1. Вход
    
Главная страница | RSS
    
Последнее подслушано: Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
Последние обновленные темы:
Администратор:
Admin, Elvenstar

Модераторы:

Elvenstar - энциклопедия Арда
Korvin - энциклопедия Амбер
a href='/index/8-1604'>Art-ek - энциклопедия Гарри Поттер
  • Сериалы (217)
    Артур | 15 Мая 2019 15:31
  •  
    Цитата:
    Время сервера: 16:43

    Дата: 02 Июня 2020
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Бенедикт
    Бенедикт
    Korvin Дата: Суббота, 30 Апреля 2011, 22:13 | Сообщение # 1
    Генерал
    Группа: Эльф
    Сообщений: 782
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Бенедикт Оружейный Мастер Амбера



    Корвин: "Бенедикт, высокий и суровый аскет с худым телом, худым лицом и с мощным умом. Его цвета были желто-оранжево-коричневые, и это странным образом напоминало мне копны душистого летнего сена. Сильный, волевой подбородок, карие глаза и каштановые волосы, никогда не вившиеся. Он стоял рядом с гнедым конем, опираясь на копье, увенчанное цветочной гирляндой. Он редко смеялся. Мне он нравился..."

    Старший сын Оберона. Высокий, худой, длинная мощная челюсть, ореховые глаза, прямые коричневые волосы.
    Цвета одежды: оранжевый, желтый и коричневый.
    Символ - Подсолнечник.

    Со своей почти навязчивой верой в разум, Бенедикт, вероятно, наиболее надежный из жителей Амбера. Он презирает постоянные семейные свары и годами старается стоять от них в стороне. Его интересы лежат в области разума, а не эмоций, являясь отражением его пристрастия к стратегическим играм чистой воды и постоянного углубления в японские древние традиции. Он помогает, если в нем возникает нужда, но предпочитает, чтобы его оставили наедине с самим собой.

    Непревзойденный мастер в искусстве владения оружием в Амбере и Защитник страны Авалон в Царстве Теней. Как известно, у покойного короля Оберона еще до рождения Бенедикта отпрысков было несть числа, однако именно Бенедикт считается самым старшим из выживших наследников. Цимнея (Климния) родила Бенедикта до того, как Оберон усмотрел в супружестве какие-то недостатки и развелся с ней, то бишь объявил брак недействительным с самого начала. И хотя Бенедикт, казалось, не сердился и не возмущался, в душе он тяжело переживал то, как отец обошелся с матерью. Возможно, истоки нелюдимости и замкнутости Бенедикта нужно искать в этих невысказанных детских переживаниях.

    Бенедикт был еще очень юн, когда отец расторг брак с Цимнеей (Климнией) и женился на Файэлле, которая родила ему Эрика, Корвина, Кейна и Дейрдре. Потому-то, возможно, он и не протестовал, особенно после того, что случилось с Финндо и Озриком. Старшие братья Бенедикта Финндо и Озрик, когда положение их матери резко изменилось, потребовали справедливости и поплатились за это. Бенедикт внешне спокойно пережил смерть братьев, погибших на поле брани, и с тех пор никогда не поднимал вопрос о своем праве первородства.

    О детстве Бенедикта известно очень немногое. Письменная история тех давних времен об этом умалчивает, сам же Бенедикт не любил воспоминать о том, как проходили его детство и юность, пока отец не расторг брак с матерью.

    Факты отсутствуют, и все же можно предположить, что горячий интерес к военному искусству пробудился у Бенедикта, когда он узнал о гибели братьев. Возможно, тогда же зародилась его страсть к садоводству, по всей вероятности, возникнув из потребности примириться с самим собой.

    Если верить Корвину, внешность Бенедикта как-то не вязалась с его характером. В Хрониках Корвина Бенедикт предстает перед нами человеком простым и грубоватым. «Костюм у него был... оранжево-красно-коричневый, и внешне он напоминал то ли пугало с готовой тыквой и клоком соломы вместо волос, то ли главного герои «Легенды Спящей Домины» (ДП). Однако редко встречаются люди со столь же широкой душой. Суровый, очень худой и узколицый Бенедикт, по признанию Корвина, отличался «великим умом». Смеялся он редко, но Корвин его любил.

