1. Вход
    
Главная страница | RSS
    
Последнее подслушано: Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
Последние обновленные темы:
Администратор:
Admin, Elvenstar

Модераторы:

Elvenstar - энциклопедия Арда
Korvin - энциклопедия Амбер
a href='/index/8-1604'>Art-ek - энциклопедия Гарри Поттер
  • Сериалы (217)
    Артур | 15 Мая 2019 15:31
  •  
    Цитата:
    Время сервера: 08:20

    Дата: 30 Мая 2020
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Дворкин Баримен
    Дворкин Баримен
    Korvin Дата: Суббота, 30 Апреля 2011, 21:23 | Сообщение # 1
    Генерал
    Группа: Эльф
    Сообщений: 782
    Статус: Вне Средиземья
    Награды:

    Дворкин

    Великий Мастер и художник, что начертал Путь, создав из Полного Хаоса Порядок, обретший свою нынешнюю форму и ставший Амбером — основой мироздания. Дворкин произвел на свет Оберона, ставшего королем Подлинного Города. Много позже Дворкин утверждал, будто Оберон произошел от него и Единорога. Должно быть, причиной столь смелого заявления было безумие — Дворкин к тому времени сильно сдал, и так ли все происходило на самом деле — никому не известно.

    Пяти футов ростом, горбатый, с волосами и бородой длинными и густыми, Дворкин - один из самых загадочных жителей Амбера. Рожденный в Хаосе, он бежал оттуда, позже узрев Единорога. В талисмане, что висел во время их первой встречи на шее Единорога, который впоследствии стал называться Камнем Порядка, Дворкин увидел образ, который, по его мнению, смог бы оградить порядок от Хаоса. Своей кровью он начертал Изначальный Лабиринт Амбера. Следовательно, Дворкин и Лабиринт неразрывно связанны меж собою, словно две половинки целого.

    "Я - это Лабиринт в очень реальном смысле. Пройдя сквозь мой разум. Чтобы достичь той формы, которую нынче хранит в основании Амбера, он отметил меня точно так же, как я отметил его. Однажды я осознал, что я одновременно Лабиринт, и я сам, и он был вынужден стать Дворкиным в процессе своего становления. При рождении этого мира и этого времени возникло взаимное изменение, и внутри меня заложена наша слабость, равно как и наша сила. Ибо мне пришло на ум, что повреждение меня отразилось и на Лабиринте. И мне в действительности нельзя нанести вред, потому что Лабиринт защищает меня, и кто же, кроме меня, мог бы повредить Лабиринт? Прекрасной закрытой системой кажется он, его слабость абсолютно закрыта щитом его силы".

    Дворкин был не прав. Его кровь могла изуродовать, разрушить Лабиринт. Как и кровь его потомка. А одним из его потомков был Оберон. Так был рожден основной конфликт, пылающий в истории Корвина. Дворкин - мифологический герой, по меньшей мере, для среднего жителя Амбера. И даже королевская семья не знала, был ли он жив, пока он случайно не спас Корвина из темницы. Для большинства его действия непостижимы и безумны, когда он работает и думает на уровне Изначального Лабиринта. Для Хаоса, откуда он бежал, - сатанинская фигура, тогда как в Амбере он почти равен богу. И все же мифы Амбера не много говорят о нем, кроме разве того, что он был божественным безумцем, который создал "Книгу Единорога". Мифы не излагают, что он также создал Лабиринт. По человеческим стандартам и даже по стандартам королевской семьи Амбера, Дворкин - ненормальный. Но потому что он - Лабиринт, а Лабиринт представляет порядок, Дворкин может оказаться наиболее здравомыслящим из всех.

    Корвин: "...повернувшись, я увидел его сразу за порогом. Он был, примерно, полутора метров ростом, горбатый. Волосы и борода у него были даже длиннее, чем я помнил. Дворкин был одет в ночную рубашку, доходящую ему до лодыжек. Он держал в руке масляную лампу и его темные глаза вглядывались в меня над ее покрытым сажей выходным отверстием."

