1. Чат
  2. Вход
  3. Регистрация
Главная страница
Регистрация
Вход
RSS

Зелёный Цветок

Автор: Лилиэн Тук
Название: Зелёный Цветок
Возрастное ограничение: нет
Статус: закончен/в процессе Закончен
Краткое описание: Это сказка для детей из разряда "дописываний" Толкиена. Речь идёт о времени между прибытием Гэндальфа в Средиземье и его встречей с Бильбо. Мне хотелось рассказать о предках Бильбо и судьбе гномов Синих Гор. Из персонажей Толкиена есть только Гэндальф, остальные персонажи новые. Главная тема - поиск палантиров Арнора.

Часть I. Чудесный камень. Начало

 

 

Early to bed and early to rise makes a man healthy, wealthy and wise.

Кто рано ложится и рано встаёт, здоровье, богатство и ум наживёт.

 


Тонкий лучик света проскользнул в круглое окошко, пробежал по стене, задержался на уголке подушки и тут же слился с сотней таких же неугомонных лучей только что взошедшего над садом солнца. Над Хоббитанией занимался новый день. Этот день был обычным, из череды одинаковых обыкновенных дней, различающихся между собой разве что погодой и новостями. И всё было бы обыкновенно в этот ясный летний день, если бы не произошли события, поставившие жизнь нескольких хоббитов с ног на голову.

Тот самый озорной первый в это утро лучик солнца разбудил в маленькой хоббичьей норке на своей уютной хоббичьей постельке лежебоку Лаилота. Вы только не подумайте, что он был ленивым хоббитом. Ленивых хоббитов не бывает. Просто именно в это утро судьба подарила ему ещё несколько лишних минут сонного блаженства, прежде чем измениться навсегда. И будьте уверенны, что эти минуты припомнятся Лаилоту ещё не раз и не два. А пока он наконец-то понял, что проспал, вскочил, быстро оделся и выбежал на улицу, захлопнув за собой ладную круглую дверь, пожалуй не зря составлявшую гордость своих хозяев.

Так и есть — все уже во дворе хлопочут по хозяйству, а его забота — стадо маленьких белых овец уже покидает дальнюю околицу. Лаилот изо всех сил припустил к тому месту, где овцы белыми пушистыми комочками понемногу просачивались сквозь проход в ограде. И так как он бегал побыстрее всех соседских мальчишек, ему не понадобилось много времени, чтобы догнать стадо и обнаружить, кто спас его от гнева старших и вовремя отправил овец в их ежедневный путь к пастбищам.

— Доброе утро, Лай! Хорошо ли тебе спалось? — засветилась улыбкой навстречу ему милая мордашка.

— Спасибо, сестрёнка! Что бы я без тебя делал? — благодарно откликнулся Лаилот (а надо сказать, что все домашние называли его коротко — Лай).

Вместе они быстро управились со стадом и направили овец по привычной дороге к дальним пастбищам у подножия Заветри, которая была единственной горой во всей округе.

Пока юные хоббиты гонят своё стадо, мы познакомимся с ними поближе. Брат и сестра были близнецами, что большая редкость у хоббитов и, скорее всего, говорит о странности в их происхождении, а странностей хоббиты ох как не любят. Родились они в славнейшем семействе Туков, род которых уже несколько сот лет возглавлял народец хоббитов по ту и эту сторону Реки. Год их рождения был знаменателен тем, что по Хоббитскому Летоисчислению приходился ровно на тысячный год после Чёрного Поветрия, или на 1036-й от года Переправы через Брендивин. Назвали близнецов Лаилот и Лилиэн — не очень обычные имена в тогдашней Хоббитании. Судачили о том, что мать их слишком сильно любила цветы, вот у детей такие «цветочные» имена.[1] Сама она после рождения близнецов прожила недолго и через год Лай и Лили осиротели, а их отец Тарогрим Тук (Старый Тари, как звали его соседи)[2] овдовел. Через положенное время он вновь женился и обзавёлся ещё тремя хоббитятами. Вся большая хоббичья семья проживала у Заветри в селении Пристенок в маленькой чистой норе, вырытой с соблюдением всех добрых старых обычаев. Был Старый Тари совсем небогат и держал гурт овец (по хоббичьим меркам — около ста сорока четырёх голов), доход от которых и поддерживал семью обедневших родственников хоббитонского правителя.