    С возрастом Бенедикт превратился в человека, с которым редко кто посмел бы скрестить оружие. Необычайная мудрость, которой лучились его карие глаза, вызывала уважение даже у незнакомцев. Даже с одной рукой — правую он потерял в бою — Бенедикт, как и раньше, нагнал страху на Корвина, когда они бились друг с другом в лесу у Черной Дороги. Обсуждая старшего брата в разговоре с Ганелоном, Корвин многое рассказал о прошлом Бенедикта и о том, чего от него можно ждать:

    «... Ты просто не понимаешь, с кем ты говорил вчера в палатке. Быть может, он показался тебе обычным человеком... и калекой к тому же. Это не так. Я боюсь Бенедикта, даже сейчас. Он иной не такой, как прочие, нереальности, и в Царстве Теней. Он - Владыка оружия в Амбере. Ты можешь представить себе тысячелетие. Тысячу лет? А несколько тысячелетий? Можешь ли ты представить себе человека, который все это время, почти каждый день проводит хотя бы несколько часов с оружием... или за тактикой стратегией? Ты встретил его в крошечном королевстве во главе малюсенького ополчения; конечно, на заднем дворе хорошо ухоженный сад - только не обманывайся. Вся военная наука умещается в его голове. Он часто странствовал из Тени в Тень, чтобы просмотреть все варианты какой-нибудь битвы в слегка изменившихся обстоятельствах, проверяя свои теории. Ему приходилось командовать такими громадными армиями, что шли бы мимо тебя днями и конца колоннам не было бы видно. И хотя сейчас он испытывает временные неудобство из-за потери руки, я бы не хотел встретиться с Ьенедиктом в поединке - с оружием или врукопашную К счастью, он не рвется к трону, иначе уже сейчас занимал бы его. И если бы он только захотел этого, я бы отказался от своих претензии и в тот же момент присягнул ему. Я боюсь Бенедикта» (РА).

    Человек великого ума, Бенедикт не был в бою ни жестокой, бездушной «машиной», приученной убивать, ни неистовым воякой, преисполненным жажды славы и крови. По натуре он был спокойным и осмотрительным. И на войне он, прежде всего, наблюдал других людей. Видя неизбежность войны, он понимал что люди будут сражаться не на жизнь, а на смерть. По опыту он хорошо знал, при каком соотношении сил в битве должен произойти перелом и поворот к победе. Знал он и цену человеческой жизни - сколько боли и страдания принесет смерть воина его близким, и все же о потерях старался не думать. Тот образ жизни что он избрал для себя, не позволял ему даже в душе оплакивать эти утраты.

    Повзрослев, Бенедикт пошел служить в пехоту и отличился в ряде военных компаний в Царстве Теней, Он, сын Оберона еще мальчишкой сумевший пройти по Огненному Пути, предпочел служить простым пехотинцем. Постепенно Бенедикт пошел в гору, но сохранил решимость и впредь добиваться всего самостоятельно. Разумеется, в бою ему не было равных, но он никогда этим не бравировал. Без показного героизма он отважно сражался бок о бок со своими боевыми товарищами. А они искренне радовались вместе с Бенедиктом, когда его произвели в офицеры. Не в силу высокого родства, а по натуре он стал их лидером, и каждый солдат-пехотинец пошел бы за ним на смерть.

    Б свободные минуты Бенедикт не только оттачивал мастерство боя, упражняясь с рапирой и саблей. Сдержанный темперамент подталкивал его искать путь к внутреннему миру, и он обрел его, любовно выращивая экзотические растения на небольшом участке земли за королевским дворцом.

    С той давней поры этого верзилу с грубоватым неулыбчивым лицом можно частенько видеть в саду среди других трудяг, обихаживающих участок.

    Незрелым юнцом, так и не научившись мириться со своим положением в Амбере, он захотел поближе познакомиться с Царством Теней. Подобно многим из посвященных Огненным Путем, Бенедикту хотелось самому испытать, как далеко способны завести разум и воображение, в какие новые теневые миры. Вот что он рассказал Корвину об одном давнем странствии:

    «Несколько столетий назад, когда я был еще молод, — начал он - я участвовал в одной бешеной скачке, надеясь доскакать так далеко, чтобы узнать, где конец всему. Там, под разделенными небесами, я смотрел сверху на ужасную пропасть» (РО).