    Молодые годы Дворкина окутаны завесой тумана, но со слов его потомков, амберских принцев, кое-что прорисовывается. В молодости он был крепок и силен и являл собой пример стойкости и великой силы ума, которые передались Оберону и его отпрыскам. Раньше, еще до сотворения Пути, Дворкин был то ли колдуном, то ли жрецом во Владениях Хаоса.

    Именно тогда, в годы служения магическому искусству, Дворкин и развил в себе особые способности и многого достиг по части волшебства. Например, он мог по желанию принять любое обличье, перестроив нечто в себе самом на молекулярном уровне. Он проник в сами основы природы, в ее стихии. В нем открылся талант художника: используя силы природы, он создавал картины, на которых все было как живое.

    Устав от мелочных раздоров правителей Хаоса, он добровольно покинул Владения и бежал туда, что с его слов было «маленьким, неожиданно появившимся островком в ночном море» (РО). Однажды, когда Дворкин рисовал на камне очередной рисунок, глазам его явилось зрелище доселе невиданное, его охватил благоговейный страх. Всего в нескольких футах стоял огромный белоснежный Единорог и явно без страха взирал на человека, сидевшего перед ним на корточках на земле. С шеи легендарного животного на цепи из сверкающего металла свисал крупный алый Камень. Осторожно, чтобы не спугнуть Единорога, Дворкин поднялся на ноги, а тот и не думал убегать. Удивительно, но зверь подпустил его к себе, дал погладить гриву. Это было только начало великой дружбы. Время шло, а человек и зверь оставались неразлучны.

    Никто не знает точно, что подтолкнуло Дворкина создать Путь, основу упорядоченного мироздания — знать, возникла в том крайняя необходимость, ведомая только Единорогу. Драгоценный Камень, что висел на шее Единорога, обладал способностью, перелить беспорядочную материю Хаоса в прихотливый узор Пути. Но, чтобы воспринять его, человек должен был особым образом настроить свой разум. Пройдя через мистический ритуал, с которым, как приличествовало жрецу, Дворкин был отчасти знаком, он подготовился и настроился на Камень, дабы точно повторить узор Пути на ровной каменной плите крохотного островка. Сняв Камень с шеи Единорога, Дворкин повесил драгоценность себе на грудь. Принеся в жертву принесенную Единорогом живую птицу-лиру, Дворкин рассек себе палец и смешал свою кровь с птичьей. И как только в Камне на шее Дворкина по воле Единорога от посланной молнии запылал алый огонь, человек кровью начал прокладывать в дикой скале Изначальный Путь. Творимый Дворкином Путь был частью его самого. Нарождающаяся в тот миг Вселенная обретала форму, вбирая в себя мысли и мечты Дворкина, девственную чистоту Единорога, кипящую в противоборстве крови твари и человека.

    Порождением первичного Пути стал Амбер, Подлинный Город — центр Вселенной. Все остальные Царства во Вселенной — лишь подобия его, тем более несовершенные, чем дальше они от средоточия мироздания. Амбер — и создание, и пленник души Дворкина — город великих дел, красоты и чистоты, который вместе с тем несет на себе печать мелочной вражды и жестокости его правителей. Таково наследие Дворкина, которому ничто человеческое не чуждо.

    Тысячелетие Дворкин правил Амбером. Он не расставался с волшебным Камнем, который стал называть «Судным», — тем самым Камнем, что вдохновил его на создание Пути и теперь подталкивал на новые созидательные замыслы. Камень оставил на Дворкине мету точно так же, как Дворкин на нем. Они были едины и неразделимы: любые перемены Пути и Дворкина затрагивали непременно их обоих, и любой вред, причиненный Пути, отражался на состоянии человека.

    В самом начале правления Дворкина его единомышленик Единорог вдруг исчез. Одни поговаривали, будто после этот Дворкин сильно переменился. Другие объясняли произошедшею с ним перемену рождением сына, что явился на свет, словно из ниоткуда. Третьи же уверяли, будто согнуло его не что иное, как тяжкое бремя ответственности. Какова бы ни была причина, изменения были разительны: Дворкин постарел, весь как-то съежился, высох; несдерживаемая растительность на подбородке превратилась в кудлатую неопрятную бороду. Он редко появлялся на людях и буквально жил затворником в замке Амбера.