Состоятельные Туки вот уже почитай тысячу лет как жили за Брендивином в Хоббитоне, а семья Лаилота — на границе Пригорья в малонаселённом месте, но зато близко к Великому Восточному Тракту.

* * *
В тихое и мирное время подрастали дети. Отец Лая, соблюдая традиции семьи, дал ему второе имя Изенгрим в честь Изенгрима — правителя Хоббитании, умершего в год Чёрного Поветрия, унёсшего жизни чуть ли не половины населения. Говорили, что к этой беде приложили своё старание колдуны из Ангмара за то, что хоббиты в своё время перешли в подданство к князьям Арнора — северного княжества дунаданов-нуменорцев. Оно погибло из-за войны с чародеями Ангмара в том же достопамятном году, когда хоббиты переселились за Брендивин и начали своё летоисчисление. Однако события эти для хоббитов были в то время уже настолько далёкими, что верилось в них с трудом, и звучали они уже как детские сказки.

Незаметно минули тридцать три года — этот возраст считается у хоббитов совершеннолетием, и Старый Тари уже стал задумываться о дальнейшей судьбе старших детей. Особенно его тревожило то, что он никак не мог найти подходящего жениха для Лилиэн. Не так уж много хоббитов проживало в округе — это был, как мы уже узнали, малонаселённый уголок Пригорья. Да и не хотели соседи связываться с «этой странной Лили», как дразнили её дети. Не потому, что она была некрасива — наоборот, мало кто не приходил в восторг от её кудрявых волос с медным отливом, пухлых щёчек и изумрудных глаз, а когда она улыбалась, казалось, что солнышко проглянуло в пасмурный день. Хоббитов пугала её «странность»: слишком уж мечтательна и необычна она была. Как будто нездешняя неуловимо-причудливая склонность к фантазиям жила в её взгляде, в движениях, пропитывала её всю и как будто светилась изнутри.

Никто из хоббитов не мог всего этого объяснить, а только говорили: «В общем, что-то с ней не так», — и это звучало как: «Держись от неё подальше».

Только у брата находила она поддержку и понимание, только он не считал её сумасшедшей или даже чудаковатой за то, что она рассказывала порой сказки, как будто не сочинённые ею, а подсмотренные в другой жизни — далёкой, необъяснимой, чужой и потому интересной. Лили говорила ему, что сказки эти приходят к ней как сны, но видятся ярко и чётко, как события каждого дня. Много общего было у близнецов, среди общего и секреты. Лай знал, откуда приходят «сны» Лили, но никому об этом не рассказывал. Во-первых, всё равно не поверят, а во-вторых, если поверят, то ещё чего доброго отберут у сестры самое дорогое — её «сны».

[1] Лаилот — «зелёный цветок», Лилиэн — «маленькая лилия».

[2] Старым его стали называть не за возраст, а за рано пробившуюся седину. Это прозвище было скорее ироничным, ведь Тарогрим выделялся среди других хоббитов статью и широкими плечами. Его горделиво вскинутая голова с седеющими взлохмаченными волосами нисколько не поддерживала значения прозвища, особенно из-за пронзительного взгляда ярких молодых глаз.

 

 

 

 

Заветерь

 

 

 


There is no rule without an exception.

Нет правил без исключений.

 


Как вы уже догадались, пасти овец было главной обязанностью Лаилота. Как и отец, он был широкоплечим и крепким. Круглое лицо со светло-карими глазами обрамляли светлые кудри – в отличие от волос Лили, они не отливали медью, а были больше в цвет спелой пшеницы. Ещё до света он уходил со стадом к пастбищам у подножия горы и возвращался домой на закате. Ловкие и проворные от природы, хоббиты справлялись со своими маленькими овечками без помощи собак. А Лаю, который был повыше и покрепче остальных своих свестников, эта работа была уж точно не в тягость. Лили часто приходила к нему на пастбище – то приносила что-нибудь вкусненькое, то помогала с овцами. Было это всегда кстати, будто она знала, что эта помощь нужна была Лаю именно сейчас.