    Стало быть, заигрывая с силами Хаоса еще задолго до младших братьев, Бенедикт своими глазами повидал Древнюю Страну своих предков.

    Однополчане уважали Бенедикта — этого закаленного в боях вояку — и ценили его богатый опыт. Ничуть не кичась, Бенедикт рассказывал командирам, как воочию наблюдал за сражениями римских легионов под предводительством Цезаря, о походах персидского царя Кира на Вавилон и Малую Азию, а молодому поколению капитанов — о кампаниях Наполеона против Австрии, Пруссии, России и Италии. Бенедикт был там, изучая каждое наступление — не как участник, а скорее как наблюдатель. Он перемешался из Тени в Тень, просматривая всевозможные варианты какой-нибудь битвы, чтобы хотя бы в одной из них Помпеи не был, например, разбит войском Цезаря в битве при Фарсале, не бежал в Египет и не погиб от клинка убийцы. Бенедикт «переигрывал» место сражения, численность войск с каждой стороны, убеждал Помпея атаковать ночью или вынуждал армию Цезаря поскорее сдаться. Всякий раз в новой обстановке Бенедикт учился. Пока кипела битва, он находился так близко, что чувствовал ее горячее дыхание, запах крови и пота. Он тер глаза, воспаленные от пыли, поднимаемой сотнями конских и человеческих ног. Он даже из раза в раз убивал атакующего, что засекал его на высотке на краю поля битвы при разных обстоятельствах. Возвращаясь с «учений» в Тенях, Бенедикт рассказывал своим людям, какие маневры помогли выиграть ту или иную битву, какие вели к катастрофе. Он изучил их все, но никогда ничего не записывал — все просмотренные стратегии держал в голове, требуя того же от своих офицеров. Выслушав из уст Бенедикта беспристрастный разбор сражения со всеми роковыми просчетами, командиры обычно прочно запоминали преподанные уроки. Усвоенные таким образом знания они закрепляли затем во время учений.

    Опробуя военные стратегии в Тенях, Бенедикт как никто другой прочувствовал всю эфемерность Теневых Миров. Победы и поражения в битвах, ход которых он наблюдал и обдумывал множество раз во многих Тенях, показали, сколь далеки они от реальности. Реален был лишь Амбер — Подлинный Мир. Раздиравшие его междоусобицы неизбежно порождали зло, которое эхом разносилось и откликалось во всех теневых мирах. Поэтому с тех пор Бенедикт считал своим главным долгом хранить порядок в Подлинном Мире и прежде всего защищать его народ. И это чувство долга перед Амбером выросло не из любви к нему, не из патриотизма, а, скорее, из свойственного каждому солдату стремления защитить родной дом, где ждут его после боя.

    Во времена, когда Оберон еще прочно сидел на троне, войны, в которых участвовал Амбер, велись в Царстве Теней. Амбер отправлял войска из хорошо вооруженных людей на защиту тех теневых королевств, что были связаны с ним торговыми соглашениями, тщательно разработанными и составленными ко взаимной выгоде сторон, которые должны были помогать друг другу — особенно в случае вторжения захватчиков. Понятно, что со временем Тени — те, кому в прошлом досталось от Амбера, и те, что жаждали если не завладеть его землями, то хотя бы поживиться богатствами, неминуемо должны были попытаться напасть на Подлинный Город. Ушлый враг вполне мог разнюхать новые проходы в Амбер и, улучив момент, провести через них подготовленную к войне армию.

    Так оно и было, когда началось нашествие Лунных всадников из Генеша.

    Сперва землевладельцы с окраин Королевства пожаловалисьОберону на жестокие ночные набеги на тамошние деревушки. Будто бы примчались какие-то кряжистые коротышки-страшилища на летающих шарах. Поначалу это показалось Оберону сущей нелепицей. Через день-другой, однако, к новости отнеслись куда серьезнее. Оказалось, кто-то вырезал один из патрулей Джулиана, расквартированный в деревне к северу от города, — в живых не осталось никого.