    Несмотря на молодость, сын его Оберон взял на себя весь груз правления Королевством. Дворкин же с удовольствием погрузился в тайные науки, много рисовал, запершись в кабинете в той части замка, куда редко кто наведывался. Тогда-то он и создал колоду Таро с портретами Оберона и его отпрысков.

    Когда Дворкин недели две не выходил из облюбованного им уединенного крыла замка, Оберон сам отправился посмотреть, не случилось ли с ним чего. Сколько ни стучал он в дверь «берлоги» Дворкина — никакого ответа. Тогда Оберон приказал стражникам взломать дверь... Дворкин словно испарился: не было его нигде, ни в замке, ни в Амбере.

    Сильно обеспокоившись, Оберон время от времени посылал отряды на поиски Дворкина в Царство Теней. Прошли годы, Оберон вступил в пору зрелости, дети его выросли, и вот тогда одна из поисковых групп, снаряженных в Тени, прознала, где обретается «безумный художник» по имени Дворкин. После таких новостей Оберон лично нанес визит в отдаленную Тень, где столько лет скрывался его отец. И поспел вовремя — Дворкина как раз собирались казнить без суда за попытку поднять мятеж против тогдашнего правителя. Оберон вступился за папашу и, дабы ублажить тамошние власти, дипломатично пошел на подписание двустороннего торгового соглашения.

    Вернувшись с сыном в Амбер, Дворкин большую часть времени занимался делами Подлинного Города. И хотя колдун здорово состарился — спина его изогнулась уродливым горбом, отчего он казался маленьким, почти карликом, — в крови его снова проснулся творческий зуд. Тогда-то он и создал семейные колоды карт, по подобию ранних карт Таро с портретами Оберона и его потомков, наделив их волшебными свойствами: как известно. Карты служат средством сообщения и с их помощью можно мгновенно перенестись куда угодно.

    Безумие Дворкина пришлось как раз на тот период, когда интриги и сплетни в королевском семействе еще больше накалили и без того напряженную политическую атмосферу в Амбере. Оберон необъяснимым образом исчез из Подлинного Города, его отпрыски, толкаясь локтями, карабкались к трону. Кто-то запятнал Изначальный Путь кровью одного из потомков Дворкина, как Позже выяснилось, кровью Мартина, сына Рэндома. И это пятно На Изначальном Пути, что в древности начертан Дворкин, стало «дырой» в его мозгу — часть ею разума была как бы отключена. Еще одно физическое проявление «пятна» заключалось в том, ч го контроль Дворкина над собственным телом ослабел, и метаморфозы происходили с ним помимо его воли. Сердясь или возбуждаясь, он перевоплощался в чудовище.

    Когда, после некоторого перерыва возвратившись в Амбер, Оберон вновь воссел на престол, он вынужденно сцепился с Дворкином, который явно сошел с ума и стоял на своем, утверждая, будто поврежденный Путь необходимо разрушить. Дескать, он, Оберон, должен с помощью Судного Камня, пропустив заключенную в нем основу миропорядка через свой разум и душу, создать новый Путь, ясный, светлый, ничем не запятнанный. Сам же Дворкин был готов дойти до середины Пути, чтобы уничтожить его вместе с собой. И как только это произойдет, Оберон сможет создать новый Путь. План был радикальным и слишком опасным, поэтому король Оберон начисто его отверг. Оберон начал бояться Дворкина и заключил его в то место, откуда нельзя было бежать, под «домашний арест» в подземелье замка. Он посадил грифона Виксера па цепи охранять папашу, дабы тот не приближался к Изначальному Пути и не причинил себе какого вреда, если в приливе безумия ему вдруг взбредет в голову спасать мир.