Особенно рада была Лили, когда заставала брата у самого подножия или даже на склонах Заветри. Здесь они знали каждый камушек и каждый кустик. Тайные тропы под прикрытием камней, скрывая их от любопытных глаз, выводили на самую вершину. Вот где начиналось веселье!

На вершине горы много веков назад ещё первыми князьями Арнора была построена сторожевая башня. Сейчас она сильно разрушилась, однако ещё можно было взобраться на то, что когда-то было верхней площадкой. Какой вид открывался оттуда – просто захватывало дух!

Небеса над тобой словно раздвигались, охватывая необъятье над головой, а внизу открывался вид на все окрестности вокруг, даже на те, где Лай с Лили никогда не бывали. Хорошо было видно Восточный Тракт и всех, кто двигался по нему с востока на запад и с запада на восток. И казалось, что перед ними протекает жизнь, охваченная взором вся сразу и в подробностях. Это было их любимое и тайное место. Никто на хуторе не понял бы, зачем они туда лазят.

Была и ещё одна причина, по которой место было тайным. Однажды (им тогда не исполнилось ещё и пятнадцати лет) на этой площадке, расчищая её от каменных осколков обвалившейся стены, Лай нашёл в дальнем углу под мелкими камнями и пылью их главное сокровище. Это был камень. Он был круглый, гладкий, тёмный и тяжёлый. Лай вытащил его из углубления в полу, куда он закатился видимо очень давно. Камень казался чёрным и одновременно прозрачным – Лай смотрел на него и как будто вглядывался в своё круглое окно тёмной ночью – знаешь, что окно прозрачное и за ним что-то есть, но никак не можешь разглядеть это что-то.

Когда Лили увидела его находку, то испугалась и обрадовалась одновременно. Камень словно и притягивал, и отталкивал её. Она заворожено смотрела в прозрачную черноту, и ей казалось, что кто-то оттуда смотрит на неё. Как во сне она медленно протянула руку и коснулась камня. И камень ожил. Что-то засветилось у него внутри – какие-то маленькие точки, искорки, собравшиеся в центре шара. Потом эти искорки задвигались и выстроились в хоровод, который побежал всё быстрее и быстрее, пока не закрутился в вихрь и не исчез. Лай и Лили не отрываясь смотрели на камень. Когда танец искр закончился, Лили отняла руку и посмотрела на брата.

– Ты слышал это? – спросила она.

– Слышал что? – у Лая в голове сейчас крутилось ещё около сотни мыслей сразу от «Не перегрелись ли мы на солнце?» – до «Не утопить ли этот шар в болоте?».

– Этот спор.

– Какой ещё спор? Здесь кроме нас с тобой никого не было, – испуганный Лай стал понимать, что слышанное Лили связано с искрами в каменном шаре.

– Я слышала спор трёх мужчин так, как будто была там – возле огненной стены.

– Какой стены? Расскажи.

– Трое спорили рядом с огнём. Только это был не просто огонь, не просто камин или костёр. Это была стена огня. Она была живая, она гудела, рокотала и желала вырваться вон из недр горы.

– Я не видел никакого огня, и наша гора молчит – послушай сама.

Лили прислушалась. Лёгкий ветерок шевелил её волосы, всё вокруг было по-прежнему тихим и обычным как всегда.

– Но я слышала, как они спорили. Они всё время говорили про какое-то кольцо.

– Я думаю, что это камень во всём виноват, – подытожил Лай. – Давай-ка спрячем его от греха подальше, а то вдруг он ещё загорится чего доброго… Наши овцы! – спохватился он, – Мы сидим на горе уже уйму времени. Бежим!