    Оберон вызвал Бенедикта, тот был уже наслышан о кровавых подвигах чужеземных летунов.

    Когда Бенедикт с братьями собрались на военный совет, Оберон успел многое разузнать о захватчиках. Он связался с теневыми королевствами, которым в последние месяцы помогал в войнах. Одно из них граничило с Генешем. В этой Тени хотя и не сталкивались с Лунными всадниками из Генеша, но кое-что о них слыхали. Речь шла о племени грубых и свирепых варваров, которые жили и процветали за счет набегов. Они успешно сосуществовали с разными странными тварями, в том числе — с безмозглыми летающими шарами, заменявшими им лошадей. Осведомители Оберона не смогли объяснить ни то, как варвары проникли в Амбер, ни что им было нужно от его жителей. Очевидно лишь то, что варвары могли просочиться в Амбер по одному из новейших коридоров, недавно открытых по соглашению о совместной обороне, которое он заключил с соседней Тенью.

    На совете Блейз показал карту Амбера, исчерченную маршрутами передвижения врага. Перед этим он опросил землевладельцев и торговцев с севера, которые видели, как низкорослые, но крепкие уродцы из Генеша громили деревенские лавочки. Судя по всему. Лунные всадники потянулись на юг. По последним данным Блейза, они вовсю мародерствовали, запасаясь провиантом для длительной осады и сметая по пути все, что могло пригодиться в войне. Видели всадников и на востоке на побережье — в трех местах, откуда они двинулись на юг. Похоже, перемещались враги беспорядочно. Видимо, они плохо ориентировались на незнакомой местности либо точно не знали, где находится сердар Кмбера. Оберон как следует подготовился дать отпор Лунным всадникам. Они с Бенедиктом взяли на себя пехоту и оборонительные сооружения. Джулиану с патрулями было приказано прочесать территорию к северу и востоку от Колвира. Кейн возглавил флот и патрулировал побережье, высматривая противника. Корвин и Блейз заняли оборону на подступах к городу, перекрыв западный, восточный и южный пути на Колвир. За пылом Эрика, который так и рвался хоть в чем-нибудь поучаствовать, Бенедикт разглядел чрезмерное старание выслужиться перед папашей. Бенедикта настораживали своекорыстные просьбы Эрика к Оберону, который, похоже, тоже не особенно ему доверял. Король велел Эрику возглавить дворцовую гвардию. И Эрику пришлось остаться во дворце.

    Через пару дней патрули Джулиана доложили Оберону: варвары, замеченные в тридцати пяти милях к северу от города, направились в глубь страны. Треть из них — всадники, остальные движутся пешим ходом. Сколько их всего — неизвестно, хотя, судя по тому, что, наступая, они разделились на два войска, силы у них немалые. Воздушный десант в помощь пехоте тоже распределили поровну. Захватчики движутся к Колвиру, параллельно друг другу — уразумели, должно быть, что замок на горе и есть средоточие власти.

    Тем временем Бенедикт отправился в Царство Теней, чтобы побольше разведать о Генеше. Настоящий стратег должен знать своего врага — считал он. Знание помогает не только противостоять силе противника, но и найти его слабое место, чтобы в нужный момент целенаправленно нанести удар.

    Вернувшись, Бенедикт встретился с Обероном, который ввел его в курс последних событий. Затем Бенедикт привел свой полк в долину у подножия Колвира, где, встретившись с Блейзом и Корвином, обрисовал им свой план действий — в нем он учел все, что удалось разузнать.

    По рассказам солдат из отряда Блейза и однополчан Бенедикта, захватчики, подойдя к Амберу, должны были обнаружить такую диспозицию.

    Первое, что они должны были заметить с воздуха, — это кавалерию на севере и востоке Арден. Затем предстояло заманить их ближе к городу, на дорогу, что проходила за лесом. Там воздушные попрыгунчики непременно начнут преследовать всадника, якобы отставшего от своих. По дороге он как бы невзначай обронит планшет с важными документами, а затем резко свернет на юг, в лес, где присоединится к остальным. Летуны на шарах подберут планшет и, к своему удивлению, обнаружат в нем донесения на знакомом им языке.