    Разумеется, удержать Дворкина в четырех стенах было совсем не просто. Заскучав, он создан новую карту, с помощью которой легко покинул свою темницу. Именно тогда он и явился Корвину, запертому в камере по приказу Эрика, тогдашнего правителя Амбера. Через рисунок, сделанный Дворкином на стене камеры, Корвин бежал из заточения. Следующая встреча их произошла, когда Корвин навестил Дворкина в его подземелье. Именно тогда Корвин второпях выбрал верхнюю карту из колоды Дворкина и через нее угодил во Владения Хаоса.

    Позже Дворкин помогал Оберону в подготовке войны Падения Пути. Корвин хотел починить нарушенный Изначальным Путь, но Оберон и Дворкин вместе парализовали его волю с но мощью Камня, и он не смог вступить на Огненный Путь и не вы полнил задуманное. Отдав Корвину необходимые приказания, Оберон вернулся к Дворкину продолжить подготовку к войне.

    Мы не знаем, как все происходило затем на Изначальном Огненном Пути. Наверняка Дворкин следил за Обероном, пока то 1 продвигался по линиям узора, выжигая на каждом проходе пятно и восстанавливая образ Пути. Если бы разразилась апокалиптическая гроза, она, скорее всего, уничтожила бы Тени, но восстановленный Изначальный Путь должен был уцелеть.

    Пока разворачивалась великая война Падения Пути, Дворкин, вероятно, готовил траурную процессию, дабы проводить Оберона туда, откуда никто не возвращается. Все порождения Хаоса, все создания из Теней должны были отдать последнюю дань погибшему королю Амбера. Когда сражение за пределами Владении было почти закончено, из-под нависшей грозы выплыл траурным кортеж и потянулся по Черной Дороге к башням Цитадели. Показались траурные дроги с гробом Оберона под королевским штандартом Амбера. Дрогами правил старик Дворкин, увозя сына и последний путь, в древнюю страну предков.

    Какое-то время Дворкин, должно быть, скитался по Царству Теней и возвратился в замок Амбера только за тем, чтобы застать там Мерлина. Именно он своими советами и научил Мерлина, как действовать в условиях противостояния двух Сил — Пути и Логруса. Мерлин заметил Дворкина, когда тот в поисках его шел по коридору замка и стучался во все двери. Затем Мерлин долю выслушивал наставления Дворкина. Так и не сказав всего о причинах конфликта великих Сил, Дворкин все же убедил Мерлина настроиться на Судный Камень. Последовав его совету, Мерлин добровольно вернулся в Хрустальную Пещеру, чтобы отоспаться перед процедурой настройки. Позже, когда Знаки Пути и Логруса столкнулись в коридоре амберского замка, Мерлин был уже под надежной защитой Камня и не пострадал от разрушений при взрыве, вызванном стычкой двух Сил.

    То, что Призрак (Призрачное Колесо — умная машина, созданная Мерлином) успел умыкнуть Камень, Дворкин расценил как возможность уберечь магический предмет и от Змея, и от Единорога. Вернувшись вместе с Мерлином в разрушенные королевские покои Янтарного Дворца после сражения двух Сил, Дворкин поприветствовал короля Рэндома и всех присутствующих. Дворкин посоветовал Мерлину поискать Призрачное Колесо, сам же пожелал осмотреть раненную при взрыве бегманку Корэл, за которой приглядывала супруга Рэндома.

    После того как отыскавшийся Призрак вернул Мерлину Судный Камень, Дворкин имплантировал его в глазницу Корэл. Закончив операцию, Дворкин скрылся вместе с Корэл.

    И хотя Дворкина не видали с тех самых пор, когда он исчез при столь странных обстоятельствах, нет сомнения, он продолжает следить за переменчивым ходом событий через мерцающий алый кристалл.



    "Воля - это то, что помогает победить, когда разум говорит, что ты повержен."
     
    Форум » Перекрёсток миров » Амбер » Персонажи » Дворкин Баримен
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
    При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
    Tolkienists.Ru©2008-2020
    Счетчики:
    Яндекс.Метрика

    Партнеры:
    Связаться с нами:
    Обратная связь

    Оставить отзыв:
    Гостевая книга



    Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
    Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
    При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
    Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2020
    Правила сайта Баннерообменник
    Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
    На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
    Кое-что об авторских правах

    )\