И они опрометью кинулись вниз. До самого вечера им пришлось собирать разбредшееся стадо, и некогда было даже перекинуться словом.

Дома после ужина, который по хоббитским привычкам состоял не менее, чем из пяти блюд, Лай и Лили незаметно выбрались в сад, чтобы продолжить прерванный на горе разговор.

Звёзды уже высыпали на небо и сверкали, точно самоцветы из корон древних королей. Лили была задумчива, а Лая разбирало любопытство – надо сказать, что ему ещё и было обидно, что он-то ничего не слышал и не видел, кроме хоровода потаённых огоньков внутри чёрного камня. Дети понимали, что камень был не простой, а скорее всего волшебный – прямо как в сказках и легендах о прошлых незапамятных временах.

– О чём они спорили? – наконец решился прервать задумчивость сестры Лай.

Лили вздрогнула, посмотрела мимо брата куда-то в темноту вечернего сада и стала рассказывать.

 

 

 

Спор о кольце

 

 

 

 

None is so blind as they who will not see.

Хуже всякого слепого тот, кто не хочет видеть.

 


Они стояли у обрыва на фоне яркого клокочущего пламени. Всё вокруг гремело и грохотало, их голоса тонули в гуле горы. Но я слышала всё до последнего слова. Все трое были высоки ростом, молоды и сильны. Они были в доспехах, но оружия с ними не было. На их лицах читалась неимоверная усталость и страшное горе.

Двое из них пытались уговорить третьего бросить в огонь кольцо, но он не хотел. Он говорил, что кольцо слишком дорого ему досталось – из-за него погибли его отец и брат, говорил, что оставит его себе и с его помощью объединит людей, восстановит разрушенное и обретёт бессмертие. Двое других были прекраснее него, хотя горе и омрачало их лица. Они убеждали третьего в том, что бессмертие и власть – не дар, а бремя, которое несут они нескончаемые века, переживая других и помня всё. Они говорили о своём горе – о гибели Эрейниона – гибели бессмертного. Но третий не хотел их слушать. Он уже всё решил, и такое решение не смог бы отменить никто. Он покинул обрыв и ушёл.

Оставшиеся медленно спускались с горы и говорили о судьбе людей, о Кольце Врага, говорили, что Исилдур подвергает риску всё Средиземье. А потом один из них вдруг сказал: «Я только сегодня перед поединком королей получил от Эрейниона Вэйал, – он поднял руку и на ней сверкнуло кольцо с синим камнем, – и уже ощутил всю его благодать. А ты, Кирдан, носишь Наир, вручённый тебе ещё мастером Келебримбером, – он взял руку товарища и посмотрел на его кольцо с алым камнем. – Скажи, смог бы ты по доброй воле отказаться от него прямо сейчас и бросить в огонь Ородруина? Я думаю, что мы слишком многого хотим от подверженных слабостям смертных. Никто не знает, что посеял в их душах Чёрный Враг Мира Моргот, но, похоже, сегодня мы не только увидим всходы, но и пожнём урожай». Вот и всё, что я слышала. Мне кажется, я буду помнить об этом всегда.

– Мы больше не поднимемся туда! – твёрдо сказал Лай. – Я никому не позволю пугать тебя – ни людям, ни камням.

Лили сидела молча и долго ещё смотрела на звёзды. Ей чудилось, что сегодня она прикоснулась не к чёрному холодному камню, а к свету, исходящему от звёзд. И вместо тревоги в душе поселилась песня.

Нет, они не перестали взбираться на вершину башни. Да, Лилиэн ещё не раз прикасалась к камню. Вечерами послушать её сказки сбегалась вся местная малышня. Шли годы, и именно из-за этих нескончаемых сказок её стали считать «странной», и только заступничество силача Лая берегло её от прозвища «чокнутой».

 

 

 

 

Встреча

 

 

 

 

Appearances are deceptive.

Внешность обманчива.


Но мы слишком отвлеклись на воспоминания. Закончим же наши исторические отступления и вернёмся на пастбища Пригорья к юным хоббитам-близнецам. Надо сказать, что в тот год им исполнилось по тридцать пять лет, а у хоббитов это достаточно юный возраст.