    Там же будут карты местности — пояснения к ним враги найдут в документах. С их помощью захватчики определят местоположение склада оружия Королевства и постов охраны вокруг него. Они вышлют туда разведку на летающих скакунах, осталь Ные силы скорым маршем двинутся следом. Когда разведчики обнаружат большой шатер, то бишь арсенал, и то, что возле почти нет охраны, они доложат об этом своим.

    Они дождутся ночи, поскольку, как сказано в донесении, в это время в шатре соберутся на совет генералы, командующие силами Амбера.

    Как стемнеет, летающие прыгуны покинут свой бивак и впереди главных сил полетят окружать арсенал. Завидев часовых у входа в шатер, они решат, будто внутри уже заседают генералы. Стрелы, выпущенные с воздуха по часовым, послужат сигналом к атаке. Толпы варваров с луками, мечами и кривыми саблями хлыщут в лагерь, рубя все на своем пути.

    Тут-то Лунных всадников и ждет небольшой сюрприз. Ринувшись на застывших у входа в шатер часовых, враги увидят перед собой вкопанных в землю деревянных болванов в форме солдат Амбера. В ту же секунду варвары обнаружат, что на них наступают — с высот их накроет град стрел. И тогда до них дойдет, что лагерь, спрятанный в узком ущелье, оказался ловушкой. Вторая туча стрел полетит в небо, разя летучих тварей и всадников. И закипит настоящий бой, все утонет в крови и криках...

    На деле застигнутые врасплох Лунные всадники не растерялись, а ринулись в бой и дрались геройски. Не выказывая ни малейшего страха, ни желания сдаться, они пошли врукопашную и с дикой жестокостью орудовали ножами, саблями, руками и ногами. Однако варварам, которые под обстрелом лучников потеряли немало своих товарищей, не удалось взять верх над силами Бенедикта. Рядом с его людьми бился Корвин. Он видел, как Бенедикт широкими взмахами меча направо и налево косил приземистых вражеских воинов. Даже в пылу боя Корвин отметил, с какой редкостной выдержкой, выносливостью и смертоносным мастерством фехтовальщика его старший браг разил захватчиков.

    Бой затянулся — главным образом из-за тупого упорства варваров. Они не отступали, не перегруппировывали силы, не передавали приказы на передний край. Они просто продолжали наносить удары, наотмашь скрещивая мечи с противником. Даже умирая, пронзенные стрелой или саблей, они успевали выбросить вперед кинжал. Пот и кровь кругом, и земля пахла бойней. В самом конце многочасовой битвы люди Бенедикта заметили несколько летающих шаров, уносящих вдаль своих наездников. Когда бой затих, а Лунные всадники были наголову разбиты, оставшимся пехотинцам позволили отступить без всяких условий. И только мертвые остались лежать на поле брани.

    Павших решили похоронить: людей и тварей уложили в могилы, длинными рядами протянувшиеся по северному склону лощины. Тела нескольких шарообразных чудовищ бережно перевези в Амбер для исследования, поскольку подобных летающих существ до сих пор никому встречать не приходилось.

    На торжествах но дворце Бенедикта признали героем битвы. Сестры и братья — все, кроме Эрика, до глубокой ночи с бокалами в руках шумно славили Бенедикта. Сам Бенедикт раньше никогда не выказывал особых чувств к братьям, зато Джулиан их не скрывал — дескать, всегда видел в нем родную душу. Корвин тоже дал понять, что ему близок Бенедикт — как брат и наставник, быть может, потому, что им обоим приходится искать отдых от ратных трудов в чем-то ином.


    "Воля - это то, что помогает победить, когда разум говорит, что ты повержен."
     
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Бенедикт
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
    При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
    Tolkienists.Ru©2008-2020
    Счетчики:
    Яндекс.Метрика

    Партнеры:
    Связаться с нами:
    Обратная связь

    Оставить отзыв:
    Гостевая книга



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
    Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
    При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
    Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2020
    Правила сайта Баннерообменник
    Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
    На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
    Кое-что об авторских правах

    )\