил еле-еле, но в непривычной тишине гвардейцы слышали каждое слово.

    Эрик произнес имя Корвина, затем продолжил:

    «Не сомневался, что это ты... Признай, они все-таки помогли тебе... Когда-нибудь настанет твой черед, тогда и сквитаемся... Твое проклятие так и прилипло ко мне. Я чувствовал его все время. Ты не умер, а проклятие не оставило меня... Нет, мое предсмертное проклятие предназначено не тебе. Я приберег его для врагов Амбера. Для тех» (РА).

    Потом Эрик рассказал брату, как овладеть Судным Камнем, и успел добавить, что узнал об этом из записок Дворкина (о свойствах Камня мы узнаем позже из «Хроник» Корвина). Сделав глубокий вдох, Эрик сел. «Веди себя не хуже, чем я, поганец!» (РА) — выдавил он и испустил последний вздох.

    Корвин принес Амберу победу, потому что привел стрелковые части. Со смертью Эрика стало ясно, что отныне Корвин будет править Подлинным Городом. Он не присутствовал, когда Эрика готовили к погребению. В великой скорби гвардейцы унесли тело Эрика с поля боя, подготовку к похоронам возглавил Кейн. Тело Эрика было предано земле достойно, с высочайшими почестями.

    Много позже Фиона поделилась с Корвином своими мыслями: ей казалось, что Эрика добил Камень. Она видела, как Эрика готовили к погребению, и ей не верилось, что хоть одна из ран сама по себе была смертельной. Эрик не расставался с Судным Камнем, за что и поплатился: чем дольше носишь камень, тем сильнее он вытягивает жизнь.

    Знания о Судном Камне Эрик в последние минуты жизни передал в наследство Корвину. Корвину оставалось только догадываться, знал ли Эрик о способности Камня отнять жизнь у того, кто его носит. Теперь уже никто не скажет, сколь глубоки были знания Эрика о свойствах волшебного Камня.



    "Воля - это то, что помогает победить, когда разум говорит, что ты повержен."
     
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Эрик
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
    При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
    Tolkienists.Ru©2008-2020
    Счетчики:
    Яндекс.Метрика

    Партнеры:
    Связаться с нами:
    Обратная связь

    Оставить отзыв:
    Гостевая книга



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
    Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
    При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
    Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2020
    Правила сайта Баннерообменник
    Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
    На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
    Кое-что об авторских правах

    )\