Выбранный нами для повествования день действительно изменил всю их дальнейшую жизнь. Но, обо всём по порядку.

С тех пор, как Лай обнаружил странный круглый камень, минуло уже двадцать лет. У Лая иногда возникало желание перепрятать камень, а ещё лучше спустить его с горы и отнести поближе к дому, но Лили всегда заступалась за сохранение его именно в том месте, где он был найден.

– Камень не наш, и, может быть, за ним вернётся тот, кто оставил его здесь, – убеждала она брата.

– Как может вернуться умерший тысячу лет назад древний король? – упорствовал Лай. – Если бы этот камень был так важен, то его давно уже забрали бы отсюда: башня-то вот-вот рухнет.

Лай был прав – сторожевая башня разваливалась на части, и каждый подъём на верхнюю дозорную площадку давался им всё труднее и становился всё опаснее. Рано или поздно Лили пришлось бы согласиться на перенос камня…

Яркое утро обмануло ожидания хорошей погоды, и к обеду всё вокруг затянул густой туман. Овцы разбрелись, и собрать их не было никакой возможности. Хоббиты решили подняться повыше на гору и развести огонь.

Знакомая тайная тропа с северной стороны горы вывела их на площадку, защищённую от ветра и посторонних глаз и лежащую как раз на полпути к башне. Хоббиты не прятались, они никогда никого здесь не встречали. Пока. А тут, вдруг, они наткнулись на остатки костра прямо посередине площадки и кучу собранного хвороста неподалёку. Кто-то ночевал здесь и собирался провести ещё одну ночь.

Врождённая осторожность и способность хорошо прятаться в случае опасности сработала в них сразу. Лили и Лай затаились среди камней, и даже дыхания их не было слышно.

Туман остался внизу, а здесь на горе по-прежнему ярко светило солнце. В том месте, где спряталась Лили, среди камней на низеньких кустиках цвели крупные белые цветы. Их аромат разносился вокруг. На цветах возилась пчела. Она деловито проверяла каждую белую чашечку. Вдруг, не закончив свою работу, она быстро поднялась в воздух, ненадолго задержалась на месте, как будто сожалея о покинутых цветах, и улетела. Лили поняла, что кто-то её потревожил, и тут же услышала тихие шаги. Звуки послышались сверху на тропе. Вскоре появился человек.

Человек был высокий – Лили поняла это, увидев его тень на камнях тропы. Надо сказать, что хоббиты в те времена были выше нынешних, а в роду Туков особенно, так что Лай был не меньше четырёх футов. Но человек был не меньше шести футов роста, и им пришлось задрать головы вверх, чтобы хорошенько его рассмотреть. Незнакомец носил старую выгоревшую на солнце широкополую шляпу и был скрыт своим длинным серым дорожным плащом. В руке он держал посох, а лицо его не было видно, пока он не поднял взор, чтобы осмотреться на площадке с костровищем.

Лили узнала его сразу. Эти глаза невозможно перепутать ни с чьими другими. Длинная борода и кустистые брови говорили о почтенном возрасте, а вот глаза были молодыми, и в них словно плясали искорки ума. Пока Лили решала, показаться ей или нет, пыльца белого цветка, потревоженная пчелой, сделала своё дело.

«Пчхи!» – Лили не успела даже открыть глаза, как человек уже обнаружил её, подхватил и, легко перенеся через каменную ограду тропы, поставил перед собой. В ту же минуту между сестрой и незнакомцем вырос как из-под земли Лай, сжимая в руке длинный нож – его он брал с собой на случай встречи с волком. Его взор был полон решимости драться насмерть. Озадаченный незнакомец переводил взгляд с одного на другого, когда прозвенел голосок Лили: «А я знаю тебя! Ты Олорин – хранитель кольца».

На минуту повисла тишина, и стало слышно, как внизу в тумане блеют овцы. Лай уставился изумлённо на сестру. Старик отступил к краю площадки и присел на ограждение, не сводя глаз с хоббитов.

– Правду говорят: «Хоть тысячу лет странствуй, а никогда не узнаешь, что ждёт тебя за следующим поворотом», – изрёк он приятным усталым голосом. – Я Олорин. Это одно из моих имён, правда в этих краях меня никто не должен знать. Что ж, если мы начали знакомство, тогда очередь ваша – представьтесь и расскажите, откуда вы меня знаете.

– Я видела тебя там, на берегу, когда ты говорил с Кирданом и он отдал тебе кольцо Наир, – просияла Лили.

– Я понял, что разговор будет долгим и обстоятельным, поэтому предлагаю развести огонь и отведать олориново угощение! – предложил старик.

При слове «угощение» хоббиты оживились – они были любители покушать, об этом говорили лучше слов их пухлые щёчки и круглые животики. Лили и Лай как-то сразу прониклись доверием и старик показался им очень даже приятным.

 

 

 

 

Олорин

 

 

 

 

Extremesmeet.

Крайности сходятся.

 


Костёр быстро разгорелся, и появилось обещанное угощение – таких вкусных пончиков с повидлом Лай и Лили никогда не ели. Они представились как положено было благовоспитанным хоббитам из уважаемого рода: с фамилией и местом жительства. Однако человека ещё почему-то заинтересовал их возраст, узнав о котором он снисходительно хмыкнул и попросил Лили ещё раз подробно рассказать историю с кольцом.

– Вы стояли на серых плитах большой набережной, дул крепкий солёный ветер, – начала она свой рассказ. – Кирдан снял с пальца кольцо с красным искристым камнем и протянул его тебе. Он сказал: «Возьми его, Олорин. В тяжких трудах кольцо поможет тебе и охранит от усталостей. Это – Кольцо Огня, может быть, с его помощью тебе удастся снова зажечь сердца в этом остывающем мире. Моё же сердце навсегда связано с морем. Я останусь на этих серых побережьях и буду хранить Гавани, пока не отойдёт последний корабль. Я дождусь тебя здесь». Это кольцо и сейчас у тебя.

– Ты видишь его? – удивился Олорин.

– Конечно. Оно с большим красным камнем.

– А почему я не вижу? – настал черёд Лая удивляться.

– Так и должно быть: видеть кольцо дано не всем, – задумчиво изрёк старец. – Одного я не могу понять: нас было только двое, и было это много веков тому назад. Откуда же о нашем разговоре знают полурослики, живущие у Заветри за тысячи лиг от моря?

– Лили видела всё это в камне, – неожиданно сам для себя выпалил Лай. Он и опомниться не успел, как выложил старику всю историю своей находки.

– Да вы полны сюрпризов, мои маленькие друзья, – задумался Олорин. Лай заметил, как при слове «друзья» глаза Лили засветились какой-то надеждой.

– Признаться, я отправился в путь с целью отыскать этот камень и предлагаю вам хорошо заплатить за вашу находку, – предложил старик.

Лай посмотрел на Лили. Он знал, что камень и то, что он показывал, много значили для неё, и все эти «сказки» давно уже стали частью их жизни. Представить Лили без них было уже невозможно. И тут она произнесла то, чего он не ожидал от неё:

– Расскажи нам о камне всё, что ты знаешь, и мы отдадим его даром. С одним условием, – помедлив, сказала она, – ты возьмёшь нас с собой.

Олорин молчал. Лай удивлённо смотрел на сестру: такого фокуса она ни разу в жизни не выкидывала. Одно дело рассказывать сказки, а уж совсем другое – сбежать из дому. Но даже в мыслях он не допускал посчитать её вздорной или, того хуже, умалишённой. Он знал, что Лили благоразумная, добрая и очень верная. Сомневаться в сестре даже не приходило ему в голову. И, тем не менее, поступок Лили страшил его. Молчание прервал Олорин:

– Хорошо! Слушайте, я расскажу, что мне известно.

Чудесные камни были созданы в Амане – Благословенном Краю на Западе. Теперь попасть туда могут лишь Перворождённые – эльфы. Один из них по имени Феанор – величайший из мастеров, превзошедший всех эльфов Амана, создал эти камни и назвал палантирами. Камни могли передавать мысли, желания, рассказывать о происходящем вокруг, находясь на любом расстоянии друг от друга. Связаны они друг с другом попарно, однако, сильный в магии мог бы услышать любой из них, прикоснувшись к одному.

В Средиземье палантиры привезли князья Андуинэ после гибели Нуменора. Они получили их в дар от Эльфов Света с острова Тол Эрессеа. Всего камней в Средиземье семь. Четыре в Гондоре – южном княжестве нуменорцев, три – здесь, в Арноре: на Заветри, на Дальних Холмах и в Аннуминосе. Эти камни я и ищу.

– Почему же тогда палантир показывал мне прошлое? – спросила Лили.

– Я не знаю ещё до конца всех свойств чудесных камней Феанора, – ответил ей Олорин. – Для изучения их я и решил собрать палантиры Арнора. Хоть северное княжество и погибло, ещё живы потомки нуменорцев Севера. Они малочисленны и рассеяны по просторам Средиземья. Для связи друг с другом им пригодились бы камни, доставшиеся в наследство от Элендила – первого короля Арнора.

– Хоббиты считают себя подданными княжества, – встал со своего места Лай. – Наш долг передать наследникам княжества имущество, принадлежащее им по праву.

– Достойные слова, славный хоббит! – лицо старца было серьёзно, но в уголках глаз пряталась добрая улыбка, не замеченная, однако, Лаем.

– Пойдёмте, я покажу, где он спрятан, – воодушевился хоббит. – Но только надо быть очень осторожными: время не щадит старые камни, башня держится на честном слове, а палантир лежит на верхней площадке, так что…

 

 

 

 

Башня Амон Сул

 

 

 

 

Never put off till tomorrow that you can do today.

Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня.

 


Как и предупреждал Лай, подъём был действительно опасным. Он даже пожалел, что не предложил принести камень самому вниз на тропу, однако отговорить старика и сестру уже было невозможно.

Когда они взобрались вверх на дозорную площадку, старик, отдуваясь и тяжело дыша, присел на край бойницы. Лили и Лай в это время обнаружили, что часть западной стены, ограничивающая площадку, обрушилась, и теперь они были как на ладони, открытые всем ветрам и взорам снизу. Самое ужасное, что в последний раз Лай спрятал камень именно в основании западной стенки площадки. Обрушившаяся стена образовала на нижнем ярусе башни большую кучу обломков, камней и щебня, которая была хорошо видна сверху. Обшарив всю площадку, хоббиты поняли, что палантир именно там.

Когда вся компания, рискуя на каждом шагу сломать шею или обрушить ещё что-нибудь, оказалась на нижнем ярусе, отчаяние подобралось к их сердцам. Куча, показавшаяся сверху большой, на деле оказалась огромной: чтобы разобрать и разгрести её надо было позвать всех окрестных жителей и работать не меньше недели.

Олорин присел на большой обломок и глубоко задумался. Лай даже не знал, что и предложить. А Лили заявила, что может отыскать палантир. «Я спрошу у камня, где он», – уверенно сказала она, закрыла глаза и замерла. Потом, не открывая глаз, она двинулась в сторону кучи обломков, вытянув вперёд руки, как слепая. Дойдя до края кучи, она вдруг резко свернула к уцелевшей стене, подошла к ней вплотную и нагнулась. Лай кинулся к ней. Лили открыла глаза и сказала: «Он здесь». Её тон прозвучал так уверенно, что сомневаться не пришло бы в голову. По крайней мере не Лаю. Олорин же покачал головой и вновь погрузился в раздумья, не обращая внимания на то, что хоббиты принялись рыть и оттаскивать от стены крупные обломки.

Через полчаса усиленного труда, когда даже Лай уже стал сомневаться в удаче, а Лили поминутно твердила: «Он мне сказал, что лежит под стеной», палантир показался из щебня, сверкнув на солнце гладкой и тёмной поверхностью. Олорин проворно подбежал под их радостные крики и сам довершил работу, вынув камень из земли. Стерев с палантира пыль, они не обнаружили на нём ни единой царапинки. На руке Олорина камень стал отливать красноватым светом, но огоньков-искорок в нём не появилось.

– Я забираю палантир с собой, – твёрдо сказал старец. – Он связан с камнем Аннуминоса и, возможно, поможет отыскать его в развалинах былой столицы Арнора... А вы, мои маленькие друзья, отправляйтесь-ка домой… Ваши родители не похвалят вас, если вы не успеете собрать свой гурт и вернуть его восвояси, – добавил он.

– Но ведь ты обещал! – возмутилась Лили. – Это было наше условие, вспомни: мы отдаём тебе камень, а ты берёшь нас с собой.

То ли отчаяние сестры, то ли какие-то неисповедимые пути его собственной судьбы неожиданно толкнули изнутри Лаилота, и он завопил:

– Ты никогда не сможешь найти палантир в развалинах города, пока Лилиэн не попросит его показаться!

В наступившей за этим тишине Лай соображал, сам ли он произнёс эти слова, или их прокричало небо?

В следующий момент хоббиты услышали страшный треск и, ещё не поняв, что происходит, были схвачены Олорином в охапку и отброшены к ближним кустам у подножия башни. Затем последовала ослепительная вспышка, ужасный грохот и нарастающий гул. Лили и Лай вскочили на ноги и, не оглядываясь, бросились через камни и бурелом по склону горы вниз, преследуемые облаком пыли и мелких осколков. Добежав до тайной тропы, они смогли укрыться за стеной её ограждения. И тут только они поняли, что башня обрушилась окончательно.

Откашливаясь, весь покрытый пылью и мелкими ссадинами, на тропе появился Олорин. Он хромал, тяжело опираясь на посох. Лили бросилась к нему.

– Как хорошо, что ты жив!.. А где камень?.. Спасибо, что спас нас!.. И как же тебя не завалило?.. – её благодарность перемежалась с недоумением. – …Вот видишь, нельзя нарушать своё слово, а то не минуешь беды! – подытожила она, стряхивая каменную пыль с плаща старика.

– А я думал, нельзя орать рядом с руинами, – всё ещё кашляя, прохрипел Олорин, укоризненно поглядывая в сторону Лая. – …Видно судьбе так угодно, – сказал он, отдышавшись, и похлопал по плечу подошедшего Лая, – что дни старой Амон Сул – Ветрогорной башни – сегодня подошли к концу… Ладно, – добавил он, – я возьму вас с собой в Аннуминос, хотя и думаю, что вы ещё об этом пожалеете.

Лили засветилась от счастья, а у Лая похолодело в животе…

 

 

Просмотров: 579 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/4 |
Всего комментариев: 1
0
1  
Автор: Продолжение книги на сайте http://www.fanfics.me/read.php?id=72296

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат ресурсу Tolkienists.Ru.
При копировании материалов сайта активная и индексируемая ссылка на ресурс Tolkienists.Ru обязательна.
Tolkienists.Ru©2008-2017
Счетчики:
Яндекс.Метрика Рейтинг Ролевых Ресурсов
Palantir Рейтинг@Mail.ru

Партнеры:
Связаться с нами:
Обратная связь

Оставить отзыв:
Гостевая книга
Оценить сайт
на xeanon.com



Все права на дизайн и оформление сайта принадлежат Администрации сайта.
Права на видеоматериалы, тексты статей и книг принадлежат их авторам и правообладателям, просьба их не нарушать.
При копировании любых материалов сайта работающая ссылка на Tolkienists.Ru обязательна!
Copyright Tolkienists.Ru © 2008-2017
Правила сайта Баннерообменник
Сайт оптимизирован под Mozilla и Opera
На сайте используется JavaScript, советуем разрешить этому ресурсу использовать его в настройках Вашего браузера для корректного отображения сайта
Кое-что об авторских